Мягкие игрушки из Жлобина

Суббота, 22 января 2011 г.
Просмотров: 22468
Подписаться на комментарии по RSS

Поезд «Симферополь-Минск» подъезжает к Жлобину. Пассажиры оживляются и начинают рыться в сумках. Те, кто давно не был в Беларуси, готовятся к зрелищу, привычному за многие предыдущие годы, - параду мягких игрушек у вокзала. Если состав останавливается, становится понятным, что на этот раз шоу не будет. Между прочим, скоро год, как оно постепенно стало исчезать и, наконец, исчезло с перрона города, который по-прежнему имеет славу «игрушечной столицы Беларуси».

Аллигаторы с перрона отползли

И если пассажиры скучают по внезапно исчезнувшему разноцветному зоопарку, то местная милиция не может нарадоваться: проблем с порядком на вокзале стало куда меньше. Между тем, про жлобинский игрушечный бизнес год назад была публикация в газете «Звязда» («Тигро-тапки от жлобинских игрушечников», 30.01.2010 и 2.02.2010). И сегодня мы возвращаемся к теме, чтобы понять, что же кардинально изменилось в «игрушечном» Жлобине за этот сравнительно небольшой срок. Напомню, что кроме веселого карнавала для пассажиров и разнообразия в дороге, перронная торговля создавала опасную ситуацию. 250-300 человек с огромными мягкими крокодилами и пантерами на головах и лошадками в руках составляли реальную угрозу движению поездов. Бывало так, что поезд двигался, а люди не успевали расплатиться, кто-то опаздывал. Игрушки друг у друга воровали. Бывало, что и валюту фальшивую подсовывали. Когда видели правоохранителей, торговцы начинали разбегаться кто куда - по рельсам. Начальник Жлобинского отдела внутренних дел на транспорте Андрей Галузо говорит, что победить эту стихию было процессом не одного дня:

- Мы все вместе смогли повлиять на ситуацию. Сначала начали принимать меры, чтобы изолировать людей от платформы по прибытии состава. Сделали так, чтобы никто, кроме пассажиров, не имел возможности подойти к вагонам. Игрушечники ходили вдоль здания вокзала. Потом им отвели место для торговли на территории привокзальной площади у кафе «Бистро», чтобы они могли заработать деньги и зарегистрироваться официально. Они там и сейчас собираются к определенным поездам - мы не против. На рынке поторгуют, а потом сюда подойдут - проблем от них нет. Я не могу нарадоваться, что такой проблемы сейчас нет. Мы спокойно работаем.

Жлобинские изделия из искусственного меха готовятся к легальной миграции в другие страны

Жлобинские изделия из искусственного меха готовятся к легальной миграции в другие страны.

Кстати, неигрушечные проблемы с игрушечниками решались не в один момент и не только милицией. К тому же проблема существовала примерно лет восемнадцать, вспоминает заместитель председателя Жлобинского райисполкома Виктор Сурунович:

- По инициативе прокуратуры линейной милиции Жлобинского райисполкома мы собрали координационное совещание - со всеми заинтересованными службами. Собрали и всех тех людей, которые занимались таким привокзальным бизнесом и предупредили. Представители всех контролирующих служб предоставили необходимую информацию, мы послушали нелегальных торговцев. Некоторые говорили: нам детей нечем кормить, потому и ходим на вокзал игрушки продавать. Тогда мы начали с ними работать индивидуально. Кого-то отправили в центр занятости. Некоторым оказали адресную помощь. Среди перронных игрушечников были и те, кто не хотел платить налоги, и пьяницы, которым только продать и пропить. Через месяц снова собрали этих людей. Их было уже в два раза меньше. Снова их предупредили и дали понять, что линия меняться не будет. И потом собирали ежемесячно. Раз от раза их становилось все меньше. Так проблема в основном и исчезла.

Здесь уменьшилось, там увеличилось

В Жлобине зашла на специализированный рынок мягкой игрушки возле вокзала, где была и год назад. Теперь все «тигры» рядом с «кошками» и «кроликами» сидят в благоустроенных роллетах, будто в клетках. Зверей можно купить здесь не только в розницу, но и оптом. Именно поэтому рынок начинает свою работу в четыре часа утра. К этому времени сюда подъезжают большие машины из России и Украины, в которые пушистиков в целлофане загружают тоннами. 

- На рынке изделий из меха остался пропускной режим для торговцев, у которых есть соответствующие документы на торговлю, - подчеркивает начальник отдела торговли Жлобинского райисполкома Татьяна Карабан. - Роллеты установлены. Предприятия, которые официально зарегистрированы, арендуют цеха по производству мягкой игрушки, в некоторых - более 15 сотрудников.

