Скромные дары Нарочи

Среда, 1 сентября 2010 г.
Просмотров: 12027
Подписаться на комментарии по RSS

Субъективные заметки по поводу окончания курортного сезона в отдельно взятом Нарочанском регионе

Озерный край без рыбы

Все, кто приезжает на Нарочь, хотят полакомиться местной рыбой. Понятное желание, когда отдыхаешь хоть несколько дней на большом и красивом озере. Не случайно сегодня в мире популярны гастрономические туры, а любимое место посещения туристов - рыбные рестораны местной кухни. Поиски рыбы завели нас в магазины курортного поселка Нарочь. Богато была представлена только морская рыба. Стоит как и в Минске, а вот на ценники на местного копченого угря смотреть без ужаса невозможно - примерно сто тысяч рублей и более за килограмм. Все наши собеседники из числа отдыхающих были солидарны во мнении: цена необъективная, сильно завышена. Люди искренне удивлялись: почему так сильно - почти вдвое накручивается цена только за несложный и недорогой процесс копчения? Полчаса мы наблюдали в одном нарочанском магазине за рыбным прилавком, и никто при нас не попросил взвесить угря.

Посетили мы как-то знаменитый магазин в здании бывшего рыбзавода. Раньше здесь отдыхающие приобретали свежую и копченую рыбу. За ней в разгар сезона до киоска с рыбой выстраивались огромные очереди в сто и более человек. Цены на копченого угря и тогда "кусались", но были достижимы. Сегодня здесь в продаже была в основном морская рыба. Среди пресноводных рыб мы заметили мороженую щуку, а в темно-голубых из картона коробочках с пафосным названием "Дары Нарочанского края" лежали вяленые плотвы (не более десятка) к пиву.

- Так что, завод еще работает? - спрашиваю у продавщицы.

- Заводская только упаковка, а рыба из Браславских озер. Коробочки эти остались, не пропадать же добру, - охотно рассказывала продавщица.

Справедливости ради отметим изобретательность авторов удачной идеи использовать залежалую тару. Кто знает, откуда эти "дары"? Через несколько дней мы снова пришли в этот магазин и скромных "Даров Нарочанского края" уже не было - разобрали отдыхающие. Хотя какой там "дар" - обычная рыбная мелочь. Но не зря говорят, что на безрыбье и рак рыба, а тут все же какие-то плотвички да окуньки.

Местные жители посоветовали в пятницу посетить базар в Кобыльнике - так они по-старинке называют нынешнюю деревню Нарочь. Там, говорили, утром можно купить немного свежей рыбы. Нам не повезло - рыбой в тот день не торговали. В Мяделе по субботам тоже большой базар. Казалось, здесь в базарный день утром можно встретить местную рыбу, так как райцентр со всех сторон охвачен полноводными озерами: одноименный Мядель, Мястро, Баторино, Рудаково. Это только те, которые находятся рядом. Но в районе есть еще Свирь, Швакшты и другие. Их "голубая нива" некогда удовлетворяла потребность местного населения и отдыхающих в рыбе, но не сейчас. Во время базара на прилавках с мороженой морской рыбой вдруг увидели мороженого линя. Интересный диалог получился у нас с торговкой:

- Мядельская рыба?

- Нет, из Астрахани. Мядельской давно нет.

Как так получилось, что озерный край оказался без рыбы, - долгая история. Но факт остается фактом: сегодня в Мядельском районе, знаменитом своими озерами, туристам сложно попробовать рыбные блюда. Раньше много рыбы ловили рыбаки местного рыбзавода. Мы встретились с его бывшим директором Валерием Югановым. Ему и сегодня больно говорить о печальной судьбе некогда успешного предприятия, на котором, кстати, работало почти четыре с половиной сотни местных жителей из деревень Антонисберг, Воронцы, Симоны, Логовины. Значительные доходы заводу приносила переработка морской рыбы - качественные консервы из кильки и частика хорошо раскупались, поставки шли даже в Москву, Ленинград. Много завод ловил и озерной рыбы. Мороженого угря даже поставляли в Италию по 32 доллара за килограмм. А какой размах был у завода! Его бригады общей численностью 120 рыбаков ловили рыбу на более чем 100 озерах - не только в Мядельском районе, но и в соседних. И при этом еще и зарыбляли Нарочь и другие озера мальком товарных пород рыбы, скажем, угря, сига.

