Последний шанс, или Теория и практика исправления

Четверг, 14 октября 2010 г.
Просмотров: 3375
Подписаться на комментарии по RSS

- А еще был такой случай. В феврале этого года мы лишали родительских прав одну мать - если можно так ее назвать. Состоялся выездной суд, забрали четверых детей... Когда возвращались из суда, социальный педагог школы спрашивает у нее: "Валентина, может, ты зайдешь в приют к детям?" "А на чем я домой доберусь?" - возмутилась "мама". Она даже не захотела с ними попрощаться. Это уже край, я считаю. Дальше некуда. 

Заместитель председателя комиссии по делам несовершеннолетних Копыльского райисполкома Зоя Дойняк может рассказать сколько угодно таких историй. Практически каждая социально опасная семья, у которой в соответствии с Декретом № 18 отбирали детей, прошла через комиссию, и Зоя Леонидовна помнит всех. И за чужих малышей переживает иногда больше, чем их родные родители.

Но чтобы спасти "ячейку общества" и вернуть ее в сравнительно нормальное жизненное русло, одних переживаний мало. Да и наказаний - недостаточно. Можно отобрать детей, наказать нерадивых родителей рублем, но ... так и не достучаться до их сознания.

- Для нас главное - настроить родителей на отцовство, чтобы они сами хотели воспитывать своих детей, - говорит Зоя Леонидовна. - А для этого должна быть система, направленная, прежде всего на раннее выявление неустроенных семей и работу с ними на первичном уровне.

И такая система в Копыльском районе существует. Это означает, что и сельские Советы, и сельхозпредприятия, и учреждения образования, и другие местные структуры, наконец, осознали важность своей заинтересованности не только судьбами отдельных детей, но и оздоровлением семейного климата вообще.

Надо сказать, что это понимание дается местным руководителям нелегко. Да и сегодня, считает Зоя Дойняк, оно могло бы быть лучшим.

- Очень трудно иногда доказать нашим низовым структурам, что после изъятия ребенка из семей необходимо работать дальше, и в первую очередь - по месту их проживания. Основные "признаки" неустроенности - антисанитария, отсутствие бытовых условий, развал, пьянство, равнодушие... Ну не может все это исправлять районная комиссия. Ведь семью лучше всего знают местные структуры, - объясняет Зоя Дойняк. - И все же, если сравнивать сегодняшнюю ситуацию с прежней, то сдвиги в лучшую сторону на местах очевидны, соответственно, появились и результаты.

Если сегодня школа отправляет в районную комиссию по делам несовершеннолетних ходатайство о признании той или иной семьи социально опасной, или районный отдел по чрезвычайным ситуациям настоятельно рекомендует отнять детей и поместить их в приют, потому что в доме печка развалилась, - комиссия не спешит с окончательными выводами. При подготовке материалов она обязательно консультируется с соответствующим сельским Советом - насколько там считают эти решения правильными? И иногда слышит в ответ: "Давайте не будем торопиться. Отец работает, мать - тоже. У них неплохие заработки. Они не злоупотребляют спиртным, скорее - склонны... Им можно помочь. Мы еще мало поработали на месте". И комиссия принимает решение: в ходатайстве школе отказать, а сельскому Совету составить дополнительный план и проконтролировать его выполнение.

- Так было, например, с семьей Игнатчик - речь шла об изъятии у них четверых детей. В доме, где жила семья, по вине родителей возникли проблемы с газом, с отопительной системой, с электропроводкой... К решению проблемы мы подключили председателя Семежевского сельского Совета и отдел по чрезвычайным ситуациям, прописали им четкий план действий, определили сроки выполнения... И семью на то время спасли. Правда, сегодня она находится под пристальным контролем, - рассказывает Зоя Дойняк.

Был и другой случай - в селе Раевка. Отец семейства работал энергетиком на местном сельхозпредприятии, мать - лаборанткой. Не сказать, что семья сильно злоупотреблявшая, но... Однажды дети приехали из школы домой, а дом оказался закрытым - мама и папа так крепко спали, что не услышали стука в дверь. Далее выяснилось, что и отопительная система в доме разморозилась, вышла из строя... Детей сначала поместили в школьный интернат, а потом и вовсе отобрали, поскольку родителей предупреждали неоднократно - они находились на учете в банке семей с признанным социально опасным положением. 

