Как ищут нефть в Беларуси (на примере Глусского и Жлобинского района)

Четверг, 25 октября 2012 г.
Просмотров: 3256
Подписаться на комментарии по RSS

Она смывается с лица три дня и ни в коем случае не должна бить из земли фонтаном

...Пару часов пути в восточном направлении, глухие деревни, а потом вообще — грязные дороги в лесу. Наконец мы на месте: островок из рабочих бараков и вышка посередине. Где-то здесь должна быть нефть...

...На скважине «Шумятицкая-1», которая находится в Глусском районе на Могилевщине, промышленная добыча «черного золота» пока не ведется. Первую нефть здесь нашли чуть глубже 4 километров, но работу продолжили, и сейчас на «Шумятицкой» нефтяники «докопались» до глубины в 5101 метр.

- Вероятнее всего, на этой скважине шесть нефтеперспективных интервалов, начиная с глубины 4240 до 4980 тысяч метров, — рассказал заместитель генерального директора по нефти и газу геологоразведывательного республиканского унитарного предприятия «Белгеология» Ярослав Грибок. — В процессе бурения мы определили, что нефть, возможно, есть в фундаменте, на глубине 5020 метров. Объясню, что это значит. Обычно, нефть залегает в осадочных породах. Таких, как доломиты, песчаники. А фундамент — это кристаллическая порода, которая с органической точки зрения не должна содержать нефть. В мире имеются нефтяные месторождения в фундаменте (например, в Украине и Вьетнаме), но для Беларуси это необычно.

Нас пускают за ворота, ближе к буровой вышке, которая беспрестанно шумит. Здесь, в деревянных ящиках, лежат 400 миллионов лет истории земли, к которым можно прикоснуться: разноцветные узоры породы, через которую нужно докопаться до нефти. Вспоминаются учебники по географии, где земля, изображенная в разрезе, напоминает слоеный пирог с разной начинкой. В каком-то смысле это действительно так...

...Температура на той глубине, до которой добрались нефтяники, — около ста градусов. И это далеко не самая большая сложность, с которой сталкиваются, ища нефть так глубоко. Оказывается, на то, чтобы спустить оборудование в скважину, отбурить 20-30 часов, а затем поднять буровой инструмент (трубы, которые накручиваются друг на друга и спускаются в недра земли), требуются целые сутки. Интересуюсь, не слишком ли дорогой получается нефть, найденная так глубоко?

Главный геолог Мозырской нефтеразведывательной экспедиции глубокого бурения Александр Сусленко считает, что нефть окупит себя в любом случае.

- Затраты идут только на само бурение и зарплату для рабочих, — говорит Александр Лукич. — Оборудованием можно пользоваться не один раз, перевезти впоследствии на новый объект. У нас оно обычно служит 15-20 лет. Условно, если скважина стоит миллион долларов, окупит она себя через год-два. В общем, главная трудность для нас — не освоить месторождения, а именно найти место, где может быть нефть.

как ищут нефть в Беларуси

По словам нефтяников, тот приток, который уже удалось получить на скважине, вовсе не говорит о том, что здесь будет месторождение. Чтобы это подтвердить, нужно добыть промышленный приток и вывести определенное количество нефти на поверхность.

- В Беларуси на Речицком месторождении были скважины, которые давали по 1000 «кубов» нефти в сутки. Объем запасов там оценивался в 30 миллионов тонн, — рассказал Александр Сусленко. — Тут, разумеется, такого масштаба ожидать не приходится. Пока приток на «Шумятицкой» оценивается в 20 метров кубических в сутки. А об объеме запасов вообще говорить еще рано...

...Полевой «городок» нефтяников удивил местом, которое выглядело еще более загадочно и непонятно, чем буровая вышка со множеством приспособлений. В сооружении с различными приборами, графиками, подобными кардиограммам, кнопками, приспособлениями, к которым простому человеку боязно прикоснуться, чтобы чего-нибудь не испортить, нас встретил геофизик Анатолий Зелененький. Как только мы оказались в комнате со всеми этими приборами и графиками, нам начали объяснять что-то о контроле углеводородных газов в буровом растворе. Выходит, попали мы в «сердце поиска» нефти: во время бурения приборы анализируют, какие газы есть в растворе на этот момент. Если объяснять совсем по-простому, определенная концентрация определенного вещества говорит о наличии нефти.

Кстати, «проанализировать» буровой раствор в каком-то смысле пришлось собственноручно. Уже на другой скважине, «Ново-Березинской» в Жлобинском районе, журналистам разрешили подняться к буровой вышке. На приборе, похожем на сито, промывали измельченную породу. Раствор серого цвета с крупицами камня оказался маслянистым и густоватым.

- Нефть? — с надеждой поднимаю глаза на нашего провожатого.

- Нет, это из бурового раствора, который делается на основе глины.

- А где же нефть? Покажут нам сегодня, как она бьет фонтаном? — пошутил кто-то.

Как оказалось, фонтан посмотреть не получится потому, что это будет считаться аварией. Если случится, что нефть пойдет из земли, «фонтан» успокоят специальные приспособления, которые способны выдержать такое давление. А еще, как известно, одежду и кожу потом отмыть проблематично.

- Когда меня посвящали в нефтяники, по традиции испачкали нефтью лицо, руки... После отмывал нефть дня три, не меньше, — рассказал один из специалистов, работавших на скважине...

Сколько добудут нефти из «Ново-Березинской», тоже пока сказать нельзя. По правилам геологии, забрать из месторождения можно только 40 процентов черной маслянистой жидкости, которая на сегодняшний день — один из самых дорогих в мире товаров.

Анна Гарустович. Глусский район — Жлобинский район, 25 октября 2012 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе с белорусского: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=104770&idate=2012-10-25

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)