В десятом веке белорусов хоронили вместе со свиньями

Просмотров: 4869Комментарии: 0

О чем еще могут рассказать курганные захоронения?

В десятом веке, когда скандинавы только заселяли северную Францию, а полинезийцы были в шаге от открытия Новой Зеландии, Русь только начинала принимать христианский вид. По крайней мере, на белорусских землях в это время царило еще язычество.

Корреспонденты "Звязды" посетили раскопки курганного захоронения в д. Бирули Докшицкого района и узнали, какие различия существовали в погребальных обрядах кривичей.

Лопата, кисточка, шпатель, а рядом — нивелир и металлоискатель. Больше недели археологическая экспедиция полоцких и витебских археологов совместно с Институтом истории Академии наук работает на раскопках.

Объекты исследования, сконцентрированные на поселениях VIII в. и курганное захоронение Х в., глазу непосвященного белоруса скажут не много. Другое дело — археологи: по одной только раскопке они могут рассказать не только о том, как ЖИЛИ наши предки, но и о том, как они УМЕРЛИ.

Копать — не перекопать

— А я думал, что копать здесь — так же, как картофель копают, — улыбается Евгений Фроленко. — Но ведь нет — слой за слоем здесь нужно снимать аккуратненько.

Студенты Егор Воронов и Евгений Фроленко из Полоцкого государственного университета в Бирулицком лесу проходят свою первую археологическую практику. И хотя в будущем ребята видят себя скорее специалистами в сфере туризма, чем археологами, и один, и второй признаются, что были бы совсем не против найти какой-нибудь раритет в недрах докшицкой земли.

— Конечно, думалось, что находок будет больше, — говорит Егор Воронов. – Кости, там, какие найдем, но хорошо и так. Зато на настоящие раскопки попали. Нравится атмосфера внутри нашей группы.

археологи

На раскопках рядом с археологами студенты работают почти каждый раз. По словам историка Виктора Черевко (Полоцкий государственный университет), интерес у студентов к археологии есть всегда. Особенно если то, о чем читаешь в книгах, потом можешь увидеть своими глазами. Интересно и то, что археологическая практика у студентов — одна из первых. На старших курсах студенты работают с архивами, затем учатся обрабатывать текстовую и графическую информацию, а потом — работают на практике педагогической.

— Буквально недавно мы нашли перстень и фрагменты браслета, небольшой фрагмент подвески, — рассказывает о находках заочник Александр Сурженко. — В материальном плане никакой ценности они не представляют, а вот в культурно-историческом — бесценны.

"Кривичей хоронили с волками, кривичанок — с овцами"

Глава археологической экспедиции Андрей Войцехович курганными захоронениями заинтересовался с подачи своих друзей-учителей. И если лет восемь назад он только начинал интересоваться курганами, то сегодня уже готовит диссертацию на эту тему. На раскопки в лес Андрей Вячеславович берет не только студентов-практикантов, но и 7-летнего сына Ладимира. Для младшего Войцеховича это уже четвертая экспедиция в жизни.

Рюкзак археолога — это телефон, ножик, фотоаппарат, совки, рулетка и дождевик. Все вещи — нужны. По словам археолога, курганное захоронение в Бирулях интересно прежде всего... горелыми костями.

— Что удивительно, в одном таком кургане Х в. — до пяти килограммов обожженных костей. Это при том, что из одного человека, в среднем, костей остается килограмма два. В Х веке на этой территории было еще язычество и только во вт. пол. Х — нач. ХI в. с принятием христианства здесь происходит переход к ингумации.

— Чем уникален бирулицкий могильник?

— Его уникальность в том, что с его помощью можно проследить момент трансформации язычества. Сначала курганы попадались почти без костей и инвентаря, потом начали появляться лепные сосуды, в другой группе курганов — ножи и украшения из цветного металла (к сожалению, все очень сильно повреждено огнем). Материальной ценности они не представляют, но вот научную! Попадаются даже византийские вещи — иностранные.

— Господин Андрей, вы говорили, что особое внимание следует обратить на женские курганы. Почему?

— Во второй половине Х в. рядом с лепными кувшинами в женских захоронениях встречаются круговые кувшины. Вот только качество у них очень странное: такого рода кувшины были характерны больше для южных территорий. Это говорит о волне переселения с юга. И местные кривичи перенимали традиции по изготовлению посуды.

— А если говорить о мужских курганах?