- Для родителей это был настоящий шок, но в той ситуации мы не могли поступить иначе, - уверена Зоя Леонидовна. - Со злом легче бороться на ранней стадии. Как только семья "заболела", ее надо брать в плотное кольцо, буквально в клещи, чтобы не дать разрастись болезни... Детей мы вернули родителям уже через два месяца (хотя в большинстве случаев они вынуждены находиться в приюте до последнего дня разрешенного срока). За это время папа и мама прошли курс лечения, привели в порядок дом, а главное, осознали свою вину.

После того, как детей забирают в приют, за "погоду в доме" продолжают бороться около 12-13 структур. Территориальный центр социального обслуживания, отдел образования, отдел по чрезвычайным ситуациям, инспекция по делам несовершеннолетних, школа, медучреждения, предприятия, где работают родители - все имеют свое направление деятельности и соответствующие планы мероприятий по исправлению ситуации.

А в том, что исправлять ее надо сообща, "всем миром", объединив усилия, Зоя Леонидовна не сомневается. На 2008 и 2009 годы пришелся "пик" изъятия детей из неустроенных семей. Зоя Дойняк писала бесконечные планы по взаимодействию для всевозможных районных структур. Многие ее не понимали, отказывались выполнять поручения: мол, зачем покупать пьяницам новые обои, обеспечивать их гуманитарной одеждой, ремонтировать им жилье? Она объясняла, что государство стремится создать приличные условия не для пьяниц, а для детей, которые ни в чем не виноваты. И что, вытянув из трясины даже одну семью, можно оздоровить атмосферу в стране в целом.

- Да, мы помогаем неустроенным семьям, но только до тех пор, пока они сами стараются исправиться. Всегда, когда приходится забирать из семьи малышей, у меня разрывается сердце, я потом несколько дней отхожу. Но другого способа, чтобы заставить родителей встрепенуться и посмотреть на себя со стороны, нет. Им дается последний шанс. Поймут, используют его - значит, все будет в порядке. Не поймут - мы найдем детям хорошую опекунскую или приемную семью.

Кстати, в этом году количество семей, из которых пришлось отбирать детей для временного помещения в приют, уменьшилось. Зато вырос банк социально опасных "ячеек общества" - с 60 до 91. И мне объяснили, почему: просто на местах перестали бояться ставить их на учет. Каждая семья, которая находится в социально опасном положении, требует определенного внимания. Приоритет в работе с такими семьями отдается школе. Но, вместе с тем, социальные педагоги есть далеко не в каждом среднем учебном заведении. И нагрузка на них приходится большая. Судите сами: если в школе 5 неустроенных семей, и в каждой из них по трое детей, то педагогу приходится (во внеурочное время, разумеется) писать 15 различных планов и в соответствии с ними работать, ежедневно быть в курсе дел своих подопечных. Хорошо, если администрация школы замечает эту работу и соответственно ее стимулирует.

Сегодня к выявлению семей с социально опасным положением в районе подключились депутаты, трудовые коллективы, руководители хозяйств, старейшины деревень.

- Списки таких семей обновляются у нас ежемесячно, - рассказывает председатель Копыльского сельского Совета депутатов Ольга Куприенко. - Информацию часто сообщают старейшины, и это для меня большая помощь. На территории сельсовета находится 21 населенный пункт, и сама я все не отследила бы.

Включать новые фамилии в "опасный список" приходится гораздо чаще, чем вычеркивать их оттуда, констатирует Ольга Николаевна. Сегодня таких семей в районе 13. Попасть в перечень социально опасных можно даже за то, что в доме регулярно не застилаются кровати. Не говоря уже о постоянной грязи и отсутствии в холодильнике еды (как и самого холодильника, кстати).

Ольга Куприенко поддерживает постоянные отношения с социальными педагогами школ, ФАПом, инспектором по делам несовершеннолетних, участковым. Да и жителей деревень все время предупреждает: если увидите, что по улице бродят беспризорные дети, сразу сообщайте старейшинам или напрямую звоните в сельский Совет.

Бывают, рассказывает Ольга Николаевна, и целые "династии", в которых тяга к спиртному передается от поколения к поколению, сначала - детям, а потом и внукам. В таких случаях более слабые, незащищенные члены семьи попадают в общий "водоворот", иногда не желая этого. Очень важно вовремя прийти им на помощь, обособить от среды. Поэтому же Копыльского сельскому Совету пришлось обратиться за помощью к сельхозпредприятию "Мажа-Агро", чтобы расселить сестер Ольгу и Татьяну Колбик. Сельхозпредприятие нашло для Татьяны другое жилье. А Ольга сейчас делает ремонт в своей квартире (СПК выделило на это 500 тыс. рублей), ждет возвращения из приюта дочери Нади, а заодно готовится снова стать матерью.

