Рейд по привокзальным местам вместе с участковым инспектором милиции

Вторник, 20 августа 2013 г.
Просмотров: 1298
Подписаться на комментарии по RSS

Минский железнодорожный вокзал — это гигантская перевалочная база, через которую ежедневно проходят десятки тысяч пассажиров. Встречаются здесь еще и вокзальные проходимцы и мошенники, или люди без определенного места жительства. Если летом они любят «гастролировать», то в плохую погоду перебираются в известные только им помещения, где ждут их постоянные собутыльники. Корреспонденты «Звязды» отправились в рейд по привокзальным местам вместе с участковым инспектором.

«Снова пьют здесь, и дерутся, и плачут...»

Столичный двор в границах улиц Свердлова-Ульяновской-Бобруйской-Кирова — один из тех немногих, где людям в погонах нужно проходить каждые десять-пятнадцать минут. Во дворе находится общественный пункт охраны правопорядка № 50, куда милиционеры на наших глазах ведут очередного пойманного злоумышленника.

милиция задержала человека

— Меня назначили участковым инспектором сюда в мае прошлого года. До этого работала в патрульно-постовой службе, — говорит участковый инспектор общественного пункта охраны порядка № 50 Октябрьского РУВД Наталья Киселевич. — Район железнодорожного вокзала — пожалуй, самый «напряженный» для столичных правоохранителей. Чего здесь только не случается: и карманы чистят, и мобильники пытаются продавать с рук, и просто обманывают неопытных людей. Это настоящий «Клондайк» для любителей различных детективных приключений...

«Там за столом мужчины достоинство пропивают...»

А еще здешние квартиры превращаются в прибежище для привокзальных алкоголиков. Хозяева таких квартир-притонов, как правило, имеют богатый криминальный стаж. Многие из них забыли, когда ходили в последний раз на постоянную работу, когда имели случайный заработок. Официально они денег не зарабатывают и поэтому заплатить выписанный за нарушение общественного порядка штраф в несколько базовых не могут. К тому же ни они, ни их гости-пьяницы зачастую не скупятся на различные оскорбления в адрес людей в погонах. Могут даже и в драку полезть. Иногда  события в притоне квалифицируются как мелкое хулиганство. В любом случае незадачливых хозяев задерживают и утром ведут в суд, где чаще всего им назначают профилактический арест на срок от двух до пятнадцати суток. После трех таких нарушений пьяница рискует отправиться в лечебно-трудовой профилакторий. Однако страшит это далеко не всех. Большинство так и продолжает ходить по замкнутому кругу «притон — милиция — суды — ЛТП — притон». Есть в привокзальном микрорайоне даже рекордсмены, которые побывали в профилактории три-четыре раза...

— На моем участке сейчас два притона, — продолжает Наталья Киселевич, пока мы наблюдаем за тем, как милиционеры ведут в общественный пункт пьяного человека, который, очевидно, никогда не знал ванны. — Правда, сейчас они немного поутихли. А что там раньше происходило — ой-ой, шумных алкоголиков во время очередного застолья ловили целыми компаниями. Однако все равно, по проблемным квартирам сотрудники ходят вдвоем, чтобы избежать нежелательных эксцессов. Кто знает, какая шальная мысль придет в голову нетрезвому.

«Огни притона заманчиво горели»

Тем временем мы направляемся в частный сектор на противоположную сторону железнодорожного вокзала. В народе этот небольшой квартал около диспетчерской станции «Дружная» давно получил название «Шанхай». Когда-то до революции там находилось урочище Уборки. Оно было застроено настолько хаотично и плотно, что по некоторым улочкам проехать было почти невозможно. А поскольку вокзал сто лет назад находился на окраине Минска, то никто не обращал на это особого внимания. Шло время, постепенно старые одноэтажные дома уничтожали, и на их месте вырастали многоэтажные здания. Однако один квартал частной застройки все же каким-то чудом уцелел и до наших дней.

Через пару минут перед нами предстает гигантский дом, напоминающий настоящий осколок из прошлого. Время здесь остановилось не одно десятилетие назад. Стены в трехэтажном здании сделаны из... досок, которые окрашивались в последний раз неизвестно когда. На второй этаж ведет внешняя лестница с деревянными ступенями. Металлические перила давно поржавели. Вокруг все заросло полуметровым бурьяном. О том, что этот дом вообще жилой, неопытный человек может догадаться разве что по спутниковой тарелке около одного из окон...

Тем не менее одна из четырех квартир этого дома как магнитом притягивает к себе всех привокзальных любителей спиртного.

