"У одной семьи из трех человек не может быть два служебных дома"

Просмотров: 3589Комментарии: 0
ЖильеТруд

Из деревни Терабуты Стародорожского района позвонила женщина (фамилия и адрес в редакции): мол, помогите разобраться со служебным жильем и с трудоустройством мужа. И по первому, и по второму вопросу есть недоразумение с руководством местного хозяйства. И далее заявительница изложила свою версию событий. 

— Отец мужа 25 лет отработал в колхозе, имел от хозяйства служебное жилье. В этом же доме был прописан и его сын — мой муж, хотя проживает он по другому адресу. Так вот, муж решил уволиться из хозяйства — а работал он трактористом — и уехать на заработки. Уволился. А через несколько дней умер его отец. Муж пошел опять проситься в хозяйство, но ему отказали. Более того, сказали сдать этот дом. Почему? Ведь он отработал там не один десяток лет, не говоря уже об отце, который отработал в колхозе 25 лет. Говорят, владелец хозяйства, который его выкупил, не позволит. Но, если разобраться, тогда они получили почти голую коробку, все работы по доведению дома выполняли фактически сами. Помогите разобраться, — просила женщина.

Чтобы сделать это, мы должны обратиться к руководителю ООО "Профит-Агро" Лиме Парфимович. Рассказанное уже ею отличалось от версии нашей заявительницы. Во-первых, выяснилось, что эта семья — муж, жена и ребенок — имела два дома. Оба — служебное жилье. Как так получилось? Женщина приехала на работу в хозяйство и в качестве служебного жилья получила новый дом. Позже вышла замуж за местного парня, который, как уже можно было догадаться, проживал вместе с отцом — тоже в служебном жилье, полученном на имя последнего. Однако нам про это обстоятельство заявительница ничего не сказала.

Кстати, как заметила Лима Владимировна, муж женщины нарушал трудовую дисциплину, был лишен права на управление трактором. Однажды он действительно решил уволиться и уехать на заработки. Пришел, сказал про это, написал заявление.

— Заставить остаться его мы не могли. Дали месяц отработки. И он после этого уехал. А потом умер его отец. И вот они оба — муж с женой — приходили ко мне. Просили взять его снова на работу, а также дать возможность выкупить по остаточной стоимости дом отца, служебное жилье. Действительно, говорили, что он строился и обустраивался своими силами и за свой счет. Пожалуйста, покажите соответствующие документы об этом, и мы будем рассматривать ваш запрос, — пояснила далее Лима Парфимович. — Бумаг таких, кстати, нам так и не показали пока. Мужа мы готовы были взять на работу. Не трактористом, конечно, а животноводом. Правда, попросили, чтобы он переехал в служебное жилье к жене, чтобы тот второй дом — а ведь до сих пор это служебное жилье (техпаспорт у нас) — могли отдать кому-то другому. Поймите, к нам же едут работники, которым негде жить. А тут у одной семьи из трех человек — сразу два служебных жилья! При этом сказали, что пусть пишут заявление относительно желания приобрести дом по остаточной стоимости. Здесь речь, скорее всего, велась бы про упомянутый уже не один раз "родительский" дом, поскольку служебное жилье, где проживает жена, — новое, оно стоит 280 миллионов рублей. Вряд ли семья осилит его выкупить, если такое вообще возможно. Это заявление на "родительский" дом мы должны были рассмотреть вместе с основателем, бизнесменом, который выкупил хозяйство. Продать сами по себе его мы не имеем права. Все это мы объяснили семье. Никаких бумаг от них не поступало, муж к нам на работу так и не пришел устраиваться, служебное жилье хозяйству тоже не передано...

Сергей Расолько, 30 марта 2011 года.

Газета "Звязда", оригинал: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=76816&idate=2011-03-30