Телеведущие Тамара Лисицкая и Глеб Морозов: «На нашей свадьбе похищали жениха и вели трансляцию похищения»

Четверг, 17 октября 2013 г.
Просмотров: 3416
Подписаться на комментарии по RSS

Они уже почти десять лет — семья. Творческая, сильная, а с некоторых пор еще и многодетная. Писательница, телеведущая и, по признанию многих слушателей, самый соблазнительный голос отечественного эфира Тамара Лисицкая и радиозатейник, ведущий телепрограмм, концертов, КВН и прочих развлекательных мероприятий Глеб Морозов (творческий псевдоним «паспортного» Виталия Елфимова) лучше других опровергают распространенные мнения, что профессиональная успешность и семья несовместимы, что нельзя успеть все и обязательно нужно чем-то жертвовать. Они — не жертвуют. Просто живут, воспитывают троих детей, реализуются в творчестве, сочетают «светское» и земное. И при этом удивительным образом умудряются быть на виду, но не напоказ, оберегая свою личную жизнь от чрезмерно любопытных глаз.

Тамара Лисицкая и Глеб Морозов с маленькими детьми

Удивительно ли, что именно Тамара и Глеб стали первыми героями нашей новой рубрики «Быть вместе», в которой мы попытаемся вывести секретные рецепты семейного счастья. И хотя из-за очень плотной занятости главных действующих лиц устраивать это интервью пришлось несколько недель, лично я ни на минуту об этом не пожалела.

«Жениться не буду, если не дадут проехать в лимузине»

— Давайте вспомним, с чего вообще начиналась ваша семья: кто кого первым заметил на «Альфа Радио», чем зацепил, кто сделал первый шаг?

Глеб: Я давно о ней знал, однажды даже в интернете фото нашел, посмотрел. Но никогда не думал, что мы будем вместе. Слишком далеко она была.

Тома: Я услышала незнакомый голос в эфире, который до сих пор знала «вдоль и поперек», и стало интересно, что там за новенький. Ждала собрания, чтобы увидеть его — значит, настройки уже были правильные. А потом его представили команде — а Глеб умеет производить впечатление — и мне стало еще интереснее. Высокий брюнет с ямочкой на подбородке... Ну, как тут устоять? А потом его «пристегнули» ко мне «стажироваться»...

Глеб: Получается, первый шаг мы сделали вместе. Одновременно. Так бывает, когда какая-то ситуация назревает и должна произойти. Вы же знаете, что радио одновременно изобрели Маркони и Попов?

— Ваша свадьба проходила, мягко говоря, нетрадиционно: с телетрансляцией, активной беременной невестой и похищением... жениха. Клуба «Ямайка», правда, давно уже нет, и многие участники событий живут за пределами страны. И все-таки, какие моменты до сих пор приятно вспоминать?

Тома: Я все помню, я была трезвая невеста. Действительно — на восьмом месяце, с огромным животом. И воровали у нас жениха, и вели репортаж с трансляцией похищения... Ой, было здорово... Чуть не опоздали в ЗАГС из-за Глеба, ехали в такси... А после ЗАГСа поехали на «Альфу», где поклялись в верности друг другу под портретом Сергея Кузина, а сам Кузин благословил нашу творческую семью. Потом уже кавалькадой в лимузинах (Глеб сказал, что жениться не будет, если ему не дадут проехать в лимузине) — в клуб... Наши взрослые родственники сначала немного стеснялись, удивленные таким форматом: у нас был фуршет, один танцзал плюс концертная зона, постоянно кто-то пел или выступал.

Глеб Морозов с детьми

Но потом и они втянулись, и уже в конце вечера был один сплошной «Казантип»... Вели свою свадьбу мы сами. И дело не в том, что хотели как-то соригинальничать... Просто мы столько повидали и провели стандартных, правильных свадеб, что прилично сесть за столы в свой праздник не могли никак. Хотели сделать, как нам хочется, а не как велит традиция. Входили в зал под «Too Funk» Джорджа Майкла, и в конце вечеринки всех гостей пригласили в боулинг, а сами... поехали готовиться к завтрашнему эфиру. Мы же ни в какие отпуска не уходили — ни в «медовые», ни в «беременные». Лично я накануне свадьбы до одиннадцати вечера еще сценарий какой-то писала... пока Глеб был на «мальчишнике».

Глеб: Тома уже все рассказала. А «мальчишник» у меня был, это правда. Но я его не помню...

— Кстати, совсем скоро у вас красивая дата — 10-летие, она же розовая свадьба. Планируете ли как-то отметить?

Тома: Глеб, планируем?

Глеб: А как же... Я, правда, буду в командировке.

— В каждой семье случаются кризисы — а в творческой, наверное, еще и сталкиваются амбиции. Находила ли у вас «коса на камень»? Кто первый уступает, если вдруг поссорились?

