Сморгонь — место тяжелых боев Первой мировой войны

Среда, 22 января 2014 г.
Просмотров: 5788
Подписаться на комментарии по RSS

Все ближе к нам 100-летие начала одного из самых кровопролитных и масштабных вооруженных конфликтов в истории человечества — Первой мировой войны. Уже известно, что основные мероприятия, посвященные этому событию, пройдут в Сморгони. И неслучайно. Именно этот уголок гродненской земли был одним из эпицентров прошлого, именно здесь Великая война (так называли ее в межвоенный период) оставила один из тех следов, который уже никогда не изгладится из народной памяти. Однако, несмотря на многочисленные потери, Сморгонь выстояла, не покорилось врагу...

исследователь Первой мировой войны Владимир Лигута

О героической обороне города можно рассказывать много. Только лучше исследователя Первой мировой войны Владимира Лигуты об этом никто не расскажет. Военный историк занимается этой темой столько, сколько себя помнит. Благодаря ему стали известны интересные факты о событиях столетней давности, о чем он написал в книгах «Наша кровь у Сморгони» и «У Сморгони, под знаком святого Георгия».

— Владимир Николаевич, сегодня все чаще говорят о Великой Отечественной войне. Вы же взялись за тему забытую и малоизвестную. Откуда появился интерес к событиям 100-летней давности?

— В школе и в военном училище я учился в Риге. Однажды следы Первой мировой войны — траншеи, окопы, ямы блиндажей — увидел у озера Бабите, неподалеку от города. Там находилось и русское кладбище с тысячами захороненных, которые были тщательно приведены в порядок и ухожены. Все это меня просто поразило! Потом стал интересоваться историей империалистической войны. Узнал, что в центре Риги, в музее латышских стрелков, размещается очень хорошая экспозиция не только гражданской, но и Первой мировой войны. Посмотрел. Затем мне стало известно, что монументальные Братские кладбища в Риге были созданы именно после Первой мировой. Стало интересно — кто там похоронен? Так я начал узнавать что-то новое, увлекся и только позже понял, что обычный интерес перерос в дело, которым я занимаюсь и сегодня.

солдаты в окопах в Первой мировой войне

— Вы, пожалуй, единственный исследователь Сморгони по линии Великой войны. Каким образом человек, который родился во Владивостоке, оказался в славном уголке белорусской земли и начал интересоваться историей этого края?

— Такова судьба военных: не знаешь, куда пошлет Родина. После окончания военного училища в Риге я служил под Мурманском, а в 1997 году попал в сморгонский гарнизон. Сначала проходил службу в частях ракетных войск стратегического назначения. Затем окончил военную академию в Москве. С 1992 года я — в пограничных войсках Республики Беларусь, откуда с должности начальника учебного пограничного отряда ушел в запас.

солдаты на фоне полуразрушенного костела

Будучи в Сморгони, и во время службы, и в дни отдыха в лесах и полях часто встречал следы Первой мировой войны. То, что они относились именно к этой войне, было понятно еще по увиденному в Риге. В сморгонской районной газете с интересом читал публикации на тему империалистической войны, которые готовила Надежда Маркова, хранительница фондов местного музея. Понемногу откладывал в свой архив прочитанное в газетах, журналах, книгах. Однако все равно для меня, как военного человека, многое оставалось неясным и в описании тех событий, и в назначении того, что мы называем «следами войны». После увольнения в запас я пересмотрел весь документальный материал Сморгонского музея. Правда, ничего значительного не нашел: документов о военных действиях в белорусских архивах и библиотеках нет. А дело в том, что фронтовые части, которые стояли в Сморгони, отправляли свои документы в штаб армии в Молодечно, оттуда они шли в ставку, в Могилев, затем эшелонами документы направлялись в московский и Петроградский архивы. Там и надо было искать. Удалось несколько раз поработать в Российском государственном и Российском государственном военно-историческом архивах, в Москве.

— И какие тайны открылись перед вами? Или все было предсказуемо?

