Чем "аукнется" водная бесхозяйственность?

Четверг, 7 октября 2010 г.
Просмотров: 11149
Подписаться на комментарии по RSS

Беларусь рискует остаться без запасов питьевой воды. 

Вода - самое распространенное вещество на Земле. Она покрывает две трети поверхности планеты, однако, к сожалению, далеко не вся пригодна для потребления. Пресная вода составляет лишь 2,5-3 процента от всех водных запасов, причем 70 ее процентов сконцентрировано в ледниковых шапках, около 30% - скрыты под землей. В результате человечество имеет прямой доступ менее чем к 1 проценту запасов питьевой воды. Да и та распределена крайне неравномерно. Еще в конце 2006 года 80 государств, на территории которых проживает 40 процентов населения планеты, заявили, что испытывают дефицит воды. Во многих регионах Азии и Африки чистая вода буквально на вес золота. Положение осложняется из-за глобальных изменений климата - ежегодно около 6 млн. гектаров земли превращаются в пустыню.

Истощение природных запасов водных ресурсов постепенно, но неуклонно превращается в угрозу глобальной безопасности. Еще в конце прошлого века дальновидные политологи, экономисты и ученые предрекали в XXI веке эпоху "водных войн". Как в такой обстановке чувствует себя наша страна? Какой у нас водный потенциал? И можем ли мы заявлять о своей национальной водной безопасность? За комментариями мы обратились к доктору геолого-минералогических наук, члену-корреспонденту НАН Беларуси Анатолию Кудельскому.

Весь Минск - на подземные воды

- В связи с климатическими температурными сдвигами и усилением антропогенного воздействия на природу проблема чистой воды на земном шаре стало одной из самых острых и по своей важности значительно опережает энергетические проблемы, - подтвердил ученый. - Особенно тяжелая ситуация сложилась в районах аридного климата, где объем испарений во много раз превышает объем осадков, или где последние вообще отсутствуют. Это Север Африки, Центральная Азия.

На неаридных территориях с гумидным климатом (а это вся Северная Европа, к которой относится и наша страна), где объемы осадков превышают объемы испарений, с водой - за редким исключением - проблем нет. Однако и у нас ситуация далека от идеальной, отметил ученый. Например, "благодаря" человеческой нечистоплотности вода во всех реках Беларуси сегодня непригодна для питья. А столичная Свислочь вообще является одной из самых загрязненных рек Европы.

- Это уже совсем не река, а просто труба, которая отводит стоки жизнедеятельности мегаполиса, - добавил гидрогеолог. - Наша речная вода на определенных сезонных этапах может быть чистой, но даже тогда все донных осадки, вся речная фауна остаются загрязненными опасными для здоровья металлами, сложными органическими соединениями и т.д.

Исправить положение можно. Положительные примеры в мире есть. В свое время страшно загрязненным был Рейн, который тогда называли "сточной канавой Европы". Германия затратила колоссальные суммы, но очистила реку до такого состояния, что воду из нее можно пить без вреда для здоровья. В не менее ужасном состоянии находились и Великие Озера Северной Америки. На очистку там были израсходованы миллиарды долларов, зато сегодня у местного населения нет никаких проблем с водоснабжением. Однако очистка поверхностных вод - исключительно дорогое удовольствие, на которое у нашей страны пока нет средств.

Основной источник питьевого водоснабжения белорусов - подземные воды. 95 процентов объемов водоснабжения в республике идет именно за счет подземных водоносных горизонтов. Однако есть города, например, Минск и Гомель, в которых водоснабжение населения еще и сегодня частично осуществляется за счет речного стока. По своим показателям эта вода гораздо хуже, чем ее "подземный аналог", поэтому коммунальные службы вынуждены проводить хлорирование.

- Многие ученые и медики давно заявляют, что хлорированная вода не пригодна для питья, - подчеркнул Анатолий Кудельский. - Справедливости ради надо добавить, что и подземные воды в ряде случаев необходимо хлорировать, так как вода подается по трубам, где может быть какая-то растительность, бактерии. Но это уже совсем другие, значительно меньшие дозировки.

По словам ученого, промышленные предприятия Минска для технических нужд в сутки потребляют 90 тысяч кубометров пресных подземных вод, в то время, как для питьевых целей населения города в сутки использует 180 тысяч кубометров поверхностных вод из Вилейско-Минской водной системы, которая имеет значительно более низкое качество. Такая ситуация свидетельствует о явно нерациональности организации системы водоснабжения столицы и давно требует пересмотра в пользу жителей, считает гидрогеолог. Полностью перевести Минск на потребление подземных вод очень дорого, утверждают чиновники. Все-таки под давлением белорусских ученых коммунальными службами была разработана соответствующая программа, реализация которой запланирована на 2020 год. Будем надеяться, что она не останется только на бумаге...

Линия постоянного загрязнения

Подземные питьевые воды у нас прекрасные от природы, подчеркнул гидрогеолог. Это, как правило, гидрокарбонатно-кальциевые и гидрокарбонатно-натриевые воды с минерализацией от 200 до 600 миллиграммов на литр. Чудесная вода. Единственный ее недостаток - высокая концентрация железа, реже - марганца и бора. Эти металлы - природные загрязнители, попавшие к нам вместе с галечниками и обломками горных пород, привлеченных с Севера ледниками.

- Высокая концентрация таких металлов - единственный недостаток, который отличает наши замечательные подземные природные воды. Ресурсов этих вод достаточно для обеспечения белорусов и сегодня, и на перспективу.

