Инвалид I группы Василий Руденко — человек с неограниченными возможностями

Среда, 3 декабря 2014 г.
Просмотров: 590
Подписаться на комментарии по RSS

Этот 32-летний мужчина водит машину, у него, как говорится, «золотые руки»: и обувь отремонтирует, и ремонт в квартире сделает... В свободное время занимается волейболом, плаванием, подводной охотой, рыбачит, рисует, поет. И это все — вы, наверное, не поверите — об... инвалиде I группы.

Василий Руденко когда-то мог преодолевать расстояния только в инвалидной коляске. Сила воли, желание ходить, как все, и напряженные тренировки сделали чудо. Сейчас он передвигается при помощи костылей, которые почему-то называет «канатки».

Молодой мужчина работает в территориальном центре социального обслуживания населения Первомайского района Витебска. Там он руководит театральным кружком для людей с ограниченными возможностями.

По образованию он режиссер праздников и обрядов. С красным дипломом окончил Витебский государственный колледж культуры и искусств. Несмотря на то, что он — не коренной горожанин, с большим интересом изучает историю Витебска. Даже в агрогородке Новка Витебского района сделал презентацию для молодежи, посвященную тем, кто освобождал Витебск, партизанил здесь...

— Я родом из Минской области. Мои родители, братья и сестры и сейчас живут в городском поселке Бобр Крупского района. У меня хорошая семья... Да, когда учился в школе, не жил дома. Так и что из этого? Мне очень понравилось учиться в Ивенецкой школе-интернате. К нам там с уважением относились. Я же там и с будущей женой познакомился. Она родом с Брестчины, у нее миопатия (заболевание, связанное с атрофией мышц), — рассказывает Василий.

Его жена Марина, у которой II группа инвалидности, после интерната окончила Белорусский государственный университет. Работает инструктором в витебском областном управлении товарищества инвалидов по зрению (Василий раньше на предприятии этого общества обслуживал оргтехнику. — Авт.).

— Я никогда не «замыкался» на круге таких, как я: людей с ограниченными возможностями. Работал диджеем у себя на малой родине, кружки разные там вел... А ограниченные возможности — результат не только состояния здоровья, а того, что почти везде человеку с костылями, а тем более в коляске, трудно. Например, магазины. Да, пандусы почти у всех сделали, а внутри? Как преодолеть «вертушку» при входе? Я вот в Германии выступал, так там люди с ограниченными возможностями свободно не только магазины посещают, но и театры, кафе... У нас вы такое видели? Моя жена очень любит театр, но не может преодолеть лестницу. В Германии люди с ограниченными возможностями перемещаются на очень маневренных колясках с электрическим приводом. И никто на них не смотрит, как на «диких», потому что привыкли. Хорошо, что у нас продавщицы, бывает, помогают покупки сделать. Спросят при входе, что нужно купить, и подносят к кассе. А если между кассами узкий проход, как на той же коляске проехать? Только в больших гипермаркетах это возможно. Вот выпал снег, и я понимаю, что каждый мой шаг будет еще медленнее в разы... Если поскользнулся — твоя проблема? Конечно, людям с ограниченными возможностями по хозяйству помогают социальные работники, но лично я не хочу чем-то от вас отличаться, — рассуждает мой собеседник.

инвалид I группы Василий Руденко

Он не понимает тех, кто на улицах просит «на жизнь». Рассказал, что, случалось, ему протягивали деньги. Обижался! Сам предлагал бездомным хлеб купить, так не хотят... Нищие, как он заметил, часто просят на спиртное.

Василий признался, что размер пенсии у него больше, чем зарплаты.

— Пенсия моя — где-то 1,8 миллиона рублей, а зарплата — 1,3 миллиона в месяц. Есть, безусловно, вопрос: почему так? Но ни мое начальство, ни вы не решите эту проблему. Я всем доволен, работаю в хорошем коллективе, где ко мне относятся, как к равному. И это не красивые слова, поверьте. Но, конечно, было бы хорошо, если бы государство стимулировало к работе людей с ограниченными возможностями, — делится мыслями мужчина.

А на самом деле, может, для работающих инвалидов предусмотреть какие-то преференции? Да и не секрет, что, несмотря на государственную поддержку, мало кто из руководителей создает рабочие места для людей, имеющих группы инвалидности. Некоторые их просто боятся! Мол, как отреагируют на них коллеги, партнеры, как такой шаг отразится на конкурентоспособности предприятия...

