История ГАИ Минска во времена БССР от Константина Андрончика

Пятница, 28 августа 2015 г.
Просмотров: 367
Подписаться на комментарии по RSS

Какое дорожное движение было в столице в советское время? На каких машинах ездили сотрудники ГАИ? Где в Минске чаще случались пробки, и пользовался ли Петр Машеров услугами дорожного эскорта? На эти и другие вопросы «Звязде» ответил Константин Андрончик, бывший командир батальона дорожно-патрульной службы Госавтоинспекции Минска.

«Самыми злостными нарушителями считали таксистов»

— В ГАИ я с 1966 года, сам выходец из Червеня, — вспоминает Константин Максимович. — На службу попал благодаря довольно интересной истории. Я демобилизовался из армии и прибыл в нашу столицу поездом «Москва — Минск». Когда вышел на перрон, меня заприметил майор внутренней службы, пригласил к разговору. Сначала подумал, что это патруль, представился, показал документы. Но разговор пошел о другом. В результате мне предложили работать в милиции. Я оставил свои контакты. А через некоторое время мне прислали приглашение прибыть в отдел кадров городского управления внутренних дел Мингорисполкома. На тот момент я был готов сдать документы на Минский мотоциклетно-велосипедный завод, но предложение милиции опередило. Сначала с полгода поработал в районном отделе внутренних дел Октябрьского района, а потом меня пригласили в Госавтоинспекцию на должность старшего инспектора в отдел по регулированию уличного движения. Из правоохранительных органов уволился в 1992 году в звании подполковника милиции.

Константин Андрончик, бывший командир батальона дорожно-патрульной службы Госавтоинспекции Минска

— Константин Максимович, сегодня дорожно-транспортное движение кажется довольно плотным, насыщенным. Но так было не всегда...

— В советские времена в Минске было гораздо меньше людей и машин. Я даже помню то время, когда во время переписи населения хотели достичь миллиона жителей, чтобы поднять вопрос перед правительством СССР о строительстве метрополитена. Транспорта, разумеется, было меньше. Автомобилей выпускали не так много. Правда, потом устроили массовый выпуск «Жигулей», и автотехники стало больше.

Раньше на проспекте, на каждом перекрестке, работали регулировщики. В час пик они управляли дорожным движением вручную, что способствовало быстрому пропуску автомобилей. Интересно, все инспекторы регулировали дорожное движение из так называемой «ромашки», специальной тумбы, которую в городе уже не увидишь. И, как мне кажется, их можно было бы вернуть.

Все-таки из нынешних потоков машин регулировщика вообще не видно. Он теряется. Всю свою смену инспекторы работали на перекрестках. И в то время в Ленинском районе происходило меньше аварий, чем в остальных районах Минска. Все-таки сотрудники ГАИ довольно плотно «закрывали» улицы. Каждый водитель видел инспектора и придерживался правил дорожного движения. Пробки часто возникали на Партизанском и Ленинском проспектах, улице Долгобродской. Кстати, вспомнил один момент. Самыми злостными нарушителями в свое время были водители такси. Быстрая доставка пассажиров их всегда торопила. Все это влияло на их зарплату. Контроль в отношении таксистов был усилен. Правда, никогда не забуду, как к нашему инспектору, который работал около гостиницы «Беларусь», подошел водитель, отдал под козырек и сказал: «Таксист Дзюба с отчетом прибыл!» Мы очень долго смеялись. Такой подход человека сразу снял все напряжение, и мы остались в хороших отношениях.

«Для водителей и пешеходов читали лекции»

— А какие преобладали дорожно-транспортные происшествия?

— Они были такие, как и сейчас. В определенной степени отличаются тем, что тогда не происходило происшествий, например, из-за разговоров по мобильному телефону. К сожалению, сегодня водители плохо реагируют на специальные сигналы автомобилей скорой помощи, милиции, спасателей. А когда-то мы даже учили водителей правильно реагировать на подобные сигналы и проводили для этого учения, особенно перед началом Олимпийских игр в 1980 году. При этом меня радует, что сегодня почти нет происшествий при обходе транспорта. Раньше, если помните, говорили: трамвай обходи спереди, а автобус — сзади. Эта формулировка почти канула в небытие, а количество подобных правонарушений незначительное.

с водителями и дружинниками разговаривает Иосиф Вашкевич

С водителями и дружинниками разговаривает Иосиф Вашкевич

— Были ли раньше пешеходы более дисциплинированными, чем сейчас?