- С неустроенными семьями нельзя работать по принципу "лишь бы с рук". Это наши люди. Многие из них оступились, попали "не в ту" среду, не видели ничего хорошего в жизни. Пытаемся бороться и за них самих, и, безусловно, за детей, - говорит председатель Копыльского районного Совета депутатов Мария Сандрозд.

В соответствии с рекомендацией Минского облисполкома и областного Совета депутатов, за каждым депутатом в районе закреплена неустроенная семья. И не только за депутатами. Своих подопечных имеют представители райисполкома, руководители местных организаций и учреждений.

Есть такие и у Марии Сандрозд - семья Никонович из села Песочное.

- Теперь они меня хоть в дом пускают, - улыбается Мария Леонидовна. - А первый раз, когда к ним приехала, так и метлой отгоняли, и вилами пугали... Хозяйка даже топором покушалась... Накануне Нового года я ездила их поздравлять, привозила небольшие подарочки сыну Дениске. Поговорила с ним, попросила: ты маму воспитывай! Он очень боится с ней расстаться и попасть в приют. Чуть услышит, что мы критикуем ее за беспорядок - сразу бежит убирать, переставлять... Последние полгода мать не пила, а сейчас опять сорвалась. Поеду выяснять, в чем там дело.

Не так давно в Копыльском районе появилось свое "ноу-хау" - центр профилактики социальной неустроенности. В его работе задействованы прокурор, судья, нарколог, представители комиссии по делам несовершеннолетних. Профилактические группы объезжают сельсоветы, хозяйства района, школы: выступают на родительских собраниях, разговаривают с детьми...

- Когда люди видят, что местная власть держит работу с неустроенными семьями на постоянном контроле, они и сами активизируются, создают "зону неприятия", осуждают пьянство, - говорит Зоя Дойняк. - Безусловно, до стопроцентного результата нам еще далеко. Но каждая спасенная семья - это маленькая победа... Вот Вера Сакович, жительница Копыльского сельсовета, недавно закодировалась на семь лет. В настоящее время по любому поводу мне звонит: "А я отправила своих ребят в санаторий!" Или "Моя Надя сбежала с уроков - что делать?". Я отвечаю за эту семью лично. И мать пытаюсь приучить к ответственности.

Наталья Карпенко, Копыльский район.

Газета "Звязда", 14 октября 2010.

Источник: http://zvyazda.minsk.by/ru/pril/article.php?id=67651

 

Во Фрунзенском районе столицы родителей-алкоголиков приобщают к церкви

Нетрадиционный способ борьбы с пьянством родителей, чьих детей воспитывает государство, практикуют во Фрунзенском районе столицы. Вчера "обязанных лиц", которые подпадают под действие Декрета № 18, собрали в православном храме в честь Архистратига Михаила, который находится в микрорайоне Сухарево. Понятно, что большинство горе-родителей пришлось собирать участковым инспекторам и привозить в принудительном порядке.

Встреча началась с речи настоятеля прихода отца Игоря. Причем не только про пьянство, наркоманию, брошенных детей, но и о том, что жизнь можно настроить - нужно только постараться. После общей лекции все желающие получили от священника личные установки и прошли обряд окропления святой водой. Самых злостных уклонистов после акции милиционеры доставили на рабочие места.

Инициатором акции стал заместитель начальника Фрунзенского РУВД, начальник милиции общественной безопасности Динас Линкус. "Хочется надеяться, что мероприятие будет иметь должный результат.

В 2010 году в родительских правах во Фрунзенском районе восстановлена только одна мамаша, а с момента действия Декрета № 18 - 13 человек. Надеюсь, что встреча заставит хоть кого-то из родителей задуматься, перестать злоупотреблять спиртным, пропускать рабочие дни, и восстановленных в родительских правах будет больше ", - рассказал Динас Линкус.

Как сообщила пресс-офицер Фрунзенского РУВД столицы Алла Голубович, на этот раз на встречу удалось собрать 22 "обязанных лица", среди которых 6 женщин. Всего же под действие Декрета № 18 во Фрунзенском районе подпадает чуть более 200 человек.

Елена Овчинникова. Газета "Звязда", 14 сентября 2010 года.

Источник: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=65989