Оборона Логойска в июне-июле 1941 года

Среда, 19 августа 2015 г.
Просмотров: 547
Подписаться на комментарии по RSS

Почти месяц гитлеровцам не удавалось прорвать оборону советских войск

Много славных страниц вписали в летопись победы защитники Отечества в начале войны. Одна из них — оборона Логойска в июле 1941 года. На гранитных плитах мемориального комплекса на Паненской Горе в Логойске выбиты фамилии солдат, погибших при обороне города. Кто они, откуда родом, как здесь оказались — об этом нам, их потомкам, необходимо знать и помнить.

Чтобы понять, как происходила оборона Логойска, надо вспомнить боевые действия в июне 1941-го под Минском. Согласно плану немецкого командования, танковые группы Гота и Гудериана должны были замкнуть кольцо окружения за столицей Беларуси. К северу от города, на направлении Радошковичи — Заславль, наносил удар 39-й танковый корпус Гота. 64-я дивизия полковника Иявлева заняла оборону на востоке городка Радошковичи, по линии Красное — Заславль — Рогово. На правом фланге дивизии, направо от дороги Радошковичи — Острошицкий Городок, оборонялся 288-й стрелковый полк подполковника Григория Кучмистого.

Начиная с 25 июня, здесь проходили очень тяжёлые бои. После многочисленных атак с применением танков немцам удалось пробить оборону 64-й дивизии. 288-й стрелковый полк оказался отрезанным от основных сил дивизии, лишился связи и обеспечения боеприпасами и, чтобы избежать окружения, был вынужден отходить вместе с артиллерией в сторону Логойска. На северном направлении Минск защищала 100-я дивизия генерала Ивана Руссиянова. Дивизия заняла позиции около Острошицкого Городка на местности, где раньше проводила отработку боевых действий.

Острошицкий городок на карте Беларуси

Изображение сервиса «Яндекс. Карты»

Прорвать оборону советских войск гитлеровцам не удалось. Красноармейцы применили против врага бутылки с бензином — большое количество немецких танков было охвачено пламенем. 27 июня генерал Руссиянов приказал дивизии перейти в наступление. 331-й полк наступал слева от Острошицкого Городка. С боями прошел 14 километров и вышел к деревне Вяча. Тем временем немцы предприняли контратаку из района деревни Беларучи. Батальоны капитана Максима Старкова и капитана Василия Бабия отбивали атаки немцев, но боеприпасов катастрофически не хватало. В конце дня немцы перерезали дорогу на Мочаны, и эти два батальона 331-го полка попали в окружение. Они оказались отрезанными от дивизии, которая по приказу отошла в район Волмы. После обеда 28 июня гитлеровцы вошли в Минск.

Военные, которым посчастливилось выбраться из окружения, объединились под командованием капитана Бабия. По информации разведчиков, единственным путем для прорыва было направление Логойска. Ночью сборный батальон по лесу вышел на дорогу Минск — Логойск и к утру 30 июня был в районном центре. Там уже находился 288-й полк подполковника Григория Кучмистого. Тем временем под Плещеницы отошла 50-я дивизия генерал-майора Василия Евдокимова, которая до сих пор вела бои под Молодечно и Вилейкой. Генерал Евдокимов переподчинил себе 288-й полк и приказал Кучмистому занять оборону перед Логойском.

По разработанному плану 288-й полк защищал западное направление непосредственно перед Логойском, а батальон Бабия отвечал за минское направление. Получив боеприпасы и продовольствие, последний занял оборону на дороге Минск — Логойск. Расположились на окраине леса между деревнями Острошицы и Чуденичи, у поворота с основной дороги на деревню Мишковичи. Сегодня этой деревни не существует: в 1943 г. ее сожгли фашистские каратели.

После разведки немцы стали атаковать позиции батальона — начался бой. Красноармейцы встретили врага мощным огнем, батальон удерживал свои позиции. Ничего не добившись, немцы вызвали артиллерию.

Вот как запомнил те события житель Острошиц Николай Желобкович: «...Немцы шли из Острошицкого Городка и подошли к лесу. Потом проехала разведка на мотоциклах с коляской. Наши их там побили. Начался бой. Немцы видели, что не могут пройти. Тогда затянули на холм пушки и начали обстреливать лес около поворота на Мишковичи — там стояли советские солдаты. Снаряды через нашу деревню летели, а они не отвечали: видимо, нечем было стрелять, орудий не было...».

