Чтобы магазины потихоньку не превращались в музеи...

Просмотров: 2217Комментарии: 0

Каждый белорус заметил, как выросли цены в магазинах за последние несколько месяцев: якобы покупаешь те же продукты, что и раньше, но денег отдаешь может и в два раза больше. Про белорусские цены, изменения в ассортименте товаров, ажиотажный спрос и пути стабилизации потребительского рынка мы поговорили с Виктором Маргеловым, сопредседателем Республиканской конфедерации предпринимательства, директором торгового частного унитарного предприятия "Тридакта":

— Давайте начнем с самого волнующего: на сколько, по вашим оценкам, поднялись цены с начала года?

— Смотря на какие позиции. Меньше всего выросли цены на хлеб и на молоко. А вот остальные позиции подорожали больше, особенно импортные и низкооборочиваемые. Поэтому в некоторых группах цены сейчас увеличились и в 3 раза, и больше. Все остальное находится посередине. В последнее время наблюдается стремительный рост стоимости колбасных изделий. Мясо, если появляется, также стоит дороже. Куры еще месяц назад были 9 тысяч, а сейчас самые дешевые — 13-14 тысяч.

— А если посмотреть на ассортимент: что исчезло, каких позиций стало меньше?

— Труднее всего с сигаретами. Импортных сигарет почти нет, за исключением нескольких неходовых позиций, которые еще появляются по стране. Есть перебои с отечественными сигаретами, так как "Табак-Инвест" так и не стал продавать сигареты — насколько мне известно, они закупили табак из расчета 7 тысяч за доллар, а цены установлены государством исходя из трех тысяч за доллар. Конечно же, чем больше они такую продукцию будут продавать, тем больший урон получат. Поэтому с сигаретами самая тяжелая ситуация: страна действительно осталась без курева.

Очень тяжелое положение и по рыбе — цены на нее зашли за рамки приличия и торговля рыбой практически остановилась. Правда, было одно наименование рыбы по низким ценам, и мы успешно торговали, пока эта рыба не закончилась. Что касается сахара и соли, то можно смело говорить: дальнейшего роста цен на них ожидать не стоит (они уже повысились) и эти позиции в магазинах есть. Другая проблема, что скоро пойдет сезон заготовок и традиционно будет резкий всплеск спроса на сахар, так как по-прежнему дешевле самому заготовить, чем приобрести потом готовое в магазинах. По подсолнечному маслу, возможно, цена может откорректироваться с учетом курса белорусского рубля, но я не думаю, что будет значительный рост — может средняя цена на тысячу-две еще вырастет и остановится. Но это при условии, что ситуация в экономике не будет резко меняться. В целом я не могу сказать, что есть четкие дефициты каких-то импортных товаров, которые нельзя было бы заменить. Товар есть, но ассортимент импорта значительно сузился и ограничился самыми ходовыми позициями, которые поднялись в среднем в 2,5 раза по цене.

После последнего повышения цен на водку и сахар, на этой неделе наблюдается стабилизация ситуации. Народ уже все по старым ценам закупил и смысла ходить по магазинам сейчас нет, ну только при необходимости купить что-то сегодня на сегодня. Наверное, такое затишье на потребительском рынке будет наблюдаться долго, но при условии, что не будет изменений в валютном регулировании и дальнейшего падения курса рубля.

— Как изменился покупательский спрос — что люди перестали покупать, а что наоборот начали приобретать более активно?

— Традиционно с уменьшением покупательной способности люди перешли в большей степени на хлеб, молоко и другие недорогие отечественные продукты питания. Например, достаточно активно стали покупать дешевые овсяные хлопья, булочные изделия, цены на которые не особенно выросли. Что касается колбасных изделий, то регионы традиционно переходят на более дешевые сорта, а вот жители столицы просто меньше покупают колбас. Если говорить про водку и "чернила", то их все равно пьют, покупают также и безалкогольные напитки и мороженое — из-за наступившего сезона особых изменений здесь нет. А вот с фруктами получилась нехорошая ситуация, так как магазины покупают у официальных импортеров, а "лоточники" — у контрабандистов. Поэтому цены могут отличаться даже в 1,5-2 раза. Так что это не магазины накручивают цены: мы уже весь апрель на фрукты наценку делали максимум 5-10%, но все равно наши цены выше, чем на лотках.

