Три человека с фамилией Сиротка в судьбе Несвижского замка

Вторник, 12 августа 2014 г.
Просмотров: 1397
Подписаться на комментарии по RSS

Загадки Несвижского замка разгадаем вместе

К судьбе Несвижского замка непосредственное отношение имеют сразу три человека с фамилией Сиротка.

Роковой комиссар

В нынешней популярной литературе существует мнение, версия, легенда — считайте как пожелаете — по поводу событий, которые происходили в Несвижском замке 17 сентября 1939 года. Тогда войска Красной Армии проводили операцию по присоединению Западной Белоруссии, которая на то время находилась под властью Польши, к Советской Беларуси.

Последним официальным, семнадцатым, несвижским ординатом с начала 1936 года до осени 1939-го был младший сын Ежи Фредерика Альбрехта Радзивилла Левон (Леан, Леон) Владислав Радзивилл. Леон родился 22 февраля 1888 года в Потсдаме. После окончания в 1909 году Императорского Пажеского корпуса стал служить в лейб-гвардии российского Преображенского полка. Когда началась Первая мировая война, оказался в Генеральном штабе русской императорской армии, получил орден Святого Станислава. После Октябрьской революции служил в польской армии. В 1920 году князь оказался во французской военной миссии. За успехи был отмечен польским орденом «Virtuty Military». Вскоре Леон оставил военную службу и с 1935 года жил в Несвижском замке.

В середине июля 1939 года сейм Речи Посполитой решил устранить все ординации. Не обошло это решение и Несвиж. Именно Леона в ночь на 18 сентября 1939 года разбудил в Несвижском замке телефонный звонок советского комиссара с фамилией Сиротка. В свои права вступало новое, советское руководство бывшими западно-белорусскими землями. Ясное дело, замок не мог принадлежать князьям. Князь оказался в тюрьмах НКВД сначала в Минске, потом в Москве, затем уехал за границу, жил в Лондоне, после войны — в Париже, где и умер 8 апреля 1959 года.

Именно с 18 сентября 1939 года начинается та загадочная история, которую до сих пор не могут документально подтвердить ее сторонники, так же, как не способны фактами опровергнуть те, кто сомневается. Дело в фамилии советского комиссара — Сиротка. Мои усилия выяснить судьбу этого человека не дали результатов.

Поэтому я обращаюсь к вам, уважаемые краеведы: может, где встречалась вам эта фамилия, возможно, где-нибудь сохранились сведения об этом человеке. Давайте вместе допишем неизвестную страницу из истории Несвижского замка, из нашей истории.

А что касается замка и тех событий, то это была действительно ирония судьбы. Когда-то князь Николай Христофор Радзивилл по прозвищу Сиротка (2.8.1549 — 28.2.1616) начинал создавать славу и честь Несвижа. Он был основателем несвижской линии Радзивиллов, которая угасла со смертью в 1813 году Доминика Иеронима.

Князь-пилигрим

В свои 20 лет Николай Христофор получил звание маршалка надворного, а через 10 лет стал маршалком великим литовским. Даже писатель из него получился неплохой. В 1582 году Николай поехал в Италию, чтобы оттуда совершить паломничество в Иерусалим. Ему удалось побывать на Кипре, в Сирии, Палестине, Египте. По дороге вел дневник, который до сих пор не утратил своей исторической и художественной ценности. Под названием «Перегринация» дневник был переведен на многие европейские языки и издан около 20 раз.

В этом паломничестве князя сопровождал гайдук, судьба которого оказалась также необычной. Когда тот неожиданно умер, князь приказал похоронить его в том самом подвале под Фарным костелом в Несвиже, где почивали сами Радзивиллы. Так и ушли в вечность князь Николай Христофор Радзивилл Сиротка и его верный гайдук, имя которого, к сожалению, история до наших дней не сохранила. Еще один клубок, распутать который сегодня чрезвычайно трудно, а пожалуй, и невозможно. Кстати, сам князь похоронить себя завещал в сером плаще пилигрима, так как считал, что человек на земле — пилигрим и все мы — пилигримы.

8 мая 1583 года Николай Христофор Радзивилл Сиротка, сын Николая Радзивилла Черного, который был первым несвижским князем, заложил в Несвиже фундамент нового замка. Строительство закончилось в 1599 году. Замок имел шикарные ворота, башню с часами. В нем было 106 комнат и залов, позже появилась часовня и театр. Не каждый польский и великолитовский магнат имел такие покои. Но — какой род, такой и дворец. Недаром Сиротка говорил: «Радзивиллом я буду, хоть никакой должности не получу, достаточно мне и на том».

В 1586 году вместе с братьями Станиславом и Альбрехтом Николай Радзивилл Сиротка на основе Несвижского княжества создал Несвижскую ординацию и стал первым олыцким и несвижским ординатом. По тогдашним правилам, права на ординацию передавались «по мечу» — старшему сыну, а потом старшему представителю рода Радзивиллов по мужской линии; женщины не имели права на ординацию (хотя в реальной жизни бывало по-разному). Одновременно были созданы Клецкая и Олыцкая ординации. Отличие ординаций заключалась в том, что владения их нельзя было делить. Это обеспечивало их мощь и влияло на вес и значимость рода в европейской политике. В состав Несвижской ординации вошел и Мир — как отдельное графство. Радзивиллы владели Миром и его окрестностями около 230 лет. Впрочем, в их владении находился не только Мир, но и 23 замка, 426 городов и местечек, 2032 имения, 10053 села. Среди представителей рода были кардинал, королева, 3 епископа, 37 воевод, 22 канцлера, более 40 сенаторов, гетманы и др. Через 12 династических браков они были породнены с господствующими домами Европы. Разве трудно поверить, что Радзивиллы — действительно некоронованные короли?

