Черногорский писатель Слободан Вуканович: «Славяне имеют чип упрямства»

Вторник, 17 января 2012 г.
Просмотров: 3960
Подписаться на комментарии по RSS

Черногорский писатель Слободан Вуканович — частый гость в Беларуси. Уже несколько лет подряд участвует в международных «круглых столах» «Художественная литература как путь друг к другу», которые организовывают Министерство информации Республики Беларусь и редакционно-издательское учреждение «Литература и искусство» во время празднования Дня белорусской письменности. Несколько слов для знакомства перед беседой с хорошим другом белорусской литературы. Родился Слободан в 1944 году. Живет в Подгорице. Профессионально занимается литературой. Издал ряд поэтических сборников с такими симпатичными названиями, как «Звездные перья», «Съемки кассеты космического корабля», «Космическое переселение Монтенегро», «Куда нам дальше», «Лодка — ложка», «Крылатые корабли несут златоустого Иеромонаха», «Ты мне не поверишь, Амалия стала ветряком», а также — книги прозы «Пять либретто для балета», роман «Ключ — Маятник». Автор книг для детей. Произведения писателя представлены более чем в 30 антологиях, коллективных сборниках. Его стихи и «игросказы» включены в учебники для восьмилетней (девятилетней) школы «Как это можно» и «Чудеса чтения». Произведения Слободана переведены на английский, русский, французский, белорусский, итальянский, арабский, польский, венгерский, румынский, словенский, македонский, турецкий, болгарский и албанский языки.

Черногорский писатель Слободан Вуканович— Слободан, расскажите, пожалуйста, немного о современной литературной ситуации в Черногории. Как она складывается после распада Югославии? Есть ли Союз писателей? Скольких поэтов, прозаиков, драматургов он объединяет?

— До распада Югославии в ассоциации писателей Черногории было около 500 членов. Если брать в расчет небольшую численность населения в нашем крае, то это, очевидно, хороший показатель. Черногория всегда была известна как страна художников и писателей. Правда, литераторы отправлялись в Белград, и там в семидесятых годах прошлого века среднее поколение писателей — лучших, замечу, писателей Югославии — в большинстве состояло из черногорцев. С распадом Югославии распалась и Ассоциация писателей Черногории, из нее сформировались две организации. Тех, кто за целостность Югославии, и тех, кому по душе суверенитет Черногории.

— Выходят ли в вашей стране литературно-художественные журналы? Какими тиражами? Кто является их основным читателем?

— Сейчас регулярно выходят только три журнала, а раньше было семь. В начале 2011 года я учредил журнал (он называется «Quest»), который носит международный характер. В этом издании представляется национальная культура в мире и другие культуры, литературы в Черногории. Печатается много переводов. Редакционный совет состоит из писателей из Люксембурга, Ирландии, Беларуси, Польши, Сербии и Черногории. Надеюсь, что количество иностранных авторов будет из года в год у нас увеличиваться. Журналы раньше у нас выходили тиражом не менее 1 тысячи экземпляров. Сейчас в основном — 500 экземпляров. Тиражи детских журналов — от 5 до 14 тысяч экземпляров.

— Намного ли по сравнению с временами Югославии сократились тиражи книг писателей Черногории?

— И тиражи книг существенно уменьшились. В основном — 500 экземпляров. Даже несколько лет назад книга известного сербского писателя Милорада Павича вышла тиражом в 500 экземпляров. Это несомненно свидетельствует о кризисе читателя и чтения. Черногория — маленький книжный рынок. Хотя на черногорском языке можно читать и в Сербии, Хорватии, Боснии и Герцеговине.

— А тиражи поэтических сборников...

— И они равны 500 экземплярам. Реже — 1000.

— На каких языках пишут и издаются писатели Черногории?

— В основном на черногорском, сербском, боснийском и хорватском. Албанцы пишут на албанском языке.

— Насколько прочны литературные связи с остальным миром? Поддерживаете ли вы отношения с писателями других стран бывшей Югославии?

— Черногорцы сейчас впервые возобновили сотрудничество со всеми бывшими республиками. Признаться, и я раньше больше печатался за пределами Черногории, в других республиках и других странах. Министерство культуры нашей страны продекларировало восстановление новых отношений со всем миром. Как оно получится, еще посмотрим.

— Кто из писателей завоевал сейчас наибольшее внимание читателей Черногории?