— Если анализировать ажиотаж на определенные виды товаров, то, как считаете, это результат паники или просто экономически грамотное поведение людей?

— Я полагаю, что здесь присутствует и первое, и второе. Но больше, наверное, рациональный компонент: неужели люди не были правы, когда хватали дешевое масло, которое было по четыре тысячи, так как потом стало по 7-9 тысяч? Это элементарный размен денег, которые обесцениваются, на нужный людям товар. Абсолютно нормальное явление, но другое дело, что происходило все это под давлением ажиотажа друг перед другом. Даже работники нашего магазина, которые полностью владели всей ситуацией, когда начинался ажиотаж, и масло закупали, и сахар... Не надо обвинять людей, ну разве только в одном — у некоторых очень много озлобленности и неадекватности. Ведь во время последнего ажиотажа, насколько я знаю, директора одного из магазинов увезли в больницу, а администратора еще одного магазина очень сильно побили — они пытались образумить толпу: мол, не берите столько... И мы в нашем магазине, если бы более активно вели беседы с некоторыми покупателями, тоже получили бы. Ведь люди, которые прибегали и хватали товары, никого не хотели слушать.

— Сейчас чиновники пытаются сдержать цены через введение регулирования цен, через рекомендации "заморозить" цены. Насколько это адекватные и действенные меры?

— Мы можем строить две модели. Первая — социалистическая, которую мы прошли в начале 90-х, когда нам выдали талоны и недействительные без талонов деньги, и каждый имел право купить 2 пары носков в магазине. При всех недостатках этой модели она является рабочей. Но для этого надо закрыть границу и запретить вывоз товаров из страны, поскольку найдутся махинаторы, которые напечатают талоны и вывезут дешевые товары за границу. Это мы уже проходили. Вторая модель — рыночная, где цена на товар складывается с учетом спроса и предложения. В нашей ситуации, когда границы с Россией открытые, стабильная ситуация на потребительском рынке может быть только тогда, когда цены на товары примерно равны (ну может немного меньше), чем в России. Если же цены у нас будут ниже, то будет вымывание товаров: сейчас восточные регионы Беларуси имеют паломничества россиян, приезжающих за товарами, или сами белорусы вывозят что-то в Россию. Исходя из этого, получается, что у нас нет другой альтернативы: нам нужно выстраивать рыночные цены по аналогии с Россией и с учетом этой конъюнктуры работать. Правда, здесь возникает вопрос о курсе рубля — через какую точку опоры это делать? Пока же вообще неизвестно, с учетом чего формируются цены. Я убежден, что если бы были приняты надлежащие меры в валютном регулировании, то можно было бы вернуть курс белорусского рубля ну максимум до 4 тысяч. Но никак не 5-6 тысяч, к которым пришли дезориентированные участники рынка. Причем каждый пытается самым эгоистичным образом выжить в этой ситуации. Вот вчера у меня был экспортер, который не хочет ввозить в страну валюту и думает, как за валюту купить товар, ввезти его сюда и оптом продать. А что, выгодная схема: не надо сдавать 30% валютной выручки по курсу Нацбанка, а привезенный товар можно оценить и по 7-8 тысяч. Был бы у нас стабильный курс, то экспортер никогда бы таким не занимался — он бы продал те доллары и эффективно использовал белорусские рубли.

А регулирование цен кроме того, что греет душу обывателя, сегодня абсолютно ничего не решает. Ну вот снизим мы торговую наценку на определенные позиции в Могилевской области. Получается большая вилка между российской и белорусской ценой, и таким образом мы сами себе инициируем дефицит товаров: приезжает российская структура в белорусский магазин, скупает весь прилавок (имеет полное право так поступать, потому что ограничений по продаже нет) и вывозит это в Россию. И мы таким образом обделяем белорусов и попускаем спекулянтам (ладно бы белорусским, а то иностранным). Вот и скажите, в чем польза? Разве только в том, что белорус успеет кое-что купить перед визитом спекулянта, да и то вряд ли, потому что дефицитный товар сами продавцы за бонусы отложат под прилавок для спекулянтов. И бороться с этим практически невозможно будет. Поэтому если мы пошли на путь рыночных реформ, то надо идти до конца. Ведь повышение цен вызывает повышение зарплат, повышение зарплат повысит спрос, и на втором витке начнет работать экономика...

