Погасшие звездочки Отечества: Каменец и Каменецкий район

Четверг, 2 октября 2008 г.
Просмотров: 4205
Подписаться на комментарии по RSS

Из недавних знакомств с опытными историками и краеведами поразила встреча с московским писателем и коллекционером Кириллом Соколом. Он — автор многих книг. И среди них — просто уникальный каталог «Монументальные памятники Российской империи». Богатое точными данными, с множеством фотографий конца XIX — начала ХХ века, издание открыло для меня и такую вот «каменецкую» информацию: «В местечке Каменец Брестского уезда Гродненской губернии существовал памятник на месте древней церкви. Это был крест на постаменте, украшенном иконой. Над памятником — каменная беседка на четырех столбах...» И рядом с текстом — четкий снимок.

Всматриваясь в образ памятника, я задумался о величии истории Каменетчины, о том, что с Каменцом, его окрестностями связаны многие и многие яркие личности. Было время, когда оставались они, считай, в тени.

Если бы мы отправились из Каменца в сторону известных Каменюков, то, наверное, заглянули бы в Рожковку. Когда-то это поселение называлось Рожанка. И принадлежало отцу писателя Ипатия Поцея. Родился будущий литератор в 1541 году. После ранней смерти отца мальчика отдали под опеку Николая Радзивилла Черного. Получив прекрасное образование, Поцей начал работать секретарем у своего опекуна. Перешел в кальвинизм. По тому времени многие магнаты придерживались протестантской веры. А в 1574 году Ипатий Поцей переходит в православие. Знакомство с тогдашними архивными документами свидетельствует: наш знаменитый соотечественник вместе с другими авторитетными лицами подписал Люблинскую унию. Ипатий Поцей — основатель Брестского братства. Как талантливый оратор он оставил большое количество проповедей. Автор полемического произведения «Уния». Широкий резонанс имела «Гармония» Ипатия Поцея. Умер наш земляк в 1613 году. Похоронен во Владимире-Волынском.

Деревня Радость (прежнее название Еленский бор) в Каменецком районе — родина просветителя, публициста, писателя Мартина Матушевича. Получив образование в учебных заведениях иезуитов в Каменце, Бресте, Дрогичине, Варшаве, Матушевич успешно продвигался по служебной лестнице. Был писарем, занимал должность брестско-литовского подстольника. Через некоторое время становится стольником. А с 1765 года занимает должность земского судьи в Бресте. Заботы его простирались на дальние и близкие окрестности. А деревня Рясна, которая ранее принадлежала Сапегам, стала собственностью Матушевичей. Сюда и переехала семья писателя. Основную часть литературных достояний земского судьи составляют мемуары. С ними можно познакомиться и в переводе на белорусский язык — «Диариуш моей жизни» напечатан в журнале «Наследие» в трех номерах за 1996 и 1997 годы. Чем интересны сегодня мемуары, охватывающие упоминания о 1714-1764 годах? Мартин Матушевич, описывая жизнедеятельность магнатов Великого княжества Литовского, достаточно искренне и правдиво вырисовывает своих персонажей — Людвика Поцея, Михаила Чарторийского и других. Именитые хозяева, высокие государственные мужи предстали со страниц «Диариуша...» скандалистами, пьяницами, авантюристами. Говорит автор, например, о принципах, согласно которым живет брестский подкоморный Людвик Поцей: «Если в меня кинуть камнем, я его спрячу, бросить вторым, третим — я их тоже спрячу, но когда придет время, то, бросив сразу три камня, обязательно попаду в своего противника». Известен Мартин Матушевич и как переводчик сатиров античного поэта Горация.

В 1744 году в Каменце родился публицист и политический деятель Михаил Карпович. Взгляды нашего соотечественника определялись по тому времени радикальным демократизмом. Просветитель одним из первых в Беларуси выступил с критикой крестьянского гнета, предложил открыть кассы помощи крестьянам для развития их хозяйства. Как литератор М. Карпович известен авторством двухтомных «Сказаний» (1776-1778 гг.).

Литературно-художественная биография Каменетчины — судьбы ее уроженцев писателей, поэтов Плакида Янковского (родился в 1810 году), Эдварда Пузыны (1878 год), Всеволода Игнатовского (1881 год), Владимира Стельмаха (1910)... Из наших современников — академик Национальной академии наук Беларуси литературовед Владимир Гниломедов, родившийся в 1937 году в каменецкой деревушке Кругель. В последние годы Владимир Васильевич упорно работает в художественной прозе. Главной заботой писателя стала трилогия «Семейная хроника в духе барокко». Первый роман — «Улисс прусский». Второй и третий — «Восток» и «Возвращение». Главная сюжетная линия — жизнь Леонтия Михайловича Степанюка, деда писателя. События в «Хронике» связаны с деревней Прусска, ее окрестностями, автор рассказывает о событиях Первой мировой войны, беженстве прусковцев на восток. Читая роман Владимира Гниломедова, открываешь не только Каменетчину, но и по-новому вглядываешься в Брестскую область, Беларусь в целом.

Воссоздавая старину по старым открыткам, я мечтаю об одном иллюстративно-документальном и вместе с тем художественном проекте. Собрались бы Каменецкие художники, и, вглядываясь в большинстве своем утраченные памятки материальной истории, возродили бы красками, линиями давние пейзажи. Тем более, что и среди художников есть уроженцы этого края... Вот и воссоздали бы они архитектурное ландшафтное великолепие Каменца, Высокого, других больших и малых поселений пущанской стороны. Того края, который когда-то защищал генерал косиньеров и его уроженец Ромуальд Траугутт (родился в деревне Шестаково в 1826 году). Того края, о котором поэт Василь Жукович (родился на Каменецком хуторе Заболотье в 1939 году) написал:

Я родам з тым мясцін лясных,

Дзе і раку завуць Лясною,

Дзе і бярозы і сасны

Аблокаў пух над галавою.

(Я родом с того местечка лесного,

Где и реку называют Лесной,

Где и березы и сосны

Облаков пух над головой.)

Вновь припоминаю случайную встречу с московским историком и писателем Кириллом Соколом. Мы в разговоре с ним упомянули и памятники, которые когда-то стояли неподалеку от Каменца, Каменетчины: знаменитого зубра в честь охоты Александра II в Беловежской пуще в октябре 1860. Был, кстати, и памятник в память об охотничьей ставке польского короля Августа II. Следы этих монументов Кирилл Сокол воссоздает и с помощью старых открыток. Создает тем самым, как и его белорусский коллега по увлечению филокартией Владимир Лиходедов, портрет утраченного прошлого.

Алесь Карлюкевич, 2 октября 2008 года.

Еженедельник «Голас Радзімы», оригинал на белорусском языке: http://www.golas.by/index.php?subaction=showfull&id=1222953135&archive=1223642284&start_from=&ucat=8