Руководители ряда сельхозпредприятий заключали договоры с заведомо очень невыгодными условиями

Просмотров: 5124Комментарии: 0
НОВОСТИ

Факты, о которых сообщил «Звязде» председатель хозяйственного суда Гродненской области Валерий Костюкевич, не просто удивляют — шокируют. Неужели руководитель может заключить договор, предусматривающий заведомо невыгодные, даже кабальные условия для своего предприятия? Оказывается, подобные «фокусы» отнюдь не единичны, а в последнее время очень распространены. В результате — колоссальные финансовые потери. Причем это происходит в аграрном секторе, субъекты которого пользуются большой государственной поддержкой и часто жалуются на безденежье и долги.

«Золотое» ограждение

– Руководители ряда сельхозпредприятий подписывают с поставщиками той или иной продукции договоры на условиях завышенных штрафных санкций — это пеня и проценты за пользование чужими денежными средствами. В результате такой «деятельности» в прошлом году по области поставщики (а это, как правило, коммерческие структуры) взыскали 26 миллиардов рублей штрафных санкций. Это деньги, которые были потеряны для сельхозпредприятий, а также для бюджета, который оказывает значительную государственную поддержку аграрному комплексу, — отмечает Валерий Костюкевич.

Постановлением Нацбанка Беларуси определена ставка рефинансирования, которой и должны пользоваться субъекты хозяйствования при заключении договоров. На сегодняшний день это 30 процентов годовых. Однако сегодня подписываются договоры, где проценты за пользование чужими денежными средствами в 10, а то и в 20 раз превышают официальную ставку. Получается уже не 30, а 300 или даже 600 процентов годовых! И из этого расчета платятся штрафные санкции. В таких условиях даже незначительная просрочка с оплатой основного долга приводит к взысканию санкций, в несколько раз превышающих саму задолженность. В результате стоимость товара для предприятия возрастает в 3, 4, 5, а есть факты — и в 8 раз.

Например, совхоз «Порозовский» Свислочского района заключил с коммерческой структурой договор на установку ограждения. Цена вопроса — 18 миллионов рублей. Но на деле договором была предусмотрена огромная пеня за просрочку платежа, а проценты за пользование чужими деньгами в 20 раз превышали ставку рефинансирования Нацбанка. В результате штрафные санкции составили 70 миллионов рублей — это в 4 раза больше основного долга. Действительно «золотое» получилось ограждение...

Или вот как в СПК «Орля» Щучинского района «сотрудничали» с индивидуальным предпринимателем. Предусматривалось оказание услуг по ремонту и обслуживанию техники на 11,4 миллиона рублей, однако договор подписали на таких условиях пени и процентов за пользование чужими денежными средствами, что просрочка платежей стоила колхозу почти 59 миллионов рублей.

Нечто подобное случилось и в Слонимском районе. Жировичская сортоиспытательная станция договорилась с индивидуальным предпринимателем, что он выполнит работ на 1 миллион 250 тысяч рублей. Казалось бы, мелочь. Тем не менее своевременно станция не рассчиталась, а договор таков, что штрафные санкции составляют 11,2 миллиона рублей — в 9 раз больше основной задолженности. Кроме того, с должника взыскивают 1 миллион рублей расходов ИП по оплате юридических услуг и госпошлины при обращении в суд.

Кстати, после обращения поставщиков товаров в суд руководители некоторых хозяйств особо и не переживают за интересы своих предприятий, если эти интересы в бережном, эффективном расходовании финансовых средств. Что, как подчеркивается в президентской Директиве № 3, является главным фактором экономической безопасности государства. Например, СПК «Мижевичи» Слонимского района заключил с минской фирмой договор поставки трубы на 47 миллионов рублей. Причем этот договор, опять же, составили так, что после иска в суд о взыскании основного долга и санкций затраты хозяйства увеличились до 102 миллионов рублей. При этом ответчик не предоставил отзыв на иск, не ходатайствовал о снижении размера штрафных санкций, открытия примирительной процедуры, не направил своего представителя на судебное заседание. Интересно, чем же объясняется такое равнодушие?

Просчет или... личная выгода?

Валерий Костюкевич обращает внимание на пассивную позицию многих руководителей при заключении договоров:

– Подписал договор неправильно, но это не значит, что уже ничего нельзя сделать. Направь предложения своему контрагенту, поставляющему тебе товар. Мол, я ошибся при подписании договора, давай внесем изменения! Не соглашается партнер по сделке — иди в суд. Есть такая форма судебной защиты, как рассмотрение заявления об изменениях в договоре. Суд оценит этот договор и своим решением приведет его в соответствие с законом. А что касается пени, то ее уплата законодательством вообще не предусмотрена, это чисто договорная ответственность, которую можно вообще исключить. И тут не надо быть большим юристом. Нужно просто читать проект договора, и если что-то не нравится, писать в протоколе разногласий об исключении или изменении тех или иных пунктов.

– Но почему же это не делается? Не стоит же поставщик товара или исполнитель услуг с дубинкой у руководителя предприятия, принуждая его к заключению сделки на заведомо невыгодных для этого предприятия условиях.

– С этой проблемой мы сталкиваемся не первый год, но она приобретает все больший масштаб, становится уже какой-то системой. И это, насколько я знаю, касается аграрного сектора не только Гродненщины, а всей страны. Причем вышеупомянутая цифра — 26 миллиардов штрафных санкций — это лишь, так сказать, вершина айсберга. Во-первых, если бы суд не уменьшал эти санкции, то было бы не 26, а, может, 100 миллиардов рублей. А во-вторых, мы видим только то, с чем обратились в суд. В действительности сделок, при которых руководители подписывают невыгодные для своих предприятий договоры, раз в пять больше. Я не следователь, не прокурор. Но, на мой взгляд, здесь есть какой-то умысел. Вероятно, что миллионы рублей, которые теряет предприятие, перекачиваются коммерческим структурам, обналичиваются и делятся конкретными лицами.

– Какие же меры предпринимают местные власти?

– В прошлом году Гродненский облисполком дал соответствующие поручения, чтобы все эти договоры, заключаемые сельхозпредприятиями, где нет юрисконсультов, проверялись на соответствие законодательству и визировались в районных управлениях по сельскому хозяйству и продовольствию. Кроме того, хозяйственный суд Гродненской области в прошлом году и уже в текущем году направил более 80 соответствующих сообщений на предприятия и в райисполкомы. Ответы получаем, но не видим никаких радикальных шагов, никто пальцем не пошевелил. Неужели эти санкции, предъявляемые предприятиям, их руководителей устраивают?

А тем временем Валерию Костюкевичу звонит главный бухгалтер сельхозпредприятия: «Помогите выплатить зарплату!». Теперь судебный исполнитель предъявляет в банк платежное требование о бесспорном списании денег со счета этого СПК по иску, который связан с неисполнением договора. Почему подписали этот кабальный договор? Главный бухгалтер отвечает, что руководитель предприятия сам такие договоры подписывает, а она их не видит. Но почему же тогда не руководитель заботится о зарплате работников? Может, если он подписал заведомо невыгодный для своего предприятия договор, то пусть снимает с личного счета деньги и платит своим работникам?

Валерий Костюкевич сообщил, что сейчас к этой проблеме подключились правоохранительные органы, вскоре она будет рассмотрена на заседании Гродненского облисполкома...

Борис Прокопчик, 23 марта 2013 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=110066&idate=2013-03-23