Действительно, на вооружении сборного батальона были только винтовки и пулеметы. Татьяна Шавель, жившая тогда в Острошицах, вспоминает: «...В лесу между Чуденичами и Острошицами были наши солдаты. Немцы знали об этом. Они стреляли по лесу, снаряды летели через наш дом и там рвались. Все гудело вокруг. Папа нас всех вывел на улицу и рассадил по одному, чтобы всем не погибнуть. Потом стало тихо. Под вечер пришли наши солдаты и спросили медиков. Мой папа был фельдшером, с ним акушерка работала. Вот мы и пошли в лес, и я с ними. Там ужас сколько было побитых. Один солдат мертвый лежал около дерева. На его груди была фотография — на ней женщина и двое детей... Оказали раненым помощь, всех тяжелых вечером отправили в Острошицы. Некоторых переодели и на подводах ночью увезли в Логойск, в больницу. Мертвых похоронили там же, в лесу».

До Логойска раненые не доехали: там уже были немцы. Чтобы не попасть в окружение, Бабий приказал оставить позиции и отходить в сторону Борисова. Двигаясь по проселочным и лесным дорогам, 18 июня 1941 года красноармейцы вышли к своим в районе Смоленска. В это же время 288-й полк занял оборону перед Логойском, перерезав все основные дороги, ведущие в райцентр.

Сразу занять Логойск у гитлеровцев не получилось. Долго продолжался жестокий бой, несколько атак отбили красноармейцы. Пока были боеприпасы, несмотря на потери, полк удерживал позиции. Это стало невозможным, когда в небе появилась немецкая авиация. Уцелевшие после боя красноармейцы вынуждены были отступить в леса Логойска. Гитлеровцы заняли районный центр. На долгие три года Логойщина оказалась в оккупации.

Житель деревни Малиновка Филициан Загорский был свидетелем тех событий: «Немцы шли из Логозы, а наши вырыли окопы под Логойском. По горе, которая называлась Плитница, организовали оборону. Там, где сейчас стоят памятники, были окопы. Немцы наступали по логозинской дороге: и броневики, и танки, и солдаты шли. Много здесь положили наших солдат: они около дубов похоронены».

Сегодня о защите Логойска напоминают обелиски, которые находятся на местах бывших боев, недалеко от дороги Минск — Витебск. Но прошлое время от времени напоминает о себе. Весной 2008 года во время проведения реконструкции этой дороги бульдозер неожиданно вывернул на поверхность земли ящик с боеприпасами. Солдаты 52-го специализированного поискового батальона, которые выехали на место, подняли из земли останки человеческих тел, боеприпасы, фрагмент пулемета «Максим» с заевшим патроном, ботинки с обмотками, котелки, фляги и другие предметы. Самыми ценными находками стали эбонитовые капсулы, в которые солдаты обычно вкладывали свои личные данные. На этот раз они не были пустыми.

вещи, найденные на месте боев под Логойском

Вещи, найденные на месте боев под Логойском

Выяснилось, что в составе пулеметного расчета воевали солдаты из Кардымовского района Смоленской области Евгений Михайлович Ивашков (1915 г. р.), Василий Константинович Волосенков (1912 г. р.), а также уроженец деревни Волошково Егорьевского района Московской области Сергей Андреевич Суров (1912 р.). Все они считались пропавшими без вести. Сразу же к поискам родственников погибших солдат присоединились логойские журналисты.

— Большая удача, что нашли медальоны с записками, — рассказывает Ирина Станкевич. — Это позволило районным властям Логойщины перезахоронить останки героев на кладбище города не как безымянных солдат, а с именами на обелисках. В результате поисков нашлись родственники Волосенкова и Сурова. Позже вместе с сыном и племянницей посетила Логойск дочь Ивашкова. Признаться, были тревога и сомнения: вдруг Евгения Евгеньевна захочет увезти с собой останки отца? Но женщина рассудила так: «Шестьдесят семь лет отец лежал в вашей земле. Она теперь для него не менее родная, чем смоленская. Рядом с ним — его товарищи. Те, на которых он рассчитывал в трудную минуту...».

Совсем недавно выяснилось, что и у других погибших солдат были медальоны. Как утверждает местная женщина, которая жила тогда в Малиновке, ее отец принес с места захоронения солдат много медальонов и где-то спрятал, собираясь сохранить их до освобождения. Но в феврале 1943 года он был расстрелян немцами за связь с партизанами, а место хранения капсул с тех пор неизвестно. Будем надеяться, что и эта тайна когда-нибудь откроется.

Александр Павлюкович, фото автора, г. Минск, 19 августа 2015 года. Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zviazda.by/2015/08/96720.html

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)