У Валерия Андреевича своя версия того, почему рыбзавод в результате неудачного руководства был доведен до банкротства, огромных долгов: безответственность и бесхозяйственность его преемников. Сегодня он не видит путей выхода из кризисной ситуации, многое потеряно из импортного оборудования, разбежались кадры. А рыбное хозяйство не такое простое дело, как может показаться несведущему человеку. Хотя при разумном подходе можно было бы наладить даже искусственное выращивание угрей, как давно делают это за рубежом. В частности, китайцы угрей начали поставлять даже на белорусский рынок. В свое время Юганов вплотную приблизился к созданию фермы по выращиванию угрей, но развал СССР и негативные последствия тех процессов не дали возможности осуществить это дело. А была реальная перспектива ежегодно выращивать 90 тонн угря. Возможно, тогда бы сегодня цена на него была более демократичной, чем сейчас.

Вообще сложилось впечатление, что "голубая нива" Нарочанского края ждет своего хозяина. Ведь ее потенциал, несмотря на недавний разгул браконьерства, еще велик. При современных подходах к рыбоводству можно ежегодно в достаточном количестве добывать столько свежей рыбы, что бы хватило и местному населению, и туристам. Интересная деталь, вопрос о возрождении рыбзавода, к которому в настоящее время не имеют отношения ни Национальный парк "Нарочанский", ни район, неоднократно поднимался на разных уровнях. В свое время депутат парламента от Мядельского района Виктор Аникеенко написал письмо в Минский облисполком, в котором изложил свою аргументацию в пользу возрождения рыбзавода. Но чиновники с ним не согласились, мол, не рентабельное это дело.

С 2007 года остатки рыбзавода принадлежат предприятию "Белрыба", которое занимается преимущественно поставками, продажей и переработкой морской рыбы. Но, думается, руководству "Белрыба" сейчас на фоне разговоров и слухов об объединении с "Минскрыбпромом" в одну структуру не до завода. Недавно "Белрыбу" перевели из республиканской в коммунальную собственность Мингорисполкома. Разговор с заместителем директора по экономике "Белрыба" Инной Приходько не внес ясности: предприятия в ожидании перемен, пока разрабатывается бизнес-план на будущее, но не исключено, что потом руки дойдут до рыбзавода. Короче, жизнь покажет, что с ним делать.

Вот здесь, кажется, объединить бы усилия Мядельского райисполкома, Национального парка "Нарочанский" и с поддержкой облисполкома возродить на новой основе былое плодородие "голубой нивы". Ведь, как сказал нам Валерий Люштик, заместитель гендиректора Нацпарка "Нарочанский", есть полное совпадение взглядов руководства района и дирекции парка на пути реализации Программы развития Нарочанского региона. Удалось же общими усилиями сильно прижать браконьеров. У них еще совсем недавно можно было почти открыто приобрести рыбу. Но теперь их сильно прижали, и как следствие увеличился в несколько раз улов угрей рыбаками Нацпарка. Раньше молодые парни уже за 20-30 километров до озера открыто предлагали копченых угрей водителям автомобилей. Сейчас такое редко увидишь.

И без белорусского колорита

Туристы, где бы они ни путешествовали, всегда хотят увидеть своими глазами что-то особенное, чего нет в других странах. Приезжих, кроме стандартного уровня комфорта, привычных развлечений (дискотека, аквапарк) привлекают традиции, фольклор, та же национальная кухня. Короче, что-то присущее исключительно данной местности.

В этом смысле интересной и нестандартной была идея построить на Нарочи что-то вроде большого музея под открытым небом - стилизованную под старину рыбацкую деревню. Чтобы в ней туристы могли проникнуться романтическим прошлым, бытом и делом нарочанских рыбаков, попробовать уху из вкусных нарочанских окуней, заказать жареного угря, приобрести что-нибудь из сувениров. Думается, уместной была бы корчма или ресторанчик под условным названием "Нарочанская уха", чтобы туристы могли немного прочувствовать местный рыбный дух и вообще белорусский колорит. Его создание - не самоцель, а средство, которое должно украшать Нарочь, выделять среди других европейских курортов. А именно такой сделать Нарочь в ближайшее время ставится задача. И при этом, чтобы курорт имел свое особое лицо, а не был обычной туристической зоной.

