Острые ощущения

Просмотров: 3217Комментарии: 0

Только без паники! Успокойся. Замедли шаг, распрями плечи, выпрями спину. Где твоя улыбка, обезоруживающая любого? Не прячь ее! Вот так, отлично... Свет клином на нем не сошелся.

Я иду по вечернему городу — легкое демисезонное пальто распахнутое на все пуговицы, яркий шелковый шарф развевается по ветру, как флаг маленького, но непокоренного государства... В сумочке, заброшенной за плечо, разрывается мобильный... Но мне все равно. Я почти парю над асфальтом, едва касаясь его каблуками своих модельных туфелек. Я знаю, что меня уже ищут, и догадываюсь кто. Ничего, пусть побегает, пусть понервничает, как час назад нервничала я. Пусть побудет в моей шкуре...

На часах — почти десять вечера. Интересно, что он все же будет делать? Вызовет такси и поедет искать меня по городу? Или начнет звонить всем моим подругам подряд? Да какая разница... На эту ночь я — вольная птица, которой хочется острых ощущений, несмотря на штамп в паспорте (на котором, замечу, я абсолютно не настаивала). Мне всего тридцать с небольшим "хвостиком". Я — красивая, умная и образованная. И если он думает, что можно вот так, безнаказанно, протанцевать весь вечер с какой-то пигалицей, будто супруги рядом и нет, то очень ошибается. Я, безусловно, не мстительна, но память у меня хорошая.

...Если подняться по этой улице вверх, потом повернуть налево и пройти еще метров двести, минуя здание посольства (кажется, чешского), можно попасть в чудесное маленькое кафе, еще не полностью узурпированное малолетками. Я не старая ворчунья, но все эти девочки-мальчики с одинаковым пирсингом на обнаженных пупках и в ушах меня раздражают.

Вот и кафе — над входной дверью медленно раскачивается матовый фонарь, обвитый металлической цепочкой. Одна лестница ведет вверх, другая — вниз... Ну что ж, начнем с верхнего уровня...

Милая девушка-администратор выходит из-за стойки и проводит к свободному столику. На ходу сбрасываю пальто, поправляю шарф — едва заметно, неприметным движением, но так, чтобы немного открылась декольте... Одновременно, таким же незаметным движением, обтягиваю приталенное (очень приталенное) темно-синее платье, которое едва прикрывает колени... Но сейчас же начинаю сердиться сама на себя: я что, выбралась на форум монахинь?.. Стаскиваю шарф и прячу в сумку. Принимаю непринужденную позу...

В небольшом зале душновато, кондиционеров не наблюдается. Беру со стола бумажную салфетку, слегка промокаю ею лоб и ямочки в том месте, где начинается шея... А вот и первый "объект"...

— Разрешите?

Он садится за мой столик раньше, чем я с этим соглашаюсь. За считанные секунды успеваю оценить своего визави и прийти к неутешительному выводу: нет, не Ален Делон и даже не Фернандо Торрес. Аккуратно отутюженная рубашка и голодная тоска в глазах выдают в нем человека, давно и безнадежно женатого, но склонного к авантюрам (не зря же я окончила факультет психологии!). Могу поспорить на что угодно: через десять минут он начнет жаловаться на семейную жизнь и полное непонимание со стороны жены. Ну давай, начинай уже — послушаем, посочувствуем.

Он делает заказ — двести граммов водки и два стакана апельсинового сока. (Один, надо думать, для меня?) Не реагирую никак. Мне все равно — хоть отбивные из мяса крокодила. Мне — лишь бы быстрее прошло время, так как возвращаться домой раньше, чем наступит утро, я не собираюсь. Пусть побегает, посуетится, поволнуется (это я про мужа), пусть вспомнит, как три года назад, стоя на коленях, клялся в вечных чувствах и обещал вести себя так, чтобы никогда в жизни ни слезинки не упало с моих глаз.

— Михаил, — представляется в это время мой визави. — Георгиевич, — добавляет он через несколько секунд. Наверное, для солидности.

— А я — Маша, — вру не моргнув глазом, просто это имя мне всегда нравилось.

— У меня, Маша, сложная жизненная ситуация, — начинает он "с места в карьер". В этот момент приносят графинчик с водкой, две пустые рюмки и два стакана с соком. Один он сразу выпивает и следом наполовину опустошает графин. Я вся — внимание и с нетерпением жду продолжения.