— Это было нечто! Мы даже организовывали специальные лектории. Если кто-то не мог оплатить штраф или не хотел, мы протягивали ему пригласительный на субботнюю лекцию. И люди ходили охотно. Это дисциплинировало и водителей, и пешеходов. Сегодня я горжусь тем, что пешеход идет исключительно на зеленый свет, а стоит — на красный. В то же время меня беспокоит то, что сегодняшний пешеход считает, что только он прав. Да, дорожный переход — это место пешехода, однако он все равно не должен спонтанно, безответственно бросаться на него. У человека ноль внимания на то, что делается на дороге. Подобное отношение надо менять. Перед тем, как перейти дорогу даже по переходу, гражданин должен посмотреть по сторонам, убедиться, что его переход будет безопасным.

— В ваше время лихачей на дорогах хватало?

— Да, но тогда было маловато приборов, которые могли бы фиксировать скорость автомобиля. Первыми появились «Спидган» и «Фара», «Барьер». Водители, кстати, тогда сетовали, что инспекторы иногда прятались в обычных машинах и оттуда фиксировали превышение скорости. С этической точки зрения это не очень красиво. Однако сейчас на трассах начали устанавливать фотофиксаторы, а это уже более цивилизованный метод работы.

— Какой автотехникой пользовалась Госавтоинспекция?

— С начала 1970-х нам массово начали поставлять «москвичи», оборудованные маячками. Потом появились уже и «жигули». Они были более современные, уютные, скоростные, маневренные. От преследования никто не мог убежать. И даже «Волга» не могла сравниться с «жигулем». Водители сами понимали, что ни к чему хорошему лихачество не приведет, старались не допускать подобного. Мне как командиру в погонях участвовать не приходилось. Но наши сотрудники, которые работали в ночную смену, подобное практиковали. Чтобы контролировать ситуацию в городе, на работу выходили 5-6 экипажей. В автомобиле обязательно должен был быть «вож» — капроновая лента с шипами, довольно эффективное специальное средство для усмирения правонарушителей, которое было утверждено даже на законодательном уровне. Среди задержанных были лихачи, которые попадались повторно. Но их все равно было не так много, как сейчас. Да, я рад тому, что у нас такая умная молодежь, однако в то же время большое количество негативных привычек огорчает. Когда-то информация о том, что водитель управлял автомобилем в нетрезвом состоянии, попадала на предприятия, в профессиональные комитеты, обсуждалась на комсомольских собраниях. Это стыд, позор! За это на работе лишали премиальных, переносили отдых на зиму. На улице Свердлова стоял стенд из стенгазеты. Так около нее в рабочие дни пройти было невозможно. Всем было интересно, кто из оштрафованных попал в газету...

БелАЗ и машина ГАИ

Фиделя Кастро сопровождали на мотоциклах «Урал»

— Вы как-то рассказывали, что центр города буквально дрожал от рева мотоциклов.

— Безусловно, в 1980-е годы такая проблема была. И ее рассматривал даже ЦК КПБ. Штрафовать тех мотоциклистов, которые превышали скорость, было очень сложно. Они ездили массово, в группах. Мы решили пойти на компромисс и подружиться с этими мотогонщиками, отвели для их гонок стадион «Заря».

— Когда в Беларуси появилось эскортирование для иностранных делегаций?

— Незадолго до приезда в Беларусь Фиделя Кастро, кубинского лидера, который посетил нашу республику в 1972 году. Его сопровождал эскортный взвод на мотоциклах «Урал». Эскорт придавал значимость и статус мероприятиям, в которых участвовали гости страны. Кроме того, наш взвод сопровождал президента Франции Жоржа Помпиду, который в Заславле встречался с Леонидом Брежневым, канцлера Австрии во время посещения построенного в Жлобине металлургического завода. А вот Петр Машеров, первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии, как человек очень скромный, категорически отказывался ездить с сопровождением.

— Год назад вы издали книгу «Дорожный патруль», которая подробно рассказывает историю появления, становления дорожно-патрульной службы ГАИ. А как появилась подобная идея?

— Это произошло после посещения в Москве музея истории милиции. Я решил, что просто обязан написать подобную книгу о нашей службе. Между прочим, она была самая большая в ГАИ. В батальоне насчитывалось 362 милиционера. В архивах, библиотеках работал около пяти лет. Спасибо спонсорам, которые с пониманием отнеслись к необходимости подобного издания. После выхода книги я почувствовал, что определенную лепту в общую историю дорожно-патрульной службы внес. Сейчас собираюсь написать еще одну книгу, посвященную всем структурным подразделениям ДПС Беларуси.

Тарас Щирый. Фото Надежды Бужан, 28 августа 2015 года. Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zviazda.by/2015/08/98159.html

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)