Идея создания рыбацкой деревни обсуждалась на совещаниях в высоких кабинетах, но это не приблизило ее ни на шаг к реализации. Ведь даже по весьма предварительным подсчетам проект оказался, если все делать в соответствии с будущей туристско-коммерческой целесообразностью, с расчетом на прибыль, финансовоемким. По этой причине было решено найти недалеко от озера заброшенную деревушку, реконструировать ее и возить туда посетителей. Как говорится, хитро, мудро, недорого. Но такой деревушки не нашлось, поэтому-то не слышно о построении рыбацкого музея.

Какими другими способами привлечь туристов и особенно состоятельных иностранных? Предпринимаются различные меры, иногда действенные и эффективные. Валерий Люштик говорит, что интересных предложений на этот счет вроде бы достаточно - мало денег на их реализацию. Например, есть предложения открыть домик колдуньи, придорожную корчму с местными рыбными и мясными яствами и т.д. Есть и более основательные идеи, скажем, открыть музей Первой мировой войны (в 1916 году на территории нынешнего Нацпарка в ходе жестоких боев погибли десятки тысяч белорусских и российских солдат). Он мог бы стать объект массового посещения туристов. На создание музея можно было бы привлечь средства Союзного государства. Многих россиян, которые отдыхают в нарочанских здравницах, такой музей заинтересовал бы, считает Валерий Люштик.

Справедливости ради отметим, что есть объективные сложности преобразования Нарочи в европейский курорт. Нарочь - своеобразный памятник советскому подходу освоения курортных мест, когда именно в большинстве случаев за профсоюзные и ведомственные деньги строились турбазы, дома отдыха, прокладывались туристические маршруты. Поэтому надлежащей инфраструктуры на курорте никогда не было. Это наследие еще сильно чувствуется. А мировая практика успешного туризма - частный бизнес. Именно он при государственной поддержке превратил въездной туризм в Турции в высокодоходную отрасль с оборотом в десятки миллиардов долларов. На Нарочи присутствие и влияние частной инициативы не чувствуется в той степени, в которой это позволяло бы существенно улучшить качество обслуживания и комфорт отдыхающих.

Однако, на взгляд Валерия Люштика, не надо все отдавать частнику, а стремится удачно сочетать возможности государства и бизнеса. Теоретически правильно, но на практике такой подход не срабатывает. Например, что-то мешает уже два года минским предпринимателям начать в центре поселка Нарочь на месте закрытых зданий магазина и кафе из непривлекательного серо-белого кирпича возвести современный трехзвездочный отель. А место замечательное - берег озера, рядом главная аллея для пеших прогулок. Такой отель украсил бы поселок, привлек новых туристов. Но стройка еще не начиналась. Причина - бюрократическая возня вокруг выделения четырех соток для подвода коммуникаций. Теперь вроде бы проблема решается, но потеряно два года, упущена реальная выгода курорта. И это не единичный пример бюрократической волокиты с потенциальными инвесторами. А потом мы почему-то удивляемся, почему нет ощутимых инвестиций в сектор туризма страны.

Поэтому и получается, что природная красота есть, а курорта, который бы соответствовал хотя бы наполовину, хотя бы частично европейским стандартам, нет. А в соответствии с новой Программой развития Нарочанского региона, там общий объем туристических услуг к 2015 году должен увеличиться почти в 7 раз. Это значит, что должно вырасти и количество туристов. Ведь как же без них, родимых, достичь поставленной цели. Но сначала туристов надо привлечь, чтобы потом охватить своим сервисом, предложить те услуги, которые будут востребованными.

Леонид Лохманенко. Мядельский район. Газета "Звязда", 1 сентября 2010.

Источник: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=65136

Окончание: район курортного значения (Нарочь: продолжение темы).