Поиск кладов и сокровищ как профессия

Среда, 3 марта 2010 г.
Просмотров: 9113
Подписаться на комментарии по RSS

Думалось, что поисками сокровищ люди занимаются в свободное от работы время. Для человека эта забава или хобби, а оказалось, что поиск сокровищ стал профессией. С наступлением весны «в поле» выходят сотни тех, кто надеется на удачу. Сокровищемания, как картежничество или любая другая азартная игра, затягивает многих, и они верят, что им обязательно повезет.

Случайно встретился со знакомым, которого не видел лет 10. Олегу В. под сорок, но он все такой же резвый и коммуникабельный, как и раньше. Холост, живет с матерью, а на вопрос насчет работы ответил: «Ищу сокровища» и пригласил к себе посмотреть на найденное во время полевых экспедиций. При этом он подчеркнул, что с «черными копателями» он и его коллеги по поискам ничего общего не имеют. Могилы они обходят, оружие, даже патроны, не поднимают (чтобы не иметь проблем с законом), на местах замков, курганов и территориях памятников архитектуры также не копают — они «белые копатели».

В комнате Олега на шкафу фуражки и ржавые каски, много всякой мелочи и хлама, а на самом видном месте металлоискатель и лопата. Последняя стоит 180 тысяч и это привезено, якобы, из Германии.

Олег включил компьютер и показал фотографии. На некоторых было такое количество машин, что тусовку искателей сокровищ можно принять за праздник, на который съехались люди из разных регионов. Этот момент прежде всего привлек мое внимание.

Искатели сокровищ

Свою деятельность сокровищеискатели не рекламируют и стараются держаться в тени. Но среди тех, с кем мне пришлось встречаться, существуют две категории. К первой можно отнести людей, у которых не сложилась жизнь — распалась семья, нет работы и денег в кармане. Неудачники-мечтатели, которые надеются, что счастье им улыбнется кувшинчиком с золотыми монетками. Среди этой группы есть люди немолодые — уже и до пенсии рукой подать, а все еще ходят с металлоискателем, будто саперы на минном поле.

А другую категорию составляют люди, которые твердо стоят на земле — они устроились в жизни. Предприниматель, отставник, человек, который занимает в обществе некоторую нишу, в свободное время ищет клад. Что его толкает на это? Наверняка, азарт, вера в свою звезду — а вдруг…

На всех сокровищ не хватит, но каждый думает, что его сокровище где-то лежит, всего на штык от поверхности.

Монеты, перстни, пуговицы…

Знакомый показывал откопанные трофеи, и если я на что-то обращал внимание, называл цену. Небольшая серебряная монетка времен Великого княжества (1549 г.) имела цену в 20 тысяч. Цена не очень, но какая ценность той монеты? Были стоимостью в 15 долларов, и в 5.

Олег хотел что-то продать, да и раз за разом повторял, что с продаж он и живет.

Все старинные вещи вызывают интерес — есть в них притягательная сила. За каждой такой вещью стоит человек, которого отделяют от нас столетия.

Вот с десяток обручальных колец — медные и бронзовые, которые носили небогатые люди. На чьих пальцах были эти кольца, кто их потерял?

В небольшой коробочке лежат пуговицы. Разнокалиберные, с орлами и вензелями, а то и совсем чистые, они когда-то украшали мундиры, камзолы и ливреи. А одна пуговица-горошина, по словам Олега, будто относится ко временам Киевской Руси.

Металлические элементы оружия, разные пряжки, наперстки… и большое количество медных монет. Безусловно, все это имеет историко-культурную ценность, но богатым на этих вещах не станешь.

— На балконе у меня стоят два ведра с топорами, подковами и разным кузнечеством, — говорит хозяин, но меня интересует другое.

— А где золото? Неужели только эта бронзовая мелочь?

— Мой коллега нашел золотое кольцо, — и Олег снова включил компьютер.

На фотографии был тоненькое женское кольцо в несколько граммов. Небогато.

— А место для поиска как определяется?

— На Беларуси уже все перекопано, т. к. каждый сегодня может купить прибор и искать навскидку. Я же выбираю место по старым картам. Например, указано, что некогда на этом месте стоял фольварок или замок, а сегодня тут чистое поле, вот и приходится вычислять место по камням с фундамента или другим приметам и затем браться за металлоискатель.