— Самое широкое внимание читателей — к произведениям молодого прозаика Огнена Спахича. У него две награды — одна из Боснии, вторая из Индии. Формируется молодое, современное поколение. Пожилые писатели, из социалистического периода, отягощены соцреалистической литературой. Молодые в большинстве своем знают иностранные языки, пользуются интернетом, живут уже в новой — компьютерной эре, которая так или иначе многое привносит в литературный процесс. Жаль, правда, что молодежь больше читает зарубежных писателей, чем произведения своей, национальной, литературы. Разве же не культура — основа нации?! Национальное все же должно сохраняться, почетаться. Как, например, делается у вас, в Беларуси. Одна только Национальная библиотека в Минске видится мне сверхсобытием сегодняшнего времени, этакой Вавилонской библиотекой.

— Слободан, вы — частый гость в Беларуси. Сравниваете ли литературную ситуацию в Беларуси и Черногории?

— Я часто приезжаю в Беларусь, и, видимо, никто в Черногории не знает белорусскую литературу лучше меня. Из древнего читал Франциска Скорину, Симеона Полоцкого, Павлюка Багрима, Винсента Коротынского, Франтишека Богушевича. Читал и читаю Янку Купалу, Максима Богдановича, Алеся Рязанова, Анатолия Сыса, Алеся Бадака, Виктора Шнипа, Николая Метлицкого... Литературные ситуации, если брать конкретный исторический аспект, в наших странах в основном схожи. Хотя современная Беларусь придает культуре много большее внимание, чем Черногория сегодня.

А между тем, когда у нас шла освободительная борьба, уже в 1494 Черногория имела печатную книгу. Странно, что сейчас мы так мало заботимся о присутствии культуры вообще в мире. Случается, что черногорцы прославляют другие страны и тем самым напоминают о нашей нации. Верю, что в Черногории все же обратятся к своим корням, к самим себе.

— Кого лично вы переводите из белорусских писателей?

— В журнале «Арс» вышла подборка из произведений 10 белорусских поэтов. Печатаются белорусские авторы в «Учительской газете» и «Славянском вестнике». Это уже — в переводах вашего соотечественника Ивана Чарота. По моему предложению писатель и переводчик Душан Джуришич перевел в журнале «Новые встречи», а также для «Quеst» стихи Алеся Бадака и Николая Метлицкого. Сейчас мы готовим вместе с Иваном Чаротом также для «Quеst» переводы стихов Виктора Шнипа, которого считаю одним из самых интересных поэтов Беларуси.

— К чему в основном тематически привязана современная черногорская литература? Расскажите хотя бы про основные темы современной прозы...

— Пока старшее поколение писало о войне и революции, молодые обрабатывали новые темы: изобретательность, смекалку в жизни, заботу о том, как вообще выжить в сложном мире, поиски собственного «я», судьбу нового поколения, безработицу... Молодежь чувствует себя потерянным поколением. Об этом и пишет. Замечу из истории литературы, что как раз потерянное поколение и создавало в разных обстоятельствах наиболее запоминающиеся, яркие произведения. Ведь у потерянного поколения обостренное желание определить свое время, обозначить систему координат, в которых приходится жить.

— Часто спорят на тему, насколько литература должна отражать реальность, окружающую действительность... А вы лично что думаете по этому поводу?

— У меня складывается впечатление, что нам, тем, кто отведал социалистического образа жизни, трудно увидеть, рассмотреть новое время, даже сложно разобраться в нем. Об этом я говорил во время писательских встреч, «круглых столов», конференций в Минске, Гомеле, Сморгони. Мы, черногорские писатели, не должны писать то же, что пишут в России, Америке, Франции, Беларуси... Я пишу по-своему, другие — так, как они считают возможным, как подсказывает им их национальный код. Богатство и развитие в том, что мы все разные, не похожие друг на друга. Скучно ежедневно кушать одни и те же сладости, какими бы сладкими они ни были. Когда я говорю о преобладании электронной книги, то не потому, что я становлюсь исключительно на позиции ее развития. Я констатирую время, характер его развития. Электронная книга не концентрирует внимание на моей и вашей свободе. Некоторые, правда, позже заметили, что я увлекаюсь электронной книгой, но это не так. Я просто признаю реальность. Никто не способен остановить колесо цивилизации. У меня складывается впечатление, что у нас, у славян, есть особый чип упрямства. А может, это чип большей степени чуткости нашей души? Мы не можем мириться со многими фактами, с некоторыми, казалось бы, истинами. Человек — это колесо, которое вырабатывает свет, вырабатывает и тьму, создает радость, боль, печаль. Человек сам все придумывает и сам создает...

Великий черногорский поэт Петр Петрович Негош говорил: «Стакан желчи ищет стакан меда, смешанное легче всего пить». Значит, и творчество — из меда и горечи, из радости и грусти. Разве это не похоже на славянскую медовину, медовуху?..

Беседовал Константин Лешница. Подгорица — Минск, 17 января 2012 года.

Газета «Звязда», оригинал на белорусском языке: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=91867&idate=2012-01-17

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)