При Сиротке Несвиж приобрел свой собственный герб. По ходатайству князя король польский и великий князь литовский Стефан Баторий в 1586 году издал привилегию. Как свидетельствует Владислав Сырокомля, «с одной стороны на щите половина черного орла, рассеченного вдоль, с целой головой, а с другой стороны — десять косых полос голубого, красного и желтого цвета, попеременно раскрашенных».

Для обустройства своих имений на европейский манер Сиротка приглашал известных мастеров из-за рубежа. В 1586 году в Несвиж приехал знаменитый итальянский архитектор Ян (Джованни) Мария Бернардони (1541 — 1605). До этого три года работал в Люблине. На белорусской земле он оставил свой ценный архитектурный автограф. Около 13 лет отдал упорядочению Несвижа, дворца в Мирском замке. Но главным делом его пребывания в Несвиже стало строительство костела иезуитов и коллегиума. В 1993 году в парке около замка был установлен бюст Бернардони.

В 1597 году по приглашению Сиротки в Несвиже появился мастер литейного дела, немец Герман Мольцфельд. Он устроил здесь работу людвисарни — литейного двора, который выпускал знаменитые радзивилловские пушки (их известно восемь) с чудаковатыми названиями: «Саламандра», «Крокодил», «Сова», «Попугай» и др. На их стволе отливались изображения Радзивилловского герба, имя князя, надписи, объясняющие смысл названия, например: «Сова. Катастрофу предсказываю каждому, кто появится как разрушитель». Кроме того, этот же мастер-людвисар производил прекрасной красоты ажурные часовые колокола. В истории известны три изделия Мольцфельда. В 1598 году два колокола были отлиты для замковых часов в Несвиже и один для Мира.

интерьер Несвижского замка

В сентябре 1939 года, когда хозяином Несвижа был Лев (Леан, Левон, Леон) Радзивилл, Красная Армия перешла границу с Польшей, начался освободительный поход на западно-белорусские земли. Пришлось изменить свою судьбу и обитателям Несвижского замка.

Партийный секретарь

Парадоксы истории имеют способность повторяться. Князь Николай Христофор Радзивилл Сиротка положил свою жизнь на возвеличивание Несвижа и замка. А через 356 лет советский комиссар Сиротка приложил руку к тому, чтобы Несвиж перестал быть некоронованной столицей, чтобы память о некоронованных королях Радзивиллах была уничтожена. В этой связи вспоминается судьба династии русских царей Романовых. Первый из них, Михаил Романов, прибыл в Москву в царском статусе из Ипатьевской обители. Через 300 лет последний российский император из рода Романовых Николай II вместе с семьей был замучен в доме Ипатьева в Екатеринбурге. Пути истории непредсказуемы...

Но вернемся к Несвижу. Загадок в его истории не меньше. Оказывается, к судьбе замка имел непосредственное отношение еще один Сиротка. На этот раз партийный работник начала 40-х годов прошлого века.

Как ни странно, после присоединения Западной Беларуси замок долгое время пустовал, не находилось ему никакого места в новой советской истории. И только 5 июля 1940 года бюро ЦК КП(б)Б приняло постановление «Об использовании здания и имущества б. замка Радзивилла», согласно которому было признано нецелесообразным организовывать музей в замке, а его имущество раздать: библиотеку и архив — Академии наук, художественные произведения, в том числе коллекцию слуцких поясов, — Управлению по делам искусств при СНК БССР для Республиканской художественной галереи, коллекцию оружия и часть рыцарских доспехов — историческому музею, а другую их часть — киностудии, коллекцию охотничьего зала — музею Беловежского государственного заповедника, все костюмы — Театру оперы и балета и киностудии, все другое имущество реализовать через государственную торговлю. Лошадей решено передать районным организациям Несвижского и Клецкого районов за исключением племенных лошадей, которых нужно было передать одной из государственных конюшен. Здание бывшего замка решено передать НКВД БССР для развертывания автодорожного техникума. Для выполнения этого решения была создана комиссия, в которую вошли комиссар замка Красник, начальник Управления по делам искусств Азирский и секретарь Несвижского райкома партии Сиротка. Но само решение Бюро ЦК КП(б)Б не имело юридической силы без его одобрения в Москве. Поэтому в постановлении есть пункт, где записано: «просить ЦК ВКП(б) утвердить решение».

Вот как. Оказывается, история не оставляла Несвижский замок без участия в его судьбе Сироток.

Теперь остается выяснить судьбу третьего из них — несвижского партийного секретаря Сиротки. И я снова хочу обратиться к краеведам: давайте попробуем вместе написать биографию этого человека, проследить его отношение к судьбе Несвижского замка. Сообщения и мнения можно направлять в редакцию или непосредственно автору.

К слову. Оказалось, что принять постановление было гораздо проще, чем его выполнить. 28 октября 1940 года секретарь Барановичского обкома КП(б)Б Тур (тогда Несвижский район входил в состав Барановичской области) обратился с письмом в ЦК КП(б)Б. Обком беспокоился тем, что «до сего времени бывший замок Радзивила в гор. Несвиже нашей области никем не занимается. Вследствие этого здание не отапливается и начинает приходить в негодное состояние». В связи с этим Барановичский обком партии просил «либо передать указанное выше здание Республиканскому наркомату, либо передать его Барановичскому Облисполкому для использования под учебное заведение по нашему усмотрению».

Анатолий Бутевич, заместитель председателя Белорусского фонда культуры, 12 августа 2014 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zviazda.by/2014/08/48323.html

Еще по теме:

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)