— Какие места наиболее привлекают искателей?

— Прежде всего старинные города и их окрестности. В прошлом году многие из этих вещей удалось найти под Клецком и Несвижем.

— Конкуренты донимают?

— Я работаю вместе с одним серьезным человеком. У него есть автомобиль, поэтому вместе и ездим. В полевых условиях лучше работать с напарником, так как, случается, что подходят разные люди и интересуются. Что касается конкурентов, то тут отношения, как правило, нейтральные. Мы знаем друг друга в лицо, бывает, встречаемся на некоторых тусовках, и тут особых проблем нету. Чужаков у нас не любят.

Я предложил Олегу сфотографироваться, но он был категоричен: «Ни в коем случае, и чтобы моя фамилия не фигурировала».

Пусть так и будет.

И все же бывает, что случается удача. Вот что рассказал знакомый искатель сокровищ из-под Минска.

— Лет восемнадцать назад в нашем городе только у меня был металлоискатель. Однажды двое мужчин предложили мне сделку. Они покажут место, которое надо обследовать, и если там что-то будет найдено, то я получу 10% от стоимости этой вещи. Внимательно, метр за метром, я прощупал территорию и нашел золотую пластину с драгоценными камнями. За это я получил 5 тысяч долларов, и мы разошлись — все были довольны.

Но богатым знакомый не стал. На те доллары купил однокомнатную квартиру (тогда цены на квартиры были низкие) и снова стал бедным. Во всяком случае при последней встрече просил денег на электричку.

Только не все искатели настроены на клад. Вот предприниматель из Ляхович мечтает найти подвал с вином, который, по его мнению, был во время Первой мировой войны недалеко от райцентра, на немецких позициях. В этих местах линия фронта была прочной на протяжении нескольких лет, поэтому предприниматель уверен, что на складах с разной амуницией хранилось и вино, завезенное из Европы под Ляховичи.

Я не знаю, есть ли тут правда, но эту тему мы обсуждали и даже имели намерения сделать совместный выезд на бывшую линию фронта.

Не получилось, а может, и без меня все случилось.

Клад — как лотерея

Найти богатый клад — большая удача. Многие ищут ценности в земле или в стенах зданий. И они там могут быть, если владельцы того золота все продумали и у них было время, чтобы подобрать место, выбрать в стене нишу и замуровать ее. Но во время внезапного нашествия или нападения хозяин мог собрать все ценное в тряпку или в жестянку и кинуть в колодец или даже в туалет — надежное место, кстати. И никому в голову не придет, что там может быть клад.

Чтобы найти клад, одни прикладывают большие усилия. Вспомним золото Шлимана. Сколько у человека было упорства, уверенности, и какой надо было провести объем работы, чтобы доказать, что Троя существовала. А другим золото само идет в руки.

В Кобринском военно-историческом музее есть клад, который случайно нашли во время строительства. Массивные золотые цепочки длинной в полтора метра, золотые карманные часы и другие ювелирные изделия, очевидно, принадлежали богатой еврейской семье, но с приходом нацистов эти ценности пришлось спрятать.

Большое количество золотых монет нашли две женщины из Баранович — подчищали траншею и откопали. Шумное было дело. Те монеты женщины поделили между собой.

Одна из них не была замужем и с любовниками рассчитывалась монетами. Но счастье это недолго длилось, т.к. в роли кавалера выступил оперативник. Женщину задержали, и она рассказала, как было. Но напарница по кладу все отрицала — золото не отдала и была осуждена. Вернулась в семью, кажется, через 6 лет.

Приезжал в Барановичи и один поляк, который заявил властям, что знает, где его бывший хозяин спрятал богатый клад. Много тогда земли перевернули, почти в центре города, но ничего не нашли.

Поиск сокровищ имеет сходство с игрой в лотерею. Один покупает билеты всю жизнь и ничего не выигрывает, а другой купил и… А еще не стоит забывать, что все сокровища, где бы они ни были спрятаны, принадлежат государству и каждый, кто нашел клад, обязан… Но делиться золотом и серебром жалко…

Семен СВИСТУНОВИЧ, газета "Звязда", 3 марта 2010 года.

Оригинал: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=54231&idate=2010-03-03

Еще по теме: замдиректора Института истории НАН Беларуси Вадим Лакиз: «Происходит грабеж памятников археологии».