Смольня — место первого знакомства Купалы и Коласа

Вторник, 14 августа 2012 г.
Просмотров: 3553
Подписаться на комментарии по RSS

Здесь можно однажды встретиться, чтобы потом быть вместе — в жизни и мыслях, в делах. Как Купала и Колас — в литературе. Навсегда вместе. Даже юбилей их нынешний — не разделишь. А все потому…

Купала пешком из Столбцов шел в Смольню к человеку, которого до сих пор не видел. Специально шел: было о чем поговорить людям, которые создавали литературу, которой отдельно словно и не было, как не было в то время отдельной страны у того народа, от имени которого они говорили. Они оба были молоды, Купале как раз недавно исполнилось тридцать лет. Им было о чем поговорить: только ли в творчестве они единомышленники? И вот есть возможность встретиться — Колас в это время живет в Смольне, у родственников. Было это 100 лет назад, но до сих пор хочется понять: что связало этих казалось бы разных людей — крестьянина и дворянина по происхождению? Почему даже если творцов уже нет, в нашем сознании они существуют одинаково равными и вместе?

в Смольне

Деревня Смольня — от слова «смола». Когда-то здесь неподалеку в лесу была смолокурня. Это первая собственная хата в семье Мицкевичей. Все время они жили в казенных лесничествах — в Акинчицах, Альбуть, Ластоке. Это были радзивилловские лесные сторожки, кто служил у пана — тот и жил в домах. Но в 1910 году, когда Якуб Колас сидел в минском остроге за организацию нелегального съезда учителей, деревня Николаевщина, где проживала семья после смерти отца Михаила Казимировича (мама Якуба Коласа, его братья и сестры), сгорела в большом пожаре — 300 дворов были уничтожены дотла. Пришлось дяде Антосю (о нем мы знаем из поэмы «Новая земля»), который взял заботы о семье после смерти брата, купить дом. В верховьях Немана, в деревне Ерши продавалась церковноприходская школа на два класса. Дядя Антось дешево купил здание и не потратился даже на перевозку в Смольню: Ерши на Немане стоят и тут Неман протекает. Он из бревен связал плот и приплыл к месту.

- Колос здесь бывал не часто, наездами, — рассказывает Георгий Мицкевич, старший научный сотрудник музея Якуба Коласа, родственник писателя, который родился в этом доме. — Он работал учителем на Полесье, а на летние каникулы приезжал навестить мать, дядю Антося, братьев, сестер, которые здесь жили. Дом был на две половины. Одна жилая, а другая половина была нежилой. Обычно Колас в ней и жил: ему никто не мешал, он мог всю ночь читать, писать. И он никому из семьи не мешал спать. Здесь было приятно посидеть: стоял сундучок с сальцем, можно было полакомиться в любое время.

45 лет назад здесь был создан музей — один из филиалов мемориального музея Якуба Коласа. В доме и сейчас находятся различные вещи, связанные с бытом семьи. Многие из предметов сделаны руками дяди Антося. Например, кадки он сделал своим племянницам, чтобы собирали приданое: свитки полотна, лучшую обувь, одежду складывали. Но есть тут и книжки, которые привозил Колос. Некоторые из тех, которыми пользовался писатель, лежат в сундучке… Помещение, где удобно было проводить время Коласу, просторное — гостей принимать можно было…

И Купала пришел. Из воспоминаний Якуба Коласа о первой встрече с Янкой Купалой:

«Обстоятельства моей жизни складывались так, что я не мог поехать к Янке Купале, чтобы встретиться с ним наедине. Поехать как к другу, которого я глубоко полюбил за его произведения. Я был под неусыпным оком полиции. Моя первая непосредственная встреча с Янкой Купалой состоялась только летом 1912, почти через год после моего освобождения из тюрьмы. Об этой встрече мне не раз приходилось говорить. Но она такая светлая, радостная, такая яркая и живая в моей памяти, что и сейчас хочется сказать о ней несколько слов. Я жил у своих родных на Немане, в полутора километрах от Николаевщины. Как раз на эти дни я был в деревне у одного из своих приятелей. И вдруг прибегает одна из сестер, взволнованная, уставшая от быстрой ходьбы, и сразу с жаром сказала: "К тебе пришел Янка Купала!" Эти слова сильно поразили меня, я сейчас же простился с приятелем и быстро направился к дому на встречу с поэтом, которого я знал давно, но ни разу еще не видел, которого так сильно хотелось увидеть. Купала сидел за столом, увидев меня на пороге дома, он не спеша поднялся с места, и направился навстречу мне. Добродушная улыбка, ясное молодое лицо, веселые светло-карие глаза с едва уловимой хитринкой — таков был в моих глазах Янка Купала. Такой живет он и по сей день в самом заветном уголке моей памяти…»

Они беседовали за столом весь вечер до полуночи, по-мужски, за рюмкой. Ночевали на сеновале. Наутро пошли в Новый Свержень. И все встречи не обходились без рюмки…

- Это была очень важная встреча, потому что она положила прочные основания их чистой, сердечной, хорошей дружбе, которую они пронесли через всю жизнь, — отметила Зинаида Комаровская, директор музея Якуба Коласа.