— Здесь живет пенсионерка, которая раньше работала на железной дороге и получила в этом доме жилье. Очень часто люди из соседних квартир звонят в милицию, жалуясь на очередное сборище алкоголиков. Заглядывают сюда и ранее судимые. Зимой любят греться люди без определенного места жительства. Одним словом, здесь настоящее убежище для неизвестно кого. Нет ничего удивительного, если, не дай Бог, нетрезвый гость уснет с непотушенной сигаретой. И это сидение на бочке с порохом продолжается уже не один год...

милиционер выходит из двора частного дома

Вместе с инспектором заходим в квартиру. Хотя и квартирой это жилье назвать можно разве что в фантастическом произведении. Гостей с улицы сразу встречает устойчивая смесь запаха дыма и заваленного помещения, которое не проветривалось днями. О том, что здесь находится кухня, напоминает только старенькая загрязненная газовая плита. Через запыленные окна солнечного света проникает мало. О том, что цивилизация не оставила эту квартиру окончательно, свидетельствует разве что энергосберегающая лампочка. Сама же хозяйка жилища сидит в соседней комнате и безразлично смотрит телевизор...

— Что у вас произошло два дня назад? Алкоголем не злоупотребляли?

— Ну, балерина какая-то была с мужиком — я ее выпроводила.

— У вас тут дышать нечем. Почему вы их вообще сюда пускаете?

— Не выпиваю я с ними.

— Неужели? — парирует инспектор. — Сколько раз вас ловили на горячем? А сколько раз я к вам заходила ради профилактики и видела вас нетрезвой?

— Ну, мало ли с кем я пью? — разговор начинает приобретать анекдотический характер. — Я имею право делать в своем доме все, что хочу. Но я не злоупотребляю.

— Расписывайтесь в вынесенном официальном предупреждении. Если еще увидим это, то последствия будут более тяжелыми. И, кстати, откуда у вас накопилось столько пустых бутылок? Целый пакет стоит. Вы же сами говорите, что не выходите из дома.

— Я не пью.

— Ну, бутылки что, материализовались из ничего?

— Ребята заходили.

— Какие ребята, вокзальные?

— Не вокзальные.

— А кто?

— С рынка приезжали, — неохотно отвечает женщина.

— Я надеюсь, что больше такого не будет? Поняли? Чтобы сюда ни один пьяница не входил...

В ответ — молчание...

— «Ребята с рынка» — это, как правило, те люди, которые когда-то имели конфликт с законом. Зачастую они не имеют никакой профессии, из документов у них разве что паспорт. Зарабатывают себе на жизнь грузчиками на крупных рынках, — говорит инспектор, пока мы медленно спускаемся с лестницы. — Понятно, что у человека с судимостью выбор мест для устройства довольно ограничен. Но их место встречи, как говорится, изменить нельзя. Почему я ограничилась на квартире одним разговором? Что можно сделать, кроме как провести разъяснительную беседу с этой женщиной? Судите сами. Ей 73 года, она почти не выходит во двор. Еду ей, скорее всего, приносит привокзальная братия. За это и получают временную крышу над головой. Что с этой бабки взять? В лечебно-трудовой профилакторий направить ее нельзя из-за почтенного возраста. Не сажать же ее в клетку... Много головной боли нам доставляют торговые точки, где ночью продают алкоголь. Для них что главное? Лишь бы сбыть продукцию. А потом вся тяжесть последствий ложится на наши плечи.

Не позавидуешь привокзальным участковым. Мы-то что — приняли участие в рейде с ними и пошли. А они остались. Им здесь работать каждый день.

На социальное дно теоретически может опуститься каждый человек. Сгорел дом, чрезмерная тяга к алкоголю, большие проблемы в семье, судимость за плечами — все это подталкивает человека к тому, чтобы найти легкий, на первый взгляд, вариант решения проблемы — начать бродяжничать. Тем более что сейчас нет уголовной ответственности за безделье, о чем регулярно с ностальгией вспоминают милиционеры. Без помощи милиции разорвать замкнутый круг новому гостю «притонов» с каждым днем становится все труднее, в том числе и из-за влияния новых «друзей» по бутылке согревающего. Так вот и появляется в большом городе очередной бродяга... А значит, скучать участковому на работе не придется.

Валерьян Шкленник. Фото Марины Бегунковой, 20 августа 2013 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе: http://old.zviazda.by/ru/archive/article.php?id=115696&idate=2013-08-20

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)