Сердечность отца Юозаса Бульки

Пятница, 6 января 2012 г.
Просмотров: 4562
Подписаться на комментарии по RSS

Два года назад, 9 января 2010 года, в Минской республиканской кардиохирургической клинике после тяжелой болезни и операции на сердце на 85 году жизни скончался ксендз Юозас Булька. Люди! В эти рождественские дни помолитесь за него. 22 года он ежедневно молился за вас, за всех... С молитвой он выходил к нам, с молитвой встречал, молитвой провожал. Кто не умеет молиться, просто помяните его. Этот человек заслужил вечную память.

Особенно старательно ксендз Булька молился Божьей Матери, в образе которой видел всех наших матерей и свою (он рано стал сиротой). Помолитесь, как умеете, - он ждет этого. Незадолго до смерти он говорил, что самой лучшей памятью для него будет молитва. Поплачьте о нем. За 22 года, что я был рядом с ним, не перечесть, сколько раз я видел, как он плачет о бедах и грехах наших. Видимо, поэтому его глаза постоянно светились добротой, любовью к нам.

С появлением в Глубокском районе ксендза Юозаса Булька маленькая деревушка Мосар, которой и на карте не было, стала такой, что люди стали путать ее с Мозырем. Булька и Мосар, без преувеличения, стали известны далеко за пределами Беларуси. Подтверждение тому - отзывы людей, посетивших этот маленький райский уголок. Уверен, мы будем гордиться тем, что жили рядом с этим удивительным человеком, знали его, общались с ним, будем с гордостью рассказывать о нем своим детям и внукам. Счастлив тот, кто знал его! А каким счастливым был сам Булька, что знал нас! Он очень любил всех, приходивших к нему, ждал каждого и молился за тех, кто не мог прийти или не хотел.

Хорошо помню, как появился Булька в Глубоком. Был конец ноября 1988 года. Стоял сырой осенний вечер. С ксендзом Владиславом Завальнюком (сейчас он ксендз-магистр Красного костела в городе Минске) мы пили чай в старом деревянном домике по улице Советской, 5 - сейчас там находится монастырь сестер Святой Семьи. Около десяти часов вечера в дом вошел человек в берете, сером прорезиненном плаще, с саквояжем в руках и на ломаном польско-литовском языке представился: - "Ксендз Булька Юзеф. Приехал служить священником в Удело и Мосаж". Мы пригласили его за стол, угостили горячим чаем, а он нас - молоком из бутылки, которую достал из саквояжа. Разговорились. Передо мной был какой-то необыкновенный человек. Помню, как он нежно держал в руках кусок черного хлеба и съел его до последней крошки. Запомнились его глаза - глаза ребенка и пророка. Он много говорил, но о себе ни слова, только о планах - восстановить храм, навести порядок на кладбищах, вернуть людям веру в Бога, бороться с пьянством и о многом другом. Расстались далеко за полночь, как-то необычайно тепло и дружески. Прощаясь, отец пригласил меня на первую мессу в Мосарский костел, состоявшуюся 1 декабря 1988 года. Плохо помню начало службы, отрывками, что говорил ксендз Булька. Запомнились только его слова: "Соблюдайте заповеди Божии и будете счастливы". После службы мы пили чай в маленьком домике, где поселился Булька. Домик был беден, снаружи обшит рубероидом, из мебели - сбитый из досок стол, который сделал сам ксендз. Присматривала за этим хозяйством старенькая пани Янка первая и единственная "господина" (так называл ее отец). Расстались мы друзьями, хотя Юозас Булька по возрасту мог быть моим отцом. Он просил приезжать к нему как можно чаще, что я и делал с большой радостью все эти 22 года.

Помню первую борозду свеклы в колхозе, которую сам прополол ксендз. Помню прилегающую к костелу территорию, где паслись коровы, старый от времени костел, заросшие травой кладбище и тропинку к ним среди огородов. Осталось в памяти, как ксендз и прихожане наводили порядок на кладбищах, снимали ограды и ими ограждали кладбище. Правда, некоторые местные жители не понимали этого и ссорились с ксендзом. Первым на работу выходил сам ксендз. Именно он брал в руки самый тяжелый камень, молился при этом, приглашая всех помогать друг другу, и повторял, что только через веру в Бога и красоту наша жизнь станет другой.

