Жилье и бывшие родственники

Понедельник, 21 ноября 2011 г.
Рубрика: Жилье -> Семья
Метки:
Просмотров: 4758
Подписаться на комментарии по RSS

Чтобы не бегать по судам, не бойтесь заключать соглашение при регистрации новых членов семьи.

Когда пришлось листать судебные дела, о которых пойдет речь ниже, снова и снова вспоминалось памятное жигловское: "Наказаний без вины не бывает... В конце концов, надо было своевременно разбираться со своими женщинами". Вот и про пенсионера из одного из полесских районов хочется сказать то же самое.

Гражданский муж

Прожил человек солидный отрезок жизни, нажил шестерых детей, а под конец этой жизни оказался никому не нужным. Как выяснилось в ходе судебного заседания, Виктор Адамович и сейчас формально состоит в браке с бывшей женой и имеет, кстати, в собственности дом. Но давно в официальной семье не живет. Больше десятилетия сельчанин прожил с новой гражданской женой в ее городской квартире, где был зарегистрирован до сих пор. Но с годами навалились болезни, человек перенес инфаркт, стал инвалидом первой группы и теперь нуждается в постоянном уходе. У гражданской жены Галины Дмитриевны в это время также ухудшилось здоровье, она переехала к сыну в соседнюю страну. А дочери Галины Дмитриевны, которая живет в спорной квартире со своими детьми, такой "гражданский" отчим оказался совсем лишним.

Когда он в очередной раз выписался из больницы, молодая хозяйка указала на дверь. Поэтому и переселился немолодой человек в дом своей дочери. Тем временем в суд поступило заявление с просьбой признать, что он утратил право на регистрацию и проживание в городской квартире. Дочь же Виктора Адамовича поддерживала стремление отца отстоять свои права на пребывание в квартире Галины Дмитриевны. Да только суд не счел претензии гражданского мужа владелицы квартиры обоснованными. Ведь с точки зрения закона, гражданский муж - никто, чужой дядя. А то, что он когда-то жил в квартире, возможно, делал ремонт, - его личное дело. Хотя и пытался бывший сельчанин обжаловать решение районного суда, областной суд оставил это решение без изменения. Виктор Адамович по-прежнему остался в доме дочери. А вот ухаживает за ним, инвалидом первой группы, как сообщил сельсовет, социальный работник. Других желающих не нашлось.

Внучка

Не очень хотела ухаживать за престарелыми бабушкой и дедушкой и одна брестчанка, чей иск фигурировал в суде. В свое время старики нашли человека, с которым заключили договор ренты с условием пожизненного содержания, это означало, что он присмотрит за стариками и получит квартиру. Договор был составлен по правилам и заверен нотариально. А вот когда старые люди умерли, их внучка вдруг вернулась из соседней страны, где она в последнее время подрабатывает, и заявила права на квартиру. Поскольку ее отец, единственный сын дедушки и бабушки, умер, себя она сочла законной наследницей имущества стариков. При этом суду женщина пыталась доказать, что ее дед и бабка страдали психическими заболеваниями, поэтому не понимали сути документов, которые подписывали.

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что пожилые брестчане действительно были очень больны, и не только психическими расстройствами. Их состояние здоровья требовало и ухода, и медикаментов, которыми и обеспечил их чужой человек. Внучка же, когда они болели и не могли себя обслуживать, не интересовалась их состоянием, не помогала, даже не предлагала помощь. Поэтому и логичным, и справедливым выглядит решение суда, который подтвердил полное право на квартиру человека, который присматривал за старыми людьми.

Тетка и племянница

Вот так бывает, что бывшие родные становятся практически врагами, когда дело доходит до дележа имущества. А случается, люди сделают какой-то шаг, подарят, перепишут жилье на родственника, а потом опомнятся, но, как правило, поздно. Вот и сестры из Барановичей, видимо, были в наилучших отношениях, поддерживали друг друга, помогали, когда старшая подарила младшей однокомнатную квартиру. Подарила с надлежащим оформлением сделки, с подписью всех документов. А младшая незадолго до смерти подарила указанную квартиру своей дочери. Вот тетя и надеялась, что племянница в знак признательности за квартиру будет за ней ухаживать, помогать. Только так по каким-то причинам не случилось. Но это уже категории моральные. А по закону, квартира принадлежит молодой женщине, которая распоряжается ею и ведет себя так, как считает нужным.

Тогда тетя спохватилась, посчитала племянницу недостойной и обратилась в суд с просьбой признать договор дарения недействительным. Но как это сделать? Нравственные аспекты к делу не привяжешь, а формальные были соблюдены. Поэтому нет никакой возможности вернуть квартиру ее бывшей собственнице. Можно только посочувствовать женщине и на ее примере показать другим, какими опасными могут быть шаги по передаче собственного жилья даже самым близким родственникам.