— Все встало на место в моем представлении о тех событиях. Карты, журналы военных действий, схемы захоронений и фамилии погибших, наградные листы с описанием подвигов и приказы — эти документы дополнили воспоминания участников Первой мировой и позволили увидеть картину подвига и трагедии 810-дневного противостояния около Сморгони. И уже с материалами, собранными здесь, в 2004 году я выступал на международной конференции «Последняя война Российской империи» в Российской академии наук. Там познакомился с Виталием Скалабаном, который подготовил доклад о белорусских беженцах. Он и предложил мне рассказать о Сморгони в печати и написать книгу.

солдаты на фоне орудия (пушки)

— Сморгонь в Первую мировую иногда сравнивают со Сталинградом во время Великой Отечественной. Что объединяет эти города и стоит ли их ставить рядом?

— На Сталинград Сморгонь похожа по степени разрушения и ярости осенних боев 1915 года. А вот что касается длительности противостояния, то здесь Сморгонь лучше соотнести с блокадным Ленинградом во время Великой Отечественной. На сморгонской земле российская армия 810 дней упорно противостояла врагу! Вот что я прочел в воспоминаниях немецких офицеров, попавших в плен: «Как же так? Русские сдали Брест, Гродно, Вильню, а у этого маленького городка бьются до смерти...» Известно, что под впечатлением боев у Сморгони — Крево летом 1917 года уже в наше время в германском бундесвере был написан «Сморгонский марш», который там звучит и поныне.

— Получается, что действительно — «кто под Сморгонью не был, тот войны не видел»?

— Это высказывание — трагический солдатский фольклор. Так говорили и о других ужасающих местах той войны. Однако резон в этих словах, безусловно, есть. Бои за Сморгонь были очень страшными. Наши военные получили приказ: «Стоять насмерть! Ни шагу назад! За нами — Россия». Только в один день — 25 сентября 1915 года — погибло 5,5 тысячи немцев и 3,5 тысячи русских солдат гвардейских полков. В нарушение всех приказов было заключено перемирие, чтобы собрать убитых и раненых с поля боя у реки Вилии. Сморгонь потом назовут «мертвым городом»: он будет полностью разрушен и сожжен. После войны из 16 тысяч жителей сюда вернутся всего 130 человек...

— А кто они — герои Сморгони?

— Я придерживаюсь той точки зрения, что герои — те, кто в Сморгони боролся с врагом. А врагом были немцы. Российская императорская армия, верная присяге и воинскому долгу, насмерть стояла на белорусской земле, удерживая фронт до 1917 года, думая о Победе. Уже известны имена 838 солдат, унтер-офицеров, офицеров и генералов российской армии, Георгиевских кавалеров, награжденных за подвиги в боях у озера Вишнево, Сморгони и Крево в 1915 — 1917 годах.

— Им вы и посвятили свою книгу «У Сморгони, под знаком святого Георгия»?

— О героях Сморгони в 1915-1917 годах писали газеты и журналы, многие военачальники и общественные деятели бывали на этом участке фронта. Известно, что люди, которые воевали здесь в разные годы, оставили свои воспоминания в мемуарной и художественной литературе. Каждый из них по-своему видел и оценивал те события, но они были едины в том, что любили свою Родину и готовы были отдать за нее жизнь. Я оценил те события по-своему, посвятив книгу героям Сморгони.

— Возможно ли сегодня установить имена солдат российской армии, которые погибли под Сморгонью?

— Имена очень многих восстановить можно. Архивы всех частей императорской армии находятся в Москве, в Российском государственном военно-историческом архиве. К сожалению, нет только многих документов за лето — осень 1917 года.

поле (снимок Первой мировой войны)

Бывает, что определенные случайности наводят тебя на нужного человека, на его имя, его судьбу. Так было и в моей семье. Однажды в Национальном историческом музее проходила выставка фотографий Первой мировой войны. Об этом в печати появился репортаж с фотографиями. И на одной из них был мой дед! Это была фотография из альбома фронтового врача, сделанная в районе «Фердинандового носа» (конфигурация фронта, похожая на длинный нос болгарского царя Фердинанда). Таких участков фронта было много. Был он и в Сморгони, около Двинска в 1916 году.

Мой папа родился в 1920-м и хорошо помнил своего отца, который умер в 1939 году. Он всегда ходил с бородой, о чем свидетельствовали фотографии, которые хранились в доме. Поэтому мой отец узнал его сразу и на этом снимке. Я просил друзей проверить в архивных списках полка его фамилию. И она была! В ведомости на выдачу табака и мыла.