Тома: Сейчас у нас нет совместных проектов, а еще полгода назад, когда вместе работали на «Радиусе», — ссорились постоянно. И именно по рабочим вопросам. Вообще, мы оба темпераментные люди. Заводимся с пол-оборота...

Глеб: Нет, у нас есть совместный проект — семья. Я пытаюсь трезво оценить, что же мы имеем после 10 лет совместной жизни. Трое детей, машины-квартиры, несколько сильных теле- и радиопроектов, профессиональные награды, споры-примирения, кот, хомяк. По-моему, неплохо поработали.

— Если не секрет, какие черты характера друг в друге вы по-прежнему нежно любите, а с какими сложно примириться?

Тома: Я по-прежнему люблю его драйвовость и талант. С ним нескучно и интересно. Если муж стреляет в тире — то попадет в «яблочко», если решит научиться играть в боулинг — то станет чемпионом, если вдруг согласится поклеить обои — поклеит идеально, а если пойдет разбираться в ЖЭС — вернется с победой. А не нравится, как и прежде, его скорпионовская жесткость. За день Глебу обязательно нужно истребить, превратить в пепел одного-двух-трех человек. Часто это бываем мы.

Тамара Лисицкая и Глеб Морозов с детьми на фоне собора

Глеб: Мне в ней все нравится... Кроме консервативности.

Я полгода уговаривал ее приобрести посудомоечную машину. Она же боится любой техники. И тут сопротивлялась до последнего, а теперь без посудомойки жизни не представляет. То же со всем — ноутбук, телефон... До последнего упирается, пока аппарат уже не ломается. Машину до сих пор не водит, хотя и права, и машина есть. И самолетом летать боится. Словом, жена у меня зануда и трусиха.

Тома: А у меня муж — тиран и деспот.

Глеб: Я тебя тоже люблю...

«Я поощряю и лелею, Глеб — контролирует и применяет санкции»

Сегодня в семье Елфимовых трое детей: Матвей, Катя и младший, 5-летний Гоша. Тамара Лисицкая не скрывает, но и не подчеркивает, что старший сын — от первого брака, который не выдержал испытание кризисом 1998 года.

— Одно дело — завоевать любимую женщину, и совсем другое — завоевать доверие ее ребенка. Как складываются отношения Глеба с Матвеем?

Тома: Нелегко, но Глеб, в принципе, не сентиментальный парень... Матвей — интуит, любитель поразмышлять, немного ленивый и мечтательный. А Глеб — сенсорик, жесткий, принципиальный, требовательный. Естественно, при таком раскладе будет искрить. Потом, Матвею сейчас 14 — сложный возраст. Словом, я как переговорщик-миротворец всегда наготове. Понимаю, что оба хороши, но и понимаю, что оба правы. Матвей имеет право на свой образ жизни и на детство, а Глеб имеет право (и даже обязан) научить его быть мужчиной.

Глеб: У меня в этом смысле тоже было не идеальное детство. Меня научили быть мужчиной в армии, а до этого воспитывала мать. Я не хочу, чтобы Матвей столкнулся с тем же, с чем я в свое время. Пусть он лучше от меня услышит все неприятное и научится защищаться.

— Насколько я знаю, двоих младших детей вы рожали вместе. Явление в нашем обществе все еще непривычное, многие мужчины на это не решаются. В вашем случае решение было общим? Как отразился этот опыт на взаимоотношениях?

Тома: Я всем женщинам рекомендую рожать с мужем. Плюсов гораздо больше, чем минусов. В конце концов, вдвоем рожать легче и безопаснее. Глеб был моим связным между вселенными. Катю я начала рожать еще в палате, через 20 минут после амниотомии, почти без схваток, даже медсестра не сразу поверила. Если бы не Глеб, который побежал, нашел и привел с «летучки» докторов, — не знаю, что было бы... И массировал меня, и выслушивал...

Глеб: Ничего странного и страшного в совместных родах нет. Не знаю, почему там некоторые теряют сознание... Я не терял. Зато мог проконтролировать все этапы.

— В смысле воспитания детей — у вас в семье демократия или монархия?

Тома: Монархический дуализм. (Улыбается.) Я придерживаюсь ямайско-скандинавских принципов, а Глеб — немецкий кайзер. Я дружу, поощряю и лелею, Глеб — контролирует, требует и применяет санкции. Понятно, что при таком раскладе ему труднее, но...

Глеб: Я хочу научить их отвечать за свои слова. Пригодится.

Тома: Стараемся брать детей с собой на работу, на мероприятия, которые организуем: пусть видят все живьем, много чего словами не объяснить.

— Кто из вас ходит на родительские собрания, в детскую поликлинику? И каким образом решаете, в какие секции и кружки записать детей?