Муж и ключи от квартиры

По словам заместителя председателя Брестского областного суда Елены Хотько, чаще всего судам приходится разбирать семейные споры родственников по поводу регистрации и права проживания в квартирах и домах. Люди регистрируют в своем жилище супругов, невесток и зятьёв, а после расторжения брака нередко имеют большие проблемы. И все потому, что не знают законов, не интересуются жилищным законодательством и не принимают меры по обеспечению своих прав. Для нашего человека совсем неестественным выглядит при прописке мужа или жены подписать соглашение о пользовании жильем. И напрасно, при наличии такого соглашения в случае расторжения брака каждый остается, с чем был. А если учесть статистику разводов, то стоит семь раз подумать. И поучиться на чужом горьком опыте.

Типичная история: в Бресте обручилась пара, жена зарегистрировала мужа в квартире, которую она купила к браку. Не очень счастливой оказалась та семейная жизнь молодых горожан, если через полтора года они решили расстаться. Развод оформили, как и брак, в установленном законом порядке. Ну, и, конечно, жена надеялась, что экс-муж соберет чемодан и тихо уйдет из ее жизни. Чтобы ускорить процесс, она даже замки сменила в квартире. Только у мужа были другие планы, он законы знал. И подал в суд. Суд в свою очередь, ему, как бывшему члену семьи, выделил комнату, в которой он может проживать хоть до кончины. А другой суд обязал экс-супругу выдать ключи от входной двери, да еще взыскал с нее в пользу бывшего мужа 400 000 рублей, которые он потратил на адвоката.

Удивились? Нечего. Такие у нас законы. На языке официальных документов это звучит так: если члены семьи собственника жилого помещения перестали быть членами его семьи, но проживают в этом помещении, они сохраняют свои права и обязанности. А если сказать просто, бывшего мужа или жену, если вы их прописали в свою квартиру, вы не выпишете никогда, пока он сам того не пожелает. У него нет права на собственность, если квартира приобреталась до брака. Но зачем ему такое право, если в квартире можно жить и судом можно заставить бывшего супруга отдать ключи?

В Германии, например, после развода женщины получают много преимуществ. Бывший муж, независимо от наличия и возраста детей, платит алименты на содержание жены пожизненно. У нас же, как видим, можно жену заставить пожизненно содержать мужа, предоставляя ему жилплощадь в своей квартире. И неважно, что в покупку квартиры он не внес ни копейки, не важно, что она живет здесь с новой семьей и детьми, неважно, что бывший муж - это никто, такой же "родственник", как сосед по площадке или алкоголик с лавочки около подъезда. Таков закон, и ни один суд его не обойдет.

Цивилизованная регистрация

Закон, конечно, можно поменять. Но этого прежде всего должны захотеть депутаты, которых мы с вами регулярно и дружно выбираем. Еще должна быть законодательная инициатива. Хочется думать, что она, эта инициатива, все же протопчет тропинку в парламент. Ведь нынешний закон, по мнению автора этих строк, не совсем стыкуется со статьей 44-й нашей Конституции, которая гарантирует каждому право собственности и государственную защиту этого права.

А пока закон такой, какой есть. И с этим надо считаться. Конечно, написать в соглашении о порядке пользования жильем, что родственник регистрируется на время брака, для нашего человека практически означает признание этого брака временным. Но ведь можно в ЖЭСе или у председателя кооператива заключить соглашение сначала на определенный срок: на год, два, пять. Не стесняются же работодатели брать специалиста или рабочего на работу с испытательным сроком. Так чего же стесняться тут, когда регистрируешь в своем жилище зятя или невестку, а то и мужа или жену? Время покажет, продлевать срок проживания или нет. И даже запись "на время брака" не выглядит оскорбительной, если брак заключается на всю жизнь. Просто заранее надо оговорить эти моменты с человеком и делать все цивилизованно, не особенно обращая внимание на эмоции, реплики, поведение того, кто вселяется. Всегда можно сказать, что в свое собственное жилье он сможет вселять кого захочет и как захочет, а тут пусть выполняет правила игры хозяина.

Следует признать, что даже не очень приятный разговор с новым родственником лучше, чем судебные тяжбы с известным финалом. Некоторые хозяева квартир годами, а то и десятилетиями страдают рядом с бывшими родственниками. Это перерастает в затяжные конфликты, настоящие войны, в результате которых тратятся спокойствие, силы и здоровье. Особенно если бывший муж пьет, ведет соответствующий образ жизни, что и послужило причиной развода. Отдельные люди в таких ситуациях находят выход в том, что покупают комнату в другой квартире и переселяют вынужденного квартиранта туда. Но лучше все же взвесить возможные последствия заранее.

Светлана ЯСКЕВИЧ, 19 августа 2011 года.

Газета "Звязда", оригинал на белорусском языке: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=84565