Вероника Рыловцева — единственная в Беларуси блондинка-дальнобойщица

Суббота, 13 августа 2016 г.
Просмотров: 29
Подписаться на комментарии по RSS

Трасса. Фура. Девушка. В Гродно живет единственная в Беларуси блондинка-дальнобойщица. Вероника Рыловцева укрощает магистральный тягач не первый год, и технические характеристики машин захватывают ее не меньше чем показы мод. Стильно одетая девушка развеяла стереотип о дальнобойщике в трениках. Вероника пробила последний бастион настоящей мужской профессии. Более того — в свои 24 года она построила на этом удачный бизнес. И удивлению нет границ, когда девушка рассказывает о своем уникальном пути в дальнобой.

Сегодня под ее руководством не один и не двое мужчин. Она занимается логистикой, а когда появляется тотальный недостаток романтики больших дорог в красивом девичьем организме, сама едет в рейс. Говорит, разговоры о женщинах-дальнобойщицах — народный эпос: они передаются из уст в уста, обрастая разноцветными деталями, но мало кто видел этих женщин собственными глазами. Она же с колыбели видела такую женщину ежедневно.

— Я с пеленок думала: «Какая у меня прекрасная мама! Какая она молодец!» Она не сидит у тихой пристани, ожидая, когда туда вдруг заплывет счастливый случай. Сначала ездила на бусе, затем на грузовичке, который очень любила. Говорила, что это ее «родная машинка». Новая фура — и мама в новые рейсы. Кисейные барышни, способные только готовить пищу и воспитывать детей, остались на страницах тургеневских романов. Современные женщины совмещают добрый десяток ролей, вдохновляя девочек на жизнь в таком же быстром ритме. И Вероника Рыловцева стремилась напоминать свою маму, нашла заказ и одна вырвалась на бусе в Польшу и Литву.

блондинка-дальнобойщица за рулем

Любовь к машинам и дорогам передалась по наследству не только по материнской линии. Девушка росла в семье, где родители сделали перевозки делом жизни. Вскоре они оставили фирму дочери: «Набирай водителей, ищи клиентов, веди бухгалтерию».

— Подбор персонала был для меня делом совершенно незнакомым, — признается Вероника. — Я совсем не разбиралась в людях. Взяла простофилю, который боялся собственной тени. Первый раз разгрузился под Варшавой, должен был ехать в Белосток, а поехал снова в Варшаву. Звонит: где это он? Следующий рейс. Говорю: «Все, садись, поезжай». Он: «А куда ехать?» Я отвечаю, что в Литву, и тут слышу от него серьезное: «А мне мама сказала... Там страшно». «Что там страшного в Литве?! Садись, езжай!» И началось детское «не хочу, не буду». Заказ горит, надо платить, жаль потерять постоянного клиента, родители в рейсах. Вот и села в фуру сама. Это была шведская «Скания» с грузовым восьмиметровым отсеком грузоподъёмностью до десяти тонн. Сегодня на ее лобовом стекле именная табличка «Вероника» — отличительная и понятная только дальнобойщикам мода. Такая же, как пушистые коврики и ламбрекены в домах, потому что фура тоже дом.

Новые места, люди. Под вечер события сливаются в яркую картину на большом стекле. Обзор словно в кинотеатре, только фильм имеет название одно — «Дорога». Дальнобойный сюжет не обходится без форс-мажора, хотя он уже не требует отрегулировать клапаны или перебрать компрессор. Есть слесарь, ремонтная зона и сервис. Вероника Рыловцева говорит: «Я могу поменять колесо, но это трудно. Бывают ситуации, когда даже мужик их не открутит. Иногда электрическим гайковертом, который окрестили в народе мясорубкой, не подберешься к каким-то колесам, или гайка заржавеет, потому что давно ее не трогали. Женщина может то же, что и мужчина, и ей проще: улыбнешься — сбегутся. Всегда удивляются, говорят: "Если ты дальнобойщик, то я балерина". Но помогут». Дорожные знакомства девушка не поддерживает. А зачем? Она пожимает плечами, улыбается: «У меня парень есть».

Вероника Рыловцева <a href=возле фуры" width="600" height="422">

«Правда, что женщин на границе другие водители пропускают вперед?» — спрашиваю про джентльменов.

«Неправда. Я не буду наговаривать на мужчин, мол, все они плохие. Не все! Некоторые пропустят, нальют кофе, но есть экземпляры, которые не только не пропустят, а перед тобой влезут и нахамят. На таможне граница между мужчинами и женщинами стирается. Это злая очередь. Даже если попросишь, не пропустят: "А зачем ты себе такую работу выбрала?! Вот и стой наравне с мужиками!" Хотя, может, если бы мужик просил, то пропустили бы».