— Правда ли, что именно у Сморгони состоялись первые газовые атаки?

— Впервые немцы использовали газы против российских войск в Польше 31 мая 1915 года. В Сморгони этот ужас произошел 12 октября 1915 года против 3-й гвардейской пехотной дивизии. В дальнейшем газовые атаки вошли в разряд обычных боевых действий и чаще всего проводились противником, исходя из условий местности на участке от Сморгони до Крево. Только в ночной немецкой газовой атаке со 2 на 3 августа 1916 года близ станции Сморгонь были смертельно отравлены 3000 солдат и офицеров Кавказской гренадерской дивизии. Российские же войска, впервые на своем фронте, газы применили именно на окраине Сморгони 6 сентября 1916 года. В общем, чудовищные по своим последствиям газовые атаки со стороны немецких и русских войск в Сморгони вошли примерами в серьезные исследования о «газовой войне» в годы Первой мировой.

воинское соединение (снимок Первой мировой войны)

— Этот край был прославлен и подвигом «Муромца» № 16. Что конкретно связано с этой историей?

— Это была единственная боевая потеря такого самолета на территории противника в российской авиации за всю войну! Во время бомбометания с «Муромца» № 16 в небе завязался воздушный бой. Его и «Моран-Парасоль» № 770 рядового Янсона атаковали два немецких «Альбатроса» и два «Фоккера». У «Моран-Парасоля» заело пулемет, и он вышел из боя. «Илья Муромец» № 16 стал терять высоту. Пулеметным огнем его экипаж сбил три немецких истребителя, но бомбардировщик неожиданно свалился в штопор и стал рассыпаться в воздухе. На земле в районе деревни Чухны, рядом с Крево, среди обломков немцы обнаружили тела четырех русских авиаторов. Впоследствии все члены экипажа — поручики Д. Макшеев, М. Рахмин, Ф. Гаибов и А. Карпов — были посмертно награждены «за бесстрашие и самоотверженность в неравном бою» орденами святого Георгия 4-й степени.

— Каким был эпилог обороны под Сморгонью?

— К лету 1917-го здесь было собрано огромное войско, причем русские значительно превосходили немцев в артиллерии и живой силе. Только в войсках наблюдался политический раскол, поэтому наступление российской армии успеха не имело: фронт был практически прорван, однако солдаты не пошли наступать дальше. В декабре в поселке Солы было заключено перемирие с немцами. 18 февраля 1918 года срок перемирия истек, и германские войска по всему фронту перешли в наступление. Сопротивление оставшихся русских частей было сломано. Взяв Сморгонь, немцы пошли на Минск. Россия в марте вышла из войны, подписав Брестский мир. А в ноябре Германия потерпела поражение на западе, и война закончилась. Как ни парадоксально, но в числе победителей России не было...

— Недавно мы отметили 100-летие окончания Первой мировой войны. Что сегодня делается для увековечения памяти погибших под Сморгонью?

— Планируется открытие мемориала, посвященного 810-дневному противостоянию у Сморгони. По словам представителей Министерства культуры, уже в июле завершится работа по его созданию. Кстати, в план основных мероприятий министерства культуры Российской Федерации, связанных со столетием начала Первой мировой войны, входит и Сморгонь. В июле они планируют провести военно-исторический фестиваль «Сморгонь. Год 1915». Также известно, что в документальной киноленте, посвященной событиям Первой мировой войны, которую снимает минкульт России, есть и эпизод о Сморгони. А телерадиовещательная организация Союзного государства снимает киноленту «Батальон смерти», где будет рассказываться о женском батальоне Марии Бочкаревой, который дислоцировался около Сморгони летом 1917 года. Одним словом, для увековечения памяти не только тех, кто погиб под Сморгонью, а вообще во время Первой мировой, делается немало. Надеюсь, что вскоре мы в этом убедимся!

Беседовала Вероника Канюта. Фото из архива Владимира Лигуты, 22 января 2014 года. Источник: газета «Звязда»,

в переводе: http://zviazda.by/2014/01/29096.html

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)