— Дело в том, что я очень несчастный человек, — он наклоняется так близко, что я могу рассмотреть ярлычок с размером на воротнике его рубашки. — У меня безвыходная ситуация.

Он снова тянется за графином, но в процессе передумывает, ставит его обратно и залпом выпивает второй стакан сока...

— Я, Маша, запутался в двух соснах, или как там говорят... Короче, люблю сразу двух женщин — жену и... не жену. Или нет, с женой я просто живу, а без Марианны жить не могу. Что делать?

Подумаешь, проблема... Большинство мужчин так живут и не заморачиваются. А у этого совесть проснулась...

— Выход только один, — говорю ему на полном "серьезе". — Найти кого-нибудь третьего...

— Вы действительно так считаете? — оживляется он, зовет официантку и повторяет заказ.

Краем глаза вижу, как открывается входная дверь и в зал впархивает эльф на тоненьких ножках и в такой коротенькой юбочке, что, в принципе, можно было бы спокойно обойтись и без нее. Окинув быстрым взглядом небольшой зал (всего семь столиков по периметру), эльф уверенным шагом движется в нашу сторону, подходит, обвивает Михаила прозрачными ручками, показательно чмокает в щеку и уверенно опускается в кресло.

— Это Марианночка! — спешит представить ее Михаил, будто и так не понятно. Ну и слава Богу, думаю я, втроем все же веселее время коротать. Ей приносят меню, она заказывает самую дорогую пиццу и коктейль. Сидим, разговариваем о погоде. У Михаила периодически звонит мобильный, он выходит с ним за дверь. За это время Марианна успевает мне рассказать, что в браке у него двое детей, она тоже беременна, и теперь он вряд ли "отвертится". При этом она с аппетитом, кусок за куском, поглощает пиццу, заедает ее десертом, запивает все это коктейлем, и на ее личике не отражается никаких эмоций... На часах — далеко за полночь. На мгновение представляю себе, как носится по комнатам (их у нас две) мой муж, как набирает знакомые телефоны моих подруг... Как, подумав, что я могла спрятаться в шкафу или под кроватью, заглядывает туда и, не найдя никого, начинает в бешенстве выбрасывать из шкафа мою одежду... Потом садится на диван и плачет, потому что уверен, что я не могла просто так исчезнуть, что со мной что-то случилось...

Так тебе и надо, негодяй...

Миша и Марианна уже выясняют отношения. Она наезжает — он молчит, она снова наезжает — он снова молчит. Я, конечно же, не вмешиваюсь. Наконец он не выдерживает, вскакивает с места и, опрокидывая стулья, выбегает за дверь. Она — за ним... Оба исчезают навсегда — из кафе и из моей жизни. Через десять минут официантка приносит счет. "Это и за вас и за ваших друзей", — объясняет, заметив мое остолбенение. Спорить с ней в два часа ночи уже нет ни сил, ни желания, ни смысла. Рассчитавшись по полной программе (два "графинчика", четыре стакана апельсинового сока, пицца с морепродуктами, два десерта, два коктейля и мой салат), без всякой надежды оставляю администратору номер своего телефона (а вдруг люди вспомнят, что не рассчитались, и вернутся?) и вызываю такси.

Ближе к трем часам ночи тихонько открываю дверь своим ключом. В прихожей темень — хоть глаз выколи. Включаю свет, обхожу квартиру — никого, заглядываю в ванную комнату, в шкаф для одежды, под кровать — результат тот же... Возвращаюсь в прихожую, раздумывая, что делать дальше... И здесь открываются входные двери, и на пороге вырисовывается моя "половина" — возбужденная, с веселым лицом. Заходит в квартиру и вдруг видит, что я стою в пальто и туфлях.

— Куда это ты собралась? — спрашивает удивленно. — вечеринка уже свернулась, гости разошлись, я был последним.

Снимает плащ и аккуратно вешает его в шкаф.

— А почему ты сбежала, голова разболелась или что? Я уж решил не надоедать тебе звонками, подумал: доедешь домой — сразу спать ляжешь... Но если ты все равно не спишь... иди, лапуля, на кухню, поставь чайник. Что-то меня сушит после этого веселья. Наверное, остренького переел...

Наталья Владимирова. Газета "Звязда", 27 ноября 2010 года.

Источник: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=69973