Особенности жизни в интернате для людей с психоневрологическими расстройствами

Суббота, 1 декабря 2012 г.
Просмотров: 3908
Подписаться на комментарии по RSS

Их считают не такими, как все. Внешне они почти ничем не отличаются от тех людей, которых мы встречаем каждый день на улице. Однако, к сожалению, у них нарушена психика. Впрочем, от такого крутого поворота в жизни не застрахован никто. Кого-то эта беда настигла уже в зрелом возрасте. А случается, что душевного здоровья у человека не хватает еще с рождения. В обществе существует стереотип, что от таких людей надо держаться подальше. Но это неправильно. Ведь они ни в чем не виноваты. Они также могут и умеют любить, радоваться жизни, вести (с помощью) домашнее хозяйство, создавать что-то новое. Просто им не повезло, однако это не может служить веской причиной для неприятия в социуме...

Люди с нарушениями психики, которых суд признал недееспособными, обязательно должны получить опекуна. Но, по правде говоря, не каждый человек готов добровольно взять на себя такое бремя кардинально изменить собственный образ жизни. Поэтому в стране функционируют дома-интернаты для людей, страдающих психоневрологическими расстройствами. Там для них созданы все условия, чтобы они не чувствовали себя оторванными от жизни и получали должный уход. В один из таких интернатов, расположенный в деревне Новый Уборок в Пуховичском районе, и отправился в командировку корреспондент «Звязды».

Каждого гостя сразу после въезда на территорию Пуховичского дома-интерната для психоневрологических больных встречают деревянные скульптуры, собственноручно сделанные воспитанниками. Директор интерната Александр Ляшенко говорит, что лечение полезным трудом очень помогает традиционной лекарственной терапии:

— Я придерживаюсь мнения Белинского о том, что работа придает человеку достоинство. Результаты такого подхода можно видеть невооруженным глазом. В четырехэтажном просторном корпусе повсюду висят рисунки и аппликации. Целый стенд посвящен красивым вытинанкам. Дело в том, что психически нездоровый человек прекрасно понимает и чувствует эмоции. Совсем как ребенок. Если такого человека искренне похвалить, то у него на какой-то период улучшается самочувствие. Конечно же, тщательный контроль при этом со стороны сотрудников интерната никто не отменял.

Да, бывают у больных и обострения, но в этом ничего необычного для квалифицированного персонала нет. Средний возраст подопечных — а их около 387 — сорок пять лет. Несколько человек находятся в интернате чуть ли не со времени его открытия — а это более полувека. Все они лишены дееспособности по решению суда. Почти половина имеет приобретенные заболевания. В прошлой жизни эти люди были военными офицерами, педагогами, медицинскими работниками. Обычные, на первый взгляд, профессии, а жизнь вот как распорядилась...

Таким больным жизненно необходимы уход и забота. Александр Ляшенко уверяет: работа налажена должным образом:

— Мы пользуемся развитой системой видеонаблюдения, в установке которой нам помог Национальный банк. И это очень помогает, потому что психически нездоровые люди не всегда и не в соответствующей степени могут контролировать свои действия. Содействуют нам также промышленные и строительные организации. Они поставляют продукты питания, сельскохозяйственные товары. Мы держим большое подсобное хозяйство: общее поголовье приближается к четыремстам. За ним также (под тщательным контролем санитаров) ухаживают наши подопечные. Выращиваем фрукты и овощи. И это приносит плоды: мы полностью обеспечиваем себя картофелем и мясом. Кстати, питаются воспитанники четыре раза в день. Примечательно, что нормы питания выражаются не в денежном эквиваленте, а в натуральном.

Не забывают и о культурной жизни. В корпусе находится огромная библиотека, и скоро она переедет в большее помещение. Каждый находит литературу на свой вкус. Кому-то нравятся военные приключения, кто-то склонен к историческим книгам... Не так давно появилась в интернате молельная комната. Регулярно сюда приезжает отец Александр, который проводит службу. А певчие даже организуют мини-концерты. Каждый вторник учреждение посещает ксендз Владислав. Заглядывают сюда и волонтеры из международных гуманитарных организаций. Не так давно интернат принимал делегацию из Ирландии. Кроме того, гости с Изумрудного острова сыграли с воспитанниками настоящий футбольный матч, где никто не хотел уступать.

— Интересно, бывает ли так, что человек возвращается к нормальной жизни?