(В это время Виктору Маргелову звонят из его магазина в Могилевской области и сбрасывают по факсу бумагу, которая пришла из управления торговли и услуг: "...В целях сдерживания роста цен и обеспечения потребительского рынка широким ассортиментом продовольственных и непродовольственных товаров по доступным ценам направляем перечень товаров, на которые рекомендуется применять указанные торговые надбавки". И сам перечень — 40 товарных позиций с "рекомендуемыми" торговыми надбавками. Виктор Егорович дает указания в свой магазин: "Это только рекомендуется. Поэтому на те позиции, на которые есть смысл, сбросьте наценки, а на те, которые не пользуются спросом, сбрасывать надбавки нет смысла").

Вот видите, вместо борьбы с ценами занялись борьбой с торговлей. Это и легче, и отчет делать хорошо. Другое дело, что погубят торговлю, но кому это интересно... За это время медали уже будут получены, а люди перейдут в другие места работать. А нам энергоносители в 2 раза подняли, зарплату заставили поднять, расходы транспортные в 2 раза поднялись... Если так дальше делать, то можно смело закрывать магазины, и кто будет людей кормить — неизвестно.

Кстати, у нас был в прошлом году подобный опыт в Кричеве. Рядом с нами открылся магазин облпотребсоюза и, поскольку баз у них хватает, товаров много, они решили весь город накормить демпингом — поставили наценки по 10-15% на весь товар. Народ ломанулся, они получили расширенную выручку, положили остальную торговлю на лопатки... Но самое смешное, что через 2-3 месяца они увидели, что работают в убыток. В результате им начальство сказало — хватит проводить эксперименты, торгуйте как и все. Ведь первая задача любого предприятия — иметь возможность работать завтра. Если оно это не выполняет, то грош ему цена.

— А как ведут себя торговые организации в таких условиях: каждый выживает, как может, все-таки бизнес чувствует определенную социальную ответственность?

— Если говорить о продовольственных магазинах, то в этой сфере торговля вполне адекватно себя ведет. Хотя регулирование ценообразования и отменили в начале года, но наценки, за редким исключением по отдельным товарам, никто не поднимал. И это с учетом роста других расходов — электроэнергии, арендной платы и т. д. Что касается непродовольственной торговли, то там сложнее. Например, в магазинах, где продается бытовая техника, очень скоро после обвала курса белорусского рубля были переоценены товары. Но если ты взял этот компьютер у оптовика за 2 миллиона и ты уже не завязан на валюте, то на сколько ты можешь повысить цену с учетом обстоятельств, которые изменились? Логично и оправданно, что на сумму расходов, которые увеличились. Но ведь не в 2,5 раза цену на этот ноутбук поднимать! Правда, такие магазины тут же стали музейными территориями, так как спрос на их продукцию сразу же упал.

— Тенденции по торговле уже просматриваются: объекты не закрываются?

— Как минимум в 10 городах в последние выходные так называемые "барахолки" не работали: ведь валюты нет и неизвестно, сможет ли ИПешник найти ее завтра. Можно сказать, что торговля прекращается с двух краев — самых мелких, таких, как палатки на рынках, и самых крупных: большая угроза нависла над гипермаркетами, так как уже есть случаи, когда они заставляли полки одним наименованием товара на длину в 15 метров — нечего было больше выставить. Ассортимент предметов, которые называются товарами, сейчас в нашей стране значительно сузился, а товары, которые мало покупают, завозить смысла нет, так как они будут стоять как музейные экспонаты.

Павел Береснев, 4 июня 2011 года.

Газета "Звязда", оригинал: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=80162&idate=2011-06-04