— Здесь, как и на границе полоцкой земли, в нач. ХI в. начинают появляться ингумации вооруженных мужчин. Такие захоронения свидетельствуют о процессе вхождения этих территорий в Полоцкое княжество. Как и на всей территории Полоцкого княжества, здесь с появлением таких захоронений кремация исчезает. Христианство, как известно, с кремацией боролось. Следует обратить внимание на то, что с появлением здесь захоронений вооруженных мужчин, из могил исчезает круговая керамика — происходит откат назад, снова отход к лепным сосудам.

— О чем это говорит?

— Видимо, часть населения отсюда просто ушла, или их попросту уничтожили.

— Чем интересны для нас курганы с кремацией?

— В каждом таком кургане обязательно присутствуют кости животных. Здесь мы обнаружили интересную тенденцию: женские захоронения сопровождаются костями домашних животных — овец, коров, собак, уток, кур. Мужские захоронения — наоборот, здесь встречаются кости хищников (куниц, лисиц, волков, бобров). Что интересно: в каждом захоронении — и у мужчин, и у женщин — в могилу ложилась также свинья. Это было самое популярное домашнее животное. В Беларуси мест, где на Х в. были бы обнаружены захоронения с фаунистическими комплексами, больше нет.

В заключение беседы Андрей Войцехович признался, что был приятно удивлен отношением к раскопкам местной власти.

— Когда я поехал договариваться к местным властям, то все вопросы были решены за 5 минут. Для меня это был приятный шок. В других районах Беларуси, где уже довелось поработать, чаще всего вспоминали об "уборочных кампаниях" и о том, что "времени нет".

"Если бы мы жили в VIII в., то свои подвески теряли бы чаще"

Постепенно от раскопок на курганах направляемся к раскопкам на поселении. С виду — просто большой холм, на котором растет лес. Но нет — это городище раннего железного века! Здесь проходят раскопки Института истории Академии наук (далее — АН).

— Первый раскоп сделан, уже можно узнать, кто здесь жил и в какое время, — рассказывает научный сотрудник Института истории АН Зоя Харитонович. — Жизнь в этом городище продолжалась почти тысячу лет. Первые обитатели были представителями Днепро-Двинской культуры. Здесь жил один род — две-три семьи. Известно, что жили они здесь несколько столетий: были выявлены характерные фрагменты керамики. Найдены также несколько хозяйственных ям, а вот жилья, к сожалению, не обнаружено.

— А что тут было потом?

— Изменился культурный облик — и примерно с 7-8 ст. городище населяют носители банцеровской культуры. Однако керамики этого периода немного, найдены бронзовая подвеска и железный ножик.

раскопки

На склоне Шведской горы, как называют этот холм местные жители, сделан еще один раскоп. В этом селении, по словам научного сотрудника Института истории АН Сергея Дерновича, проживало население культуры банцеровщины (максимальное датирование — 8 в.).

— Найденные здесь предметы быта характерны для банцеровской культуры. Также встречаются остатки, свидетельствующие о культуре смоленско-полоцкой глины (8-9 в.). После же жители отсюда уходят.

На самом же деле, никаких предрассудков нет. Мне, например, приходилось ночевать в одной комнате с останками с похорон, но никто не снился и во сне не приходил. Единственное, о чем стараются всегда помнить археологи, — к похоронам нужно относиться с уважением.

Археологов внимательно слушают студенты, которые помогают проводить на поселении раскопы. Одногруппники Марина Землянка, Павел Крицкий и Александра Шустова в текущем году окончили первый курс университета, но настроение у молодежи боевое. "Если даже и не станем археологами, то все равно будет у нас бесценный опыт", — признаются студенты.

— А если бы вы сами жили в VIII в. на этом поселении, как бы вы жили?

— Мы побольше бы мусора после себя оставляли, — смеются будущие историки. — Побольше бы подвесок, керамики — это чтобы археологам потом легче было.

— Я занимался бы выплавкой металла и кузнечным делом, — улыбается Павел.

— А мы в таком случае готовили бы для кузнеца, увешанные подвесками, — добавляют девушки.

Вот интересно, а будут ли раскапывать наши потомки через пару веков нас? И много ли чего они найдут?

Илья ЛОПАТО, 21 июля 2011 года.

Газета "Звязда", оригинал на белорусском языке: http://zvyazda.minsk.by/ru/pril/article.php?id=83093