- Торговых мест для всех на рынках города хватает, - говорит заместитель председателя Жлобинского райисполкома Виктор Сурунович. - Хороший и специализированный рынок мягкой игрушки у вокзала. На автодороге рынок тоже остался. Мы рекомендовали железной дороге рассмотреть вопрос и установить два павильончика непосредственно на вокзале, но они категорически отказались, учитывая, что рядом есть рынок. Они боятся, что все вернется к прежнему варианту. Понятно, что на перроне можно было взять игрушку немного дешевле, чем на рынке, но за счет того, что те, кто работал нелегально, не платили налоги. Они и сбивали цену. Между тем, для игрушечников создали площадку возле кафе «Бистро» - совсем рядом с вокзалом. 

Действительно, видела: люди с игрушками туда подходят по расписанию поездов и ждут пассажиров, которые сами догадались, что игрушечный бизнес не мог исчезнуть бесследно. Обычно в Жлобине поезда делают довольно длинную остановку, что позволяет желающим успеть сделать подарки своим детям, сбегать на этот мини-рынок - две минуты ходу.

Есть и другие способы, которыми пользуются некоторые жлобинские торговцы игрушками, чтобы уменьшить угрозу быть оштрафованными за нелегальную работу, но при этом не остаться без зарплаты. Например, они покупают билет и садятся в поезд за остановку до Жлобина и выходят на остановке после него. Протискиваются по вагонам с теми же «животинушками» в пакетах и на головах. Покупатели находятся обязательно - как же не купить своему любимому внуку голубого «смешарика»? Правда, если торговцев «выловят», штраф обеспечен. 

- Повлиять на то, чтобы они не зашли в поезд, мы не можем, - отмечает Андрей Галузо. - Человек с вещами садится в поезд с билетом - я не имею право не допустить его в состав. Второй вопрос - когда наряд сопровождения выявляет такие случаи - тогда составляется административный протокол за несанкционированную торговлю. Такие случаи у нас были. Теперь те, кто хочет торговать игрушками, выезжают в Россию и торгуют на перронах ближайших с границей Беларуси станций. Там запретительных мер никто не принимает.

Конвейер работает как часы

Но серьезные производители игрушек по-прежнему не видят проблемы в существовании конкурентов-коробейников. Они свою продукцию даже не возят на специализированный рынок, к ним приезжают машины на производство (если бизнес легальный) или домой (если нелегальный). Поэтому ситуация с ликвидацией перронной торговли практически не повлияла на увеличение-уменьшение производителей-игрушечников, как и налогов, которые поступают от них в бюджет.

- Меньше производителей игрушек не стало, - говорит Виктор Сурунович. - Даже на фабрике «Белфа», которая производит искусственный мех, сначала боялись, что у них уменьшится реализация продукции. Этого не произошло.

Между тем, жлобинский производитель игрушки - это давно не условная пенсионерка, которая день и ночь шьет и сама выносит продукцию к потребителю. Местные жители рассказывают, что изделиями из меха в городе подрабатывают практически все - от уборщицы до учителя, инженера и медработника. Но ведь те, кого мы обобщенно называем «игрушечниками», давно имеют узкую специализацию, которая сложилась в процессе эволюции этого бизнеса. Одни занимаются поставками меха, вторые - поролона, третьи - фурнитуры, четвертые кроят, пятые шьют, шестые набивают, седьмые глазки с носиками пришивают, восьмые торгуют и так далее... Весь город давно превратился в такой многопрофильный конвейер, где каждый занимает определенную нишу. Игрушечному производству стало мало места в 70-тысячном Жлобине, и оно стало расползаться по окрестным деревням и охватывать регионы рядом. Например, на территории санатория «Приднепровский», который находится в соседнем Рогачевском районе, продукцию из меха можно приобрести и за иностранные деньги: торговцы давно сориентировались, что оздоровительные учреждения полюбили жители соседних стран. 

Заболевания есть? Статистики нет...

Было время, когда женщина в одной комнате шила игрушки, а в комнате рядом играли ее дети. Хозяйке было удобно, пока не замечала, что у ребенка начинался аллергический насморк или кожа покрывалась красными пятнами. Истории, подобные этой, вам расскажет практически каждый житель Жлобина. И добавит: 

- Я никогда эти игрушки своим детям не покупаю. У многих же «липовые» сертификаты соответствия! Кто там знает, чем они набиты...

О последствиях для здоровья при обработке искусственного меха рассказывают все. Моя родственница лишь однажды дома попыталась сшить дочке меховое платье к Новому году, и то успела почувствовать особенности работы с ворсистым трикотажем. Говорит, потом несколько дней все тело чесалось. Что говорить о тех, кто работает с мехом ежедневно, разумеется, без создания условий, которые требует это специфическое производство... Недаром на дверях одной нелегальной мастерской сами работники написали большими буквами: «Освенцим». Но какой-либо статистики об уровне аллергических заболеваний в Жлобинском районе не ведется.