- В истории каждого народа есть фигуры, которые для него очень важны. Но для нас, белорусов, без преувеличения, две главные фигуры в нашей истории — Янка Купала и Якуб Колас, — поддержала Елена Лешкович, директор музея Янки Купалы. — Их объединяет очень много общего. Потому что родились они в один год, почти одновременно пришли в литературу. И когда они встретились впервые, то Янка Купала был уже автором первого сборника «Жалейка», автором второго сборника «Гусляр». Якуб Колас также был знаменитым автором: вышли «Песни печали», «Новая земля». Но прежде всего, мне кажется, это были очень хорошие люди. И именно благодаря этому всю свою жизнь дружили.

Их дружба оборвалась в 1942 году, когда Янка Купала трагически погиб. Но Якуб Колас не оставил жену Янки Купалы — их дружба продолжалась еще долгие годы. Жена Янки Купалы Владислава Францевна Луцевич была первым директором Купаловского музея. И Якуб Колас помогал ей в том числе и в создании этого музея.

Михась Константинович Мицкевич

Михась Константинович Мицкевич, который является сегодня свидетелем дружбы двух легендарных личностей, вспоминает:

- Купала был в нашем доме часто, и мы бывали у него в гостях. Много чего было интересного в их отношениях, о чем я рассказал в воспоминаниях. Купала был очень деликатный человек, знатный, всегда с добродушным выражением лица. Он всегда, когда приходил к нам, что-то приносил — какой-нибудь подарок мне. Как-то подарил два шикарных альбома животного мира. А мы с отцом заходили к нему, когда ходили в баню Поплавского — напротив дома Купалы. Из бани выходили — и к нему. У Купалы была целая коллекция глиняных черепков, целая куча камешков, которые он, видимо, привозил с моря. И мне доставалось. Они проводили время обычно вдвоем: играли в шахматы, обсуждали свои вопросы. Конечно, малышам не позволено было ползать рядом, слушать, о чем говорят взрослые. Но был случай, когда однажды пришел учитель из школы и сказал, что сын Коласа Юрка распевает непристойные песни. У нас дома никто таких песен не пел. Стали разбираться, в чем дело и что это за песни. Песня была: «Дайте мне за рубль с полтиной девицу с огоньком». Стали выяснять, откуда взялась — оказывается, Купала, когда играл в шахматы, напевал эту песню, а малый подхватил и понес в школу… В 1931 году, когда было страшное наводнение, вышла Свислочь из берегов и затопила дом Купалы, он с женой переехал к нам. Недели три они жили у нас дома, пока следы воды оставались у него в доме. А как пришел 1941 год, то мы заехали на день в Левки, когда убегали из Минска, а оттуда добирались до Москвы. Потом из Москвы в Клязьму, где жил брат матери. После Купала туда поехал, иногда ночевал там. Далее мы отбыли в Ташкент. Последний раз Купала и Колас встретились в Казани на сессии Академии наук. Это была последняя их встреча и последняя фотография. На смерть Янки Купалы Колос откликнулся стихами. А потом, когда приехал в разрушенный послевоенный Минск, увидел: нет ни дома Купалы, ни сада его, стоит только сухой тополь. Думал, что и тополь погиб. Но весной он распустился, раскрылись листья, дерево оказалось живым.

Они делали посвящения друг другу. А в этом году Беларусь делает посвящение им — двум своим первым народным поэтам. Слово «народные» — отнюдь не формальное. Об интересе к творцам свидетельствуют посещения музеев: около 15 тысяч за год по всем объектам. А в этом году, например, число посетителей музея Якуба Коласа и 4 филиалов (мемориальных усадеб) увеличилось в полтора раза. Открытие мемориального знака в Смольне в честь первой встречи Купалы и Коласа, по мнению заместителя председателя Столбцовского райисполкома Владимира Шестеля, будет способствовать тому, что еще больше туристов приедет на Столбцовщину, чтобы посетить музей Якуба Коласа. Действительно, летом люди более охотно посещают именно усадьбы: здесь красиво, живописные уголки, разработан маршрут «Путь Коласа» с интересными деревянными скульптурными композициями по «Новой земле». И ехать просто — немного свернуть с брестской трассы. Кстати, этим особенно пользуются группы с иностранными туристами, которым, оказывается, интересно знать, о чем и почему писали белорусские писатели. Но сотрудникам музея особенно приятно отмечать, что больше становится именно семейных посетителей. Папы и мамы, которые когда-то приходили в музей, сейчас приводят своих детей. А это самое важное для того, чтобы жила память о двух первых народных поэтах Беларуси — больших людей и больших друзей.

Лариса Тимошик, 14 августа 2012 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=101401&idate=2012-08-14

Еще по теме: однодневная экскурсия по литературным местам Якуба Коласа.

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)