Биолог Владислав Мямин — участник третьей белорусской экспедиции в Антарктиду

Четверг, 29 мая 2014 г.
Просмотров: 1241
Подписаться на комментарии по RSS

Вы хотели бы попасть в Антарктиду? Для некоторых это неосуществимая мечта, для других просто поездка с турфирмой, а для Владислава Мямина — профессиональная необходимость. Как ученый-биолог он был в Антарктиде в составе третьей белорусской экспедиции. О проблемах, с которыми пришлось столкнуться на далеком и загадочном континенте, Владислав рассказал в своем интервью.

— Как выпал шанс попасть в Антарктиду?

— Мой очень хороший друг зоолог Олег Бородин когда-то принимал участие в антарктической экспедиции. Он многое мне рассказывал, и именно от него я узнал, что группе необходим микробиолог. Тогда я и выразил желание поехать. Хотя на самом деле попасть туда совсем нелегко. Желающих очень много. От момента, когда я озвучил свое намерение, до самой экспедиции прошло около двух лет.

— Какая цель стояла перед вами?

— В то время было принято решение усилить микробиологическое направление. Но на самом деле биолог отвечает в экспедиции за все биологические направления: гидробиологию, зоологию, сбор биологических образцов и т.д. Когда попадаешь в Антарктику, ты должен уметь делать вообще все, поэтому за два года ожидания я целенаправленно осваивал и другие методики. Но лично моя цель была — проверить себя. Экспедиция стала отличной возможностью проверить свою физическую и психологическую форму.

Владислав Мямин — участник третьей белорусской экспедиции в Антарктиду

Перед поездкой мы все проходили серьезный медосмотр. Обследование продолжалось несколько дней и проводилось в Республиканском центре спортивной медицины. Требования были, как к здоровью спецназовцев: проверяли абсолютно все.

— Какой человек точно не подходит для путешествия в Антарктиду?

— Чтобы поехать туда, нужно иметь отличную физическую форму. Иной раз приходится 200-литровую бочку тянуть, да еще вверх. Хрупким девушкам такая работа не под силу, поэтому сейчас на российских станциях вообще нет женщин. И морально устойчивым тоже надо быть. Наша экспедиция состояла только из трех человек, и условия совместного существования были практически как в космическом корабле.

— Как бы вы описали обычного полярника?

— Это в хорошем смысле слова советский человек. Советский потому, что, если тебе нужна помощь, ты ее обязательно получишь. И не так, что ты — мне, я — тебе, а бескорыстно. И это с учетом того, что иногда даже со своими делами едва успеваешь справляться.

— С какими проблемами в первую очередь сталкиваются ученые в Антарктиде?

— Прежде всего, высокое психологическое напряжение. Ты на протяжении почти полугода живешь в изолированном помещении, а это очень тяжело. Под конец экспедиции даже с тюленями начинаешь разговаривать. И система жизнеобеспечения у нас не совершенна. На российской станции «Молодежная», например, есть специальный персонал, занимающийся приготовлением пищи, уборкой, чисткой снега и т.д. У нас таких людей не было. Поэтому прежде чем пойти работать в лабораторию, сначала нужно было расчистить снег. Мы с коллегой подсчитали, что на приготовление пищи и мытье посуды в день затрачивается около 4,5 часа. А когда случались какие-то проблемы со здоровьем, нужно было ехать за 24 километра на российскую станцию к врачу.

— Была ли возможность поддерживать связь с родными?

— Была, но очень ограниченная. Родственники могли звонить нам только раз в неделю, в пятницу вечером. Позвонить им и мы могли, но, честно говоря, я сделал это только четыре раза за всю экспедицию. Связь поддерживалась через спутниковый телефон, трафик был ограничен. Поэтому лишние минуты старались тратить не на личные разговоры, а по делу. Да и скучать было некогда. Сначала приходилось много работать для организации быта, потом началось антарктическое лето, и использовать это время нужно было по максимуму. Видимо, первые мысли о доме появились ближе к концу февраля, а приехали мы в Антарктиду в декабре. Погода ухудшилась, много времени приходилось проводить в помещении. Тогда и начинаешь скучать, вспоминать Минск...

домики экспедиции в Антарктиде

— Новый год также в Антарктиде встречали?

— Да, мы отмечали его на российской станции. Но не могу сказать, что Новый год в Антарктиде очень отличался от домашнего праздника. Разве что не было слышно шума улицы, автомобилей, никто не звонил, не поздравлял с праздником. Приближение Нового года наблюдаешь только по часам. Сначала мы, по традиции, проводили старый год, потом открыли шампанское, встретили новый. После этого были интересные игры, розыгрыши. Играли, например, в «Крокодила», только показывали не кого-то, а друг друга. Потом разошлись спать, потому что в Антарктиде даже на праздник спиртным злоупотреблять нельзя, надо быть всегда в «рабочей форме».

Вот такая интересная встреча состоялась у меня с человеком, который осуществил свою мечту — побывать в Антарктиде, чтобы не только внести свой вклад в изучение этого необитаемого континента, но и проверить самого себя, убедиться в своих физических и психологических возможностях.

Елизавета Карпович, ученица 10 класса Лицея БГУ.

 

А вы знали?

  • Вы считаете, что айсберги бывают только белыми? Ничего подобного! Черные тоже существуют. Когда айсберг откалывается, он может «прихватить» полоску грунта. Черные слои обычно находятся в нижней части льдины, однако при таянии айсберг может перевернуться. Кстати, этот момент самый опасный для мореплавателей.
  • Двери всех помещений в Антарктиде открываются внутрь. Обычно за ночь наметает снега, и дверь может вообще не открыться наружу. Тогда полярники окажутся изолированными.
  • Длинноволосым девушкам в Антарктиде придется непросто. Вода там имеет очень малую концентрацию соли, поэтому смыть шампунь с волос очень трудно. Полярники обычно добавляют в воду уксус или минеральную воду.
  • Попасть в среду пингвинов невероятно трудно? А вот и нет! Дело в том, что пингвины принимают за своих собратьев любые темные предметы. Достаточно встать на колени в черном комбинезоне — и все! В ряды пингвинов ты принят!
  • Какого цвета может быть снег? Зеленого! Но только если вы в Антарктиде. Секрет зеленого снега в том, что уровень солнечной радиации на континенте довольно высокий, поэтому некоторые микроорганизмы предпочитают жизнь под толщей снега.
  • Некоторые микроорганизмы являются гурманами в выборе пищи и среды обитания. Вам кажется диким поглощение лягушачьих лапок? Тогда как вы отреагируете на употребление солярки? Когда из брошенной бочки с топливом успела вытечь небольшая порция солярки, через две недели «озеро» успело заплесневеть, доказывая этим разнообразие форм жизни на планете.
  • Едешь в Антарктиду — будь готов к загару. Поскольку там, на Южном полюсе Земли, ультрафиолетовые лучи свободнее проникают на поверхность материка, чем у нас, от безжалостного солнца не спасут никакие маски. Лицо обгорает быстрее, чем на море, а загар сходит очень трудно.

29 мая 2014 года. Источник: газета «Звязда»,

в переводе: http://zviazda.by/2014/05/41769.html

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)