Тем временем женский дальнобой добрался и до стран Персидского залива, что и говорить о старой Европе, где дефицит кадров давно поставил жирную точку в вопросе: брать или не брать? Если уж дверь в профессию открылась пенсионерам, то молодым женщинам — тем более.

В Германии процент дальнобойщиц вырос до четырех и обещает в будущем разбавить магистрали в том числе бабушками. В позапрошлом году Министерство труда и социальной защиты утвердило список тяжелых, вредных и опасных работ, запрещенных для женщин. Среди экзотики в одном ряду с машинистом экскаватора, авиационным механиком, монтажником горного оборудования и лесорубом не без резона оказался дальнобойщик.

Вспомним строки из букваря: «Мама мыла раму». Значит, мама — это дом и ухоженные дети, ее надо жалеть. Однако есть женщины другого склада, которых манит гул стального зверя. С их стороны стремление подогнать себя под стандарт хозяйки — это бунт березы против того, что она береза. Да в отечественных автошколах слабому полу также дают категорию «С». Правда, из-за этого королев руля в Беларуси больше не становится. И для каждой из них судьба скупится на личное счастье. В этом плане Вероника и Инна Рыловцевы — уникальное исключение.

Я считаю работу дальнобойщицы отказом от семьи, — уверена девушка. — Не смотрите на меня. Исключение подтверждает правило. Когда-то папа сказал маме, миниатюрной, на каблуках: «Я против, чтобы ты была дальнобойщицей. Но если на то пошло... Я не потерплю, чтобы ты ездила одна». В каждом рейсе они вместе. Теперь неделю стоят в Таллинне без загрузки. Живут на море, ходят в лес за малиной, варят варенье! (Смеется и показывает на телефоне недавно полученные фото.) Романтика!

Море и варенье Рыловцевы могут себе позволить: это их фирма. А в несемейном дальнобое слово шефа — закон. Поэтому Вероника советует смело окунуться в дорожные будни ближе к сорока, когда дети закончат школу, или до двадцати пяти, если хочешь насладиться жизнью свободной птицы.

«Скоро мой парень сдаст на категорию. Буду работать дистанционно с ноутбуком, и мы поедем вместе», — оживляется Вероника. Ее так изменил дальнобой! От той девочки, что когда-то заглохла посреди оживленной улицы около гродненского автовокзала и плакала под сигналы озлобленных машин, осталось воспоминание. Непохожа она и на саму себя в первых рейсах, когда на фуре по навигатору въехала в центр Минска и остановилась у таксистов, спрашивая: «А не посношу ли я столичные крыши и мосты?» Теперь Вероника — бизнес-леди. Уверенная, она легко заговаривает с незнакомыми, а на таможне учит иностранные языки, читает книги по саморазвитию.

блондинка-дальнобойщица рядом с кабиной

Рыловцевы обладают многими секретами счастья, и есть один маленький, которым не жалко поделиться со всем миром. Они ухитряются быть любимыми самой жизнью и не ворчать на нее. Как-никак это маразм — считать, что где-то далеко за пределами Синеокой яблоки слаще. Но чужие дороги нужны как воздух, так как расширяют кругозор. «Если твой образ жизни оседлый, крутишься вокруг собственной оси, новости почитаешь и думаешь, что обо всем имеешь представление и мир лежит на твоей ладони. Это иллюзия, — говорит Вероника. — Только разговоры с жителями чужих стран показывают жизнь четырехмерно. Понимаешь, насколько позиция "моя хата с краю" ограничивает. Взгляд на проблемы людей другого менталитета помогает переоценить свои, принося новые идеи, давая бизнесу глоток свежего воздуха».

— Для себя решила: если появятся дети (а я хочу двоих), то никакого декретного отпуска! Мне был годик, когда мама брала люльку в автошколу, и я лежала, а она получала категорию. В девять я умела и убирать, и готовить, и жить одна. Помню, родители возвращаются из России, а я жду их на пороге с пирогом или тортом. В комментариях на каком-то сайте писали: «Вот если бы не родители, где бы она была?» А я полностью согласна! Все, что сегодня умею, благодаря им и ради них. Папа с мамой начали семейное дело, и я положу все силы, чтобы оно процветало. Своего ребенка сразу буду приучать к машинам, чтобы ему интереснее жилось (улыбается). Мой малыш в садике скажет: «А я на фуре ездил!»

Маргарита Садовская, 13 августа 2016 года. Источник: газета «Звязда», в переводе:

http://www.zviazda.by/be/news/20160812/1471034157-dalnaboy-vachyma-blandzinki