Гидрогеологи выяснили, что объем воды, которую можно эксплуатировать и подавать в сети водоснабжения, в нашей стране составляет около 2005 кубометров в год на одного человека. Это наши ресурсы. А по оценкам ООН, нормальная жизнедеятельность человека возможна при потреблении им не менее 1000 кубов в год. Таким образом, мы по показателю обеспеченности питьевой водой вдвое превышаем мировую критическую границу.

Запасы подземных вод под Минском позволяют выбирать около 800 тысяч кубов в сутки, хотя на практике столица сегодня расходует 400-500 тысяч кубов. И в последнее время объемы расхода воды еще сократились - белорусы учатся экономить.

Чистой воды у нас пока достаточно. Главная проблема в том, что мы очень интенсивно загрязняем подземные воды - из-за отсутствия эффективных систем очистки отходов. Загрязнение происходит по многим компонентам, особая беда - нитраты. Источниками загрязнения нитратами являются органические удобрения, выгребные ямы, животноводческие комплексы, птицефабрики с их специфическими отходами, калийное производство с громадными терриконами и др.

- Все загрязнения попадают в грунтовые воды, - объяснил Анатолий Кудельский, - они опускаются ниже, и мы потом "ловим" их в скважинах, из которых пьем воду. Подчеркну: ситуация еще не катастрофическая, но линия постоянного загрязнения существует у нас многие десятилетия и будет прослеживаться и дальше, так как мы не можем остановить эти процессы из-за использования экологически неприемлемых технологий производства и потребления. В республике отсутствует инфраструктура обращения с отходами - и производственными, и коммунально-бытовыми. Это значит, что на большинстве предприятий нет эффективной системы очистки специфических отходов конкретного производства. Заводы и фабрики не могут передать свои отходы перерабатывающим предприятиям (по причине отсутствия инфраструктуры обращения с производственными отходами), поэтому вынуждены как-то самостоятельно от них избавляться (выбрасывать в лес, сливать в реки, закапывать). Беда нашей пока что экономически небогатой страны в том, что у нас со времен Советского Союза никогда не возводились нормальные очистные сооружения.

Все коммунально-бытовые отходы свозятся на свалки, так называемые полигоны. Мы, специалисты Академии наук, создали Геохимический портрет типичной минской свалки и установили, что туда свозятся не только пищевые бытовые отходы, но и отходы строительства (в том числе и дорожного), медпрепараты, другие ядовитые вещества. Наши полигоны являются очагами очень серьезного загрязнения подземных вод, которое иногда достигает систем централизованного водоснабжения. Паниковать рано. Но следы загрязнения мы уже нашли.

Как пояснил ученый, в идеале в любой стране должна существовать (и уже существует, например, в Италии, Франции, Великобритании, Испании и др.) четкая инфраструктура обращения с отходами. Первый ее этап - раздельный сбор мусора. Для нас организация дифференцированного сбора отходов - все еще проблема, и не только административная, но и менталитета. Большинство белорусских граждан пока еще не осознало ни масштабов экологических проблем, ни своей роли в их решении, поэтому все типы мусора по-старому сбрасываются вместе, без сортировки.

Второй элемент инфраструктуры обращения с отходами - специализация свалок (для органики и неорганики). У нас такой "профильности" нет. Все сваливается в одну кучу. И именно по этой причине невозможно эксплуатировать белорусские полигоны на предмет получения биогаза.

- Мы, академические исследователи, 20 лет бьемся над этой проблемой, призываем коммунальные службы наладить раздельный сбор мусора и создать специализированные свалки, - поделился ученый. - Отвести отдельные карьеры, оснастить их системами сбора газа (сделать, наконец, то, что давно есть во всех развитых странах). Но сдвигов в этом направлении нет.

Третий элемент инфраструктуры обращения с отходами - сортировочные заводы, где можно отделять вторичное сырье (бумагу, тряпье) от токсичных веществ. Последнее, но не менее важное за остальные, звено цепочки "раздельный сбор отходов - сортировка - специализированные свалки" - высокотемпературные мусоросжигатели, где под воздействием высоких температур в 1000 - 1300 градусов Цельсия происходит распад молекул ядовитых веществ.

- Я не хочу излишне нагнетать обстановку, - добавил гидрогеолог. - Есть у нас и сегодня районы - лесные массивы, удаленные от городов территории, где вода еще прекрасная, чистая, но я не гарантирую в ней отсутствие высокой концентрации железа.

Вода на экспорт

Учитывая значительные водные запасы Беларуси, в СМИ неоднократно озвучивались предложения наладить экспорт воды, однако белорусские ученые относятся к такой идее довольно скептически.

- Во-первых, ее надо очищать (хотя бы от того же железа), - пояснил Анатолий Кудельский. - Во-вторых, трубопроводы, которые могли бы составить инфраструктуру такой торговли, придется прокладывать через большие территории, где есть Карпаты, Татры, Альпы, со своими заснеженными вершинами, с ледниками, с прекрасной водой...

В завершении беседы ученый подчеркнул, что перспективными для использования могут быть только те ресурсы, качество которых соответствует белорусским и международным санитарно-гигиеническим стандартам. Распространение загрязнителей как техногенного, так и природного происхождения можно контролировать и предупреждать методами гидрогеологического регулирования объемов и мест оттягивания подземных вод, что требует постоянного авторского мониторинга за эксплуатацией месторождений подземных вод специалистами геологической службы. То, что делается сегодня, абсолютно недостаточно. Кроме того, назрела необходимость усиления гидрогеологической службы страны, обеспечения ее высокопрофессиональными специалистами-гидрогеологами и более целенаправленное подключение к этой проблеме учреждений высшей школы.

Инга Миндалева. Газета "Звязда", 7 октября 2010.

Источник: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=67248&idate=2010-10-07