Что было дальше - в голову не укладывается. Человек пенсионного возраста здесь, в Мосаре, сделал такое, что с позиции нормального мышления объяснить невозможно. В Минске есть Ботанический сад, где работают десятки академиков, сотни кандидатов и докторов наук. И там нет такого, что сделал ксендз Булька со своими прихожанами в Глубокском, Поставском и Шарковщинском районах. "Бог заплатит", - говорил священник людям, которые не покладая рук работали со своим священником около храма, на кладбище. Самый высокий крест в Беларуси, Пьета - оплакивание Христа, копия Микеланджело - единственная в Беларуси, первый памятник Иоанну Павлу Второму, копия Часовни Божьей Матери Остробрамской, источник со святой водой, Аллея трезвости... Да все ли перечислишь? Многие все это видели, и не раз. И, видимо, постоянно удивлялись и восхищались произведениями Бульки. А какая красота вокруг костела - это надо только видеть! Какой же силой убеждения нужно было обладать, чтобы люди так верили ему и шли за ним? Только Божией!

Через год после приезда ксендза Бульки в наш район в Уделовском костеле, восстановленном благодаря его усилиям (долгое время здесь находился склад минеральных удобрений), было первое после возрождения храма венчание. Это священное таинство было надо мной и моей женой Валентиной Михайловной. Стояла поздняя осень, на улице было темно, и через не полностью восстановленную еще крышу мы видели вечернее небо, густо засеянное звездами. Впоследствии он венчал наших детей, хоронил наших родителей. Он умел в трудную минуту незаметно оказаться рядом и помочь и словом, и молитвой. Он всегда стремился быть первым, но никогда не говорил - "я", а только - "прихожане". Он восстановил Мосар, Удело, Дуниловичи, построил храм в Воропаево, возродил Париж, Саутки. Если даст Бог, я расскажу, сколько он пережил, вытерпел разной грязи в прессе, и каких трудностей ему это стоило... Любые человеческие беды и страдания он как никто принимал очень близко к сердцу. Оно и болело у него постоянно за нас и за всех, кто к нему обращался со своими проблемами. Сердечность... Он дарил свое сердце людям, не обращая внимания на себя. Ел ли он сегодня, во что и как одет? Были дни, когда мы с ним завтракали в полночь.

Булька тяжело переживал беду каждого человека. Он восстал против алкоголизации населения. Нет, он не боролся с алкоголиками, он жалел их, молился за них, приводил в костел. Он считал, что алкоголизм - это болезнь. Ничего аморального в алкоголизме, как и в другой болезни, он не видел. Ксендз Булька предлагал церковную помощь и стучался во все двери, ходил по инстанциям, чтобы и органы власти помогли человеку избавиться от этой страшной болезни. Он пытался искоренить алкоголизм из сознания людей через веру в Бога, через красоту, через воспитание и утверждение трезвости как нормы жизни. Незадолго до своего ухода, ксендз Булька сказал мне, что жертвует свою жизнь за тех, кто злоупотребляет алкоголем.

Для моей семьи ксендз Булька был духовником. Мы много говорили о смысле жизни, религии, истории, медицине, красоте во всех ее проявлениях. Он был интереснейшим собеседником. Литовец по национальности, он настолько любил Беларусь, что многим нынешним патриотам следовало бы поучиться у него. Он глубоко уважал государственную власть. И это было искренне, он постоянно молился за руководство Беларуси. Булька заботился о подрастающей смене ксендзов. Много его учеников занимают сегодня высокие посты в церковной иерархии. А он за каждого переживал, волновался, молился. Многим хватало только одного его слова, чтобы стать счастливым. Ксендз Булька всегда с уважением и особым пониманием относился к руководству района и сельисполкома, врачам, учителям, работникам правоохранительных органов, ко всем людям.

Многое из его размышлений я записывал, запоминал. Вот лишь несколько: "Будь со всеми в хороших отношениях, говори спокойно и понятно, всегда выслушивай других, даже тех, кто тебя не понимает или не хочет понимать. Пусть твои планы и достижения станут для тебя источником радости от того, что ты приносишь пользу обществу своей Родины. Исполняй свои обязанности, даже самые мелкие, со всей ответственностью. Помни, что добро всегда возвращается добром и добрых людей на земле намного больше, чем плохих. Помни, что ты появился на свет благодаря своим родителям. Люби их всем сердцем и душой. Помни, что твоя любовь им больше всего нужна на небесах, молись за них. Не гонись за славой и деньгами - все оплатится за дела твои. Великолепна наша родная Беларусь. Гордись тем, что живешь на белорусской земле. Заботься о ней и береги