— Безусловно, — отвечает Александр Ляшенко. — Несколько лет назад к нам попал Алексей Д. (из этических соображений все имена и фамилии проживающих в доме-интернате изменены. — Авт.). Ему было всего двадцать шесть лет. Совсем молодой, красивый парень, но очень любил выпить. Порок довел до потери работы, а потом его направили к нам. Пробыл у нас около четырех лет, а потом его забрала домой мать. Позже через суд он восстановил свою дееспособность, и теперь у него все хорошо.

Случается, что человек в интернат поступил, а потом про него «забыли». Его годами не посещают родные, не забирают хоть на некоторое время к себе. Но, к счастью, таких людей можно пересчитать по пальцам одной руки.

Вместе с заместителем директора дома-интерната Анатолием Вежевичем заходим в одну из многочисленных палат, где находятся трое больных. Анатолий Викторович объясняет:

— Двое из них сдружились уже очень давно. Младшему, Александру, недавно исполнилось тридцать шесть лет. Но у него с рождения действует только одна нога. Он немного слышит и понимает речь людей, но сам говорить и двигаться не может. Своеобразным переводчиком для него стал Иван, который может немного говорить. Вот так у нас образовался настоящий дуэт. К Александру регулярно приезжает мать, которая живет в одной из приграничных с Беларусью стран.

— Какой подарок ты хочешь от матери? — спрашивает Анатолий Вежевич у Александра через Ивана.

Тот через несколько секунд отвечает:

— Ноутбук... Видеть маму... Чаще...

Замечаю, что Александр пальцем ноги переключил на пульте телевизионный канал. И тут же мой взгляд падает на красивый рушничок. Оказывается, такую красоту он вышил сам — одной ногой. Настойчивости этого человека можно только позавидовать...

Инструктор по трудотерапии Светлана Панина говорит, что стремление таких людей к физической работе можно только приветствовать. Но и здесь есть свои особенности:

— Я родом из Узбекистана, но непростая судьба забросила меня в Беларусь. И вот уже десять лет работаю в интернате. Специфика работы в том, что психически нездорового человека вообще нельзя обижать, ему надо показывать свое умение терпеть. Если что-то у него получается плохо — все равно необходимо похвалить за старание. Потом уже вместе с врачом исправляем недочеты на изделиях, но воспитанники этого не должны видеть. Это как табу. Интересно, что наши подопечные часто делают одно и то же изо дня в день, и переключиться на другую работу не хотят. Видимо, они стремятся к совершенству, пытаются еще и еще. При этом каждый создает, что хочет, корзину из лозы, модель музыкального рога, денежное дерево, фигурку из бумаги. Главное — не мешать, а помогать.

Пожалуй, ни один человек в детстве не любил принимать лекарства или терпеть уколы. И доктору приходилось его уговаривать и убеждать. Этот же подход срабатывает и тогда, когда перед врачом находится взрослый человек с особенностями психики. Разве что здесь доктор обязан быть очень осторожным, чтобы нечаянно не обидеть больного. Это подтверждает и врач-терапевт интерната Людмила Рогожная:

— В отличие от обычной поликлиники, мы работаем с одними и теми же пациентами. Их диагнозы известны, больные находятся под постоянным медицинским наблюдением. Но ведь люди болеют еще простудой, гипертонией... Если к врачу в обычную поликлинику приходит пациент, он жалуется на здоровье и объясняет, что и где у него болит. Но ведь этого не может сделать наш подопечный. Когда врачу приходится пускать в ход дипломатию, то кабинет превращается в настоящий театр двух актеров.

Не так давно сюда поступил Сергей П. Сейчас в это трудно поверить, но сначала он был настоящим бомжем — заросшим и грязным. Ничего не хотел делать, находился все время на «взводе». Но через пару месяцев втянулся в работу по хозяйству и кардинально изменил свои взгляды. Сейчас выглядит как обычный мужчина.

Для психически нездорового человека нет ничего страшнее нашей апатии и презрения. Его самочувствие напрямую зависит от отношения окружающих. Это закон природы, и изменить его невозможно. Поэтому наилучший путь договориться с таким человеком — не ставить себя выше него. Для персонала дома-интерната в Новом Уборке это — аксиома.

Валерьян Шкленник. Фото автора. Минск — Новый Уборок — Минск, 1 декабря 2012 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе с белорусского: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=106092&idate=2012-12-01

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)