Разрешите своим детям выглядеть инопланетянами

Суббота, 9 июля 2011 г.
Просмотров: 2358
Подписаться на комментарии по RSS

Пирсинг, татуировка и зеленые волосы уже мало кого удивляют в двадцать первом веке, но по-прежнему привлекают внимание. На девушку с вызывающим внешним видом втихую пялится весь автобус. Проткнутая бровь, серьга под губой, лысая голова с прядями розовых волос - ей нравится быть в центре внимания.

- Вот ты поедешь сейчас домой, а мне одной тусоваться. Не знаю, когда смогу туда вернуться: разъяренная мамаша надоела, - жалуется девушка подруге, описывая очередной скандал с родителями из-за ее внешнего вида.

Неформальной пассажирке лет семнадцать, не больше. Она еще не встала на самостоятельную жизненную тропу, поэтому зависит от родительского мнения и приказов. Одновременно она не переросла юношеский максимализм, поэтому старается противостоять обществу и что-то доказывать, хотя бы своей внешностью. Есть вероятность, что она делает "назло": чем больше ей запрещать, тем больше ее будет тянуть к этому. Родители, не зная этого, сами толкают ребенка на выкрутасы.

В школе я всегда была отличницей и активисткой. Но перспектива быть "правильной зубрилкой" не радовала меня еще с начальных классов. Поэтому, дождавшись удобного момента, в седьмом классе я первой из сверстниц покрасила волосы (тогда это было очень рано). Цвет выбрала кричащий - бордовый: меня должны были замечать издалека. А опыта парикмахера не имела, поэтому краска легла неравномерно, да и не все пряди прокрасились. По сей причине на меня еще больше стали обращать внимание.

После восьмого класса я ездила на оздоровление в Италию по чернобыльской программе. Это было на руку моей индивидуальности: Западная Европа всегда на несколько шагов впереди в моде. Оттуда я привезла облегающие кожаные штаны и сапоги на высоченной платформе. В родном Краснополье меня начали называть "Страус в кожаных штанах" и все больше обсуждать.

О пирсинге я мечтала давно, но в Краснополье такого не делали, а итальянских хозяев смогла уговорить только на прокол ушей. Так я и это использовала! Еще в школе начала придумывать и самостоятельно делать оригинальные серьги: из каштанов, шишек, перьев, пуговиц, скрепок, булавок...

Учителя в школе давались диву, а моя мамочка делала вид, что не замечает. Правильный вид, понимаю я теперь (хотя он и тогда мне нравился). Ей было важнее как я питаюсь, не голодаю ли, не мерзну ли. Только однажды у нас была ссора из-за моих экспериментов.

После десятого класса я вернулась из санатория с "образцово" стриженными волосами, окрашенными в черно-синий цвет и с татуировкой! Мамочка только бросила: "Темный цвет тебя старит". И не разговаривала со мной несколько дней.

Я мечтала носить брекеты, так как считала их украшением, а не медицинским средством. Я выщипывала брови полосками, волнами, крючками, чтобы быть оригинальной. Я вешала серьги на ногти. Я разукрашивала гипс, и каждый день подбирала под него новые платочки-подвески под одежду (кстати, я семь раз что-нибудь себе ломала). Я переделала и перешила весь гардероб по собственным сумасшедшим эскизам. В ход пошли и мамины платья с молодости, и соседские ненужные вещи, которые мне сносили со всего двора. Иногда я напоминала инопланетянку, но про меня говорили по всей округе. Жанна Агузарова отдыхала.

Я так тщательно подбирала и гардероб, и туалеты, что события того времени и сейчас помню исключительно по тому, в чем была одета. Разговоры о былом с друзьями выглядят примерно так: "А помнишь, как мы ходили на Ивана Купалу, когда нам было 16? - Я была в бархатных штанах, розовой распашонке, в босоножках на каменной платформе и серьгах ниже плеч? Тогда помню!".

На школьный выпускной я сшила прозрачное короткое платье, купила модные тогда розовые очки и постриглась. С левой стороны у меня было черное каре, а с правой - белая стрижка. Краснополье было в шоке и долго обсуждало. А мамочка, как всегда, сделала замечание: "Эта черная половина тебя старит".

Знакомый парень в те времена украсил свою прическу двумя выбритыми полосками по контуру. Он был одним из самых "крутых" местных и самым завидным женихом. Назавтра он явился с исправленной прической, без полосок и без настроения - родители заставили свести "этот ужас". Я была в шоке: это просто волосы, просто полоски, которые зарастают через неделю! По мне, так это был террор. Потом выяснилось, что парень по ночам не является домой, пьет, ходит по девушкам и прогуливает уроки. А родители обратили внимание не на это, на прическу.

Я шокировала ветеранов своим видом, когда говорила приветственное слово от имени молодежи в День Победы на Кургане Славы. Я удивляла своей внешностью иностранные делегации, которые часто приезжали в наш район после Чернобыля. Я смущала даже могилевчан экспериментами над собой, когда ездила на областные олимпиады. Я возмутила весь район, когда на выпускном поднимала флаг на площади и получала золотую медаль из рук мэра. Я привела в ступор и приемную комиссию БГУ, когда приехала на вступительные экзамены.

Но именно меня приглашали приветствовать ветеранов, встречать иностранных гостей, я участвовала в областных олимпиадах, окончила школу с золотой медалью и поступила в БГУ. Я, с татуировкой, черно-белой асимметричной прической, потом лысая, розоволосая, разноцветная, зеленая, ярко-рыжая. Я красилась даже в "божью коровку". У меня была в этом потребность. Я так самовыражалась, старалась быть оригинальной, не похожей на остальных.

Когда я заявила подруге, такой же оригиналке, что собираюсь отрастить волосы, купить черные классические брюки, несколько блузок и носить жемчужины в ушах, она ужаснулась:

- Это не ты.

Это я. Просто у меня больше нет необходимости самовыражаться во внешности и что-то кому-то доказывать таким образом. Теперь я самодостаточная личность, с высшим образованием, счастливой семьей, любимой работой, дорогими друзьями и любимой матерью, которая дала мне тогда возможность искать себя.

Всему свое время. И когда девочка из автобуса переболеет "оригинальной внешностью" и протестными настроениями в этом возрасте, насладится неформатом, она сама отойдет от этого, когда подрастет. А нереализованные возможности могут возвращаться к нам в совершенно неподходящее время. Я выглядела бы очень смешно и нелепо сейчас с нарисованными на лице узорами гелевой ручкой и волосами в зеленке. Но в моем шкафу и сегодня лежит выпускное прозрачное платье, синие колготки и кожаные штаны - может, моим детям пригодятся.

Татьяна СОЛДАТЕНКО, 9 июля 2011 года.

Газета "Звязда", оригинал на белорусском языке: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=82532&idate=2011-07-09