Во время нашей беседы Василий признался, что хочет иметь детей. Тем более что хорошее жилье есть. Чтобы, как он сказал, «не ходить в соседний подъезд мыться», в квартирке сейчас есть все удобства. Для этого пришлось делать перепланировку, перед которой согласовывать все необходимые документы с компетентными службами.

А еще он мечтает о студии звукозаписи, чтобы с людьми, с которыми он занимается, можно было диски записывать, а может и вести концертную деятельность. Последнее я ему предложил. Голос у Василия — заслушаться можно!

Когда общался с этим человеком, оптимистом по жизни, думал о том, что здоровые люди жалуются на низкую зарплату (так подрабатывайте!)... А вот у него другая логика: только дайте заработать! Между прочим, почему с инвалидностью берут только в часовщики, бухгалтеры? Остальные специальности можно на пальцах пересчитать. Василий считает, что нужно снять ограничения и в этом вопросе. Думал и о том, что я, например, прав на вождение авто не имею, даже физзарядку не делаю, курю, как паровоз, на рыбалку не езжу... Хобби у меня — только работа. Так кто из нас двоих человек с ограниченными возможностями?

Александр Пукшанский, фото автора.

 

Рассуждение на тему

— По какому пути в трудоустройстве людей с ограниченными возможностями идет Германия? — поинтересовалась я у председателя немецкого фонда «Вместе» Рюдигера фон Ханкследена.

— Сначала шли преимущественно по пути создания специальных мастерских. В результате столкнулись с проблемой: их сегодня гораздо больше, чем нужно. В том числе и по этой причине обычные предприятия в последние годы слишком мало внимания уделяли созданию рабочих мест для людей с ограничениями. В Германии каждое предприятие, где 20 и более работников, должно предлагать работу инвалидам. Тот наниматель, который этого не делает, обязан заплатить компенсацию. Последняя аккумулируется в специальных ведомствах и затем направляется на развитие тех предприятий, которые все же оборудуют места для «особых» работников... В ближайшие годы планируется закрыть лишние мастерские, чтобы стимулировать тех, кому позволяет здоровье, реализовать себя на обычном рынке труда. Мастерские останутся для людей, которые не имеют шанса больше нигде трудоустроиться. Беларусь находится в начале пути, поэтому может избежать многих наших ошибок.

— Как вы считаете, что в первую очередь нужно сделать, чтобы люди с ограниченными возможностями в Беларуси чувствовали большую уверенность в завтрашнем дне?

— Самое главное уже сделано — люди с инвалидностью сегодня не рассматриваются, как те, кто постоянно находится под наблюдением в четырех стенах... Важно, что им дают возможность работать и самовыражаться. Еще лет 40 назад в мире существовало мнение, что людей с инвалидностью необходимо изолировать от общества. Что касается Беларуси, то, на мой взгляд, следует снять запрет на реализацию продукции, которую инвалиды производят в мастерских. А также менять налоговые подходы, создавать стимулы для фирм, готовых принять на работу инвалидов. Насколько я знаю, в Беларуси существенные льготы получают предприятия, где инвалиды составляют не менее 50% от общего числа работников. Но далеко не каждое предприятие способно успешно работать при наличии такого количества «особых» людей. Более гибкие условия, в частности, градация в зависимости от величины и специфики фирмы, позволили бы нанимателям быть более лояльными к инвалидам.

— Знаю, что белорусско-немецкий проект «Через межведомственную работу к социальному предпринимательству» одобрили в рамках программы поддержки Беларуси. Насколько понимаю, вы хотите помочь людям с ограниченными возможностями из нашей страны в трудоустройстве...

— Да, мы думаем создать банк данных вакансий и работников с ограниченными возможностями. Вместе с тем будем обучать инвалидов, повышать их квалификацию. Проект будет осуществляться в Бресте и Брестской области. В качестве партнеров с белорусской стороны — социально-педагогический факультет Брестского университета, территориальный центр социального обслуживания Ленинского района Бреста и, что важно, местные бизнесмены. Мы нашли несколько малых и средних предприятий, согласных создать рабочие места для таких людей (в том числе и на дому). А хороший пример, на это и рассчитываем, также заразен. Полученный опыт планируем распространить и в других регионах.

Надежда Дрило, 3 декабря 2014 года. Источник: газета «Звязда»,

в переводе: http://zviazda.by/2014/12/62989.html

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)