- Всплеска кожных заболеваний нет, - говорит первый заместитель главного врача Жлобинского ТМО Михаил Кубраков. - Мы не ведем такую статистику. Мы не отслеживаем, кто обращается с дерматитом. Нас к отслеживанию этой проблемы никто не привлекал.

цех в частном доме: идет набивка мягкой игрушки

Цех в частном доме: идет набивка мягкой игрушки.

И главный внештатный аллерголог Гомельской области Оскар Гехт считает, что жлобинские дерматиты или поллинозы нельзя назвать профессиональными заболеваниями.

Люди работают нелегально, и попробуй кому-то докажи, что после работы с мехом тело обсыпало... Сами же соглашались на зарплату без росписи в ведомости. 

Именно поэтому многие рассказы об условиях труда нелегальных жлобинских швей мягких игрушек можно посчитать всего лишь байкой или черной шуткой. Это официальное предприятие можно привлечь к ответственности, если что-то не так, а то, которое находится в каком-нибудь заброшенном доме небольшой деревушки Жлобинского района, проверить нельзя. Его же нет. При том, что продукция есть и деньги, ради которых налажено все производство, зарабатываются. Однако в Жлобинской налоговой инспекции говорят, что даже подсчитать всех, кто занимается сегодня мехом и тем, что вокруг него, очень сложно. 

Наказать нельзя помиловать

- Охватить весь район невозможно, тем более что инспектор налоговой инспекции без санкции прокурора не может войти в частный дом. Даже если там день и ночь стрекочут профессиональные швейные машинки. Только когда друг друга обидят, тогда мы можем работать с обидчиком. Сегодня люди очень умные. Один официальный предприниматель, а вокруг него пять неофициальных, - рассказывает механизм обмана государства начальник налоговой инспекции Жлобинского района Лариса Тепляшина. - Они ему дают возможность сэкономить деньги. Они говорят: «Ты должен заплатить 150 тысяч налог, мы вместе и заплатим. Тебе нужно заплатить за место аренду - мы вместе заплатим. Но ты возьмешь на реализацию наши игрушки». А как можно проконтролировать сегодня - сколько игрушек законного предпринимателя, а сколько - его друзей-товарищей? Сегодня налоговая инспекция может зарегистрировать такой факт только в момент передачи денег. А это практически невозможно.

это может попасть в мягкую игрушку

Это может попасть в мягкую игрушку.

Там, где считают деньги, не до совести. Многие из предпринимателей говорят, что им просто

будет

невыгодно работать, если они будут выплачивать все налоги. И это действительно так. Цена, по которой игрушку у них могут взять россияне или украинцы, четко ограничена, конкурировать со временем легче не становится. Для прибыли и развития остается совсем небольшая часть из заработанного. Некоторые говорят, что лучше быть нелегалом, время от времени платить штраф, но получать какой-то доход. 

В выигрыше только те, кто открыл официальные производственные цеха самыми первыми и успел закрепиться на мягком и пушистом, но очень жестком рынке. Таких предприятий, где работает 15 и более сотрудников, в Жлобине только четыре. А рядом существуют производства подпольные - во дворах, сараях, гаражах. Иногда без окон, без вентиляции... А оторваться от такой привлекательной кормушки нет сил.

- Если выпустили джинна из кувшина, назад его не запихнешь... Более 20 лет назад это началось, и многие привыкли к безответственности за это время, - рассуждает Лариса Тепляшина. - Хотя мы и пытаемся убедить людей работать честно, однако, сознание такое... Менталитет наших людей - обойти налоговое законодательство, в котором еще много пробелов. Государство дает людям права, и они их хватают. Но при этом забывают о том, что есть обязанности. Они находят варианты, как сделать более выгодно только им. С ними сложно работать, но мы пытаемся людям объяснить, постоянно даем информацию о том, что, получив какой-то доход, гражданин должен отдать часть в пользу государства. Сегодня есть много различных форм отчетности, в том числе электронное декларирование своих доходов, но многие то ли боятся, то ли не хотят делать это.

Поэтому можно точно сказать, что «серая» игрушка из Жлобина за год значительно не «побледнела».

Надеяться на то, что спрос на мягкую игрушку, наконец, исчезнет и многие нелегальные мини-предприятия вымрут, как мамонты, не приходится. По крайней мере, если такой ужас (для жителей Жлобина) представить - это сколько же людей стали бы безработными!.. И это бы было не только личной, но и социальной проблемой большого города. А так игра в «кошки-мышки» продолжается - только не на вокзальном перроне, а на более скрытом уровне.

Ирина Асташкевич, 22 января 2011 года.

Газета «Звязда», оригинал: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=73144&idate=2011-01-22