Глеб: На родительские собрания ходим по очереди — идет тот, кто свободен. Собрания же обычно проводят в шесть вечера, а у нас работа ненормированная. Иногда я иду на одно собрание, а Тома на другое — они же бывают у всех классов в один день.

Тома: Кружками и детским досугом занимаюсь я. Но Глеб каждые выходные возит самого младшего, Игорька, в развивающую школу. Что касается занятости — у Матвея сейчас дополнительный английский, рисование и наш с ним общий тренажерный зал; у Кати — третий класс музыкальной школы и ансамбль (она там лихо барабанит) плюс рисование; у Гошки — развивающая школа и логопед.

— Кстати, кто-нибудь из детей выражал желание пойти по отцовскому пути? Может, Катя с маминой помощью пишет сказки, а Матвей мечтает о карьере телеведущего?

Глеб: Не навязываем.

Тома: Они знают, как это — быть телеведущим, стоять на сцене. Знают, как пишутся книги. Кроме информации и генов, у них есть и определенный опыт. А дальше пусть сами выбирают.

«Не мешать друг другу умными советами»

— Кроме профессиональной занятости в различных сферах, у всех родителей есть еще повседневные дела: проверка школьных «домашек», обеспечение быта, побочная «общественная нагрузка»... Семья Елфимовых блестяще со всем этим справляется — не зря же в прошлом году вы стали одной из лучших многодетных семей Минска. Логично, что не одну меня интересует вопрос: как вы все успеваете?

Тома: Это трудно. Каждый день живем с максимальной нагрузкой и такой же максимальной отдачей. Я стараюсь параллельно несколько дел делать, тогда хоть что-то успеваешь... Готовлю и уроки проверяю, либо пишу сценарий, а Гоша рядом в это время цветы и буквы мне рисует для поднятия настроения.

Глеб: А я правильно планирую время. Нужно заниматься чем-то одним.

Тома: Вот поэтому успеваю я, а Глеб занимается чем-то одним.

Глеб: Если мы оба будем суетиться, тогда и будет суета.

Тома: На самом деле мы оба — универсальные рабочие механизмы, каждый со своим алгоритмом работы. Глеб работает по максимуму в одном режиме, я — в другом. И смешивать эти стили опасно. В результате мы вместе успеваем очень многое. Главное — не мешать друг другу умными советами.

Тамара Лисицкая и Глеб Морозов с детьми на берегу озера

— Тамара Лисицкая известна не только как белорусская писательница, сценарист и обаятельная телерадиоведущая, но и как активный участник благотворительных проектов. Эта инициатива — личное? Или в ней также задействована вся семья?

Тома: Это традиция. Моя мама все время помогала кому-то, ездила в больницы ухаживать за какими-то знакомыми, которых больше никто посетить не мог. Это было нормально. Сейчас это норма и для Кати, Матвея и Гоши. Гоша этим летом ездил со мной в социальный приют, подготовив личный подарок — игрушки для детей.

— При таком напряженном графике, как у вас, часто ли удается отдохнуть всем вместе? Есть любимые маршруты в Беларуси и за пределами?

Глеб: Мы как раз отдыхаем только вместе. Однажды за десять лет выбрались без детей на неделю в Германию, и то в командировку. В остальное время, если едем, то как минимум со старшими.

Тома: Путешествия — наш фан. Четыре года подряд ездили с палатками по Европе. Дети уже видели Стоунхендж, Эйфелеву и Пизанскую башни, Везувий, Атлантический океан, Венецию, испанские пещеры, швейцарские озера, бельгийские монастыри. Мы в горы поднимались с ними, на велосипедах катались по Памплоне, после забега быков, на корабликах караулили Лох-Несское чудовище в Шотландии... Не ездили только в этом году, так как было много работы в Минске. Зато успели этим летом с ними сплавиться на байдарках по Ислочи...

— Как-то в интервью Тамара сказала, что главный ее проект — материнство, семья и дети. Приходилось выбирать между семьей и работой?

Тома: Приходилось. В пользу материнства я вернулась из Москвы в Минск, оставив работу на российском канале. Все три раза во время беременности и кормления грудью отказывалась от «долгоиграющих» проектов. А сейчас из-за работы, к сожалению, что-то упускаю в материнстве. Бывают дни, когда нужно сдать, например, важный сценарий, и я из-за стола весь день не встаю. Дети подходят тихонько, вздыхают и уходят... Сердце обрывается. А что делать?

— По вашему мнению, счастливая семья — это...

Глеб: Ну, вот наша.

Беседовала Виктория Телешук. Фото из личного архива героев, 17 октября 2013 года.

Источник: газета «Звязда», на белорусском: http://zviazda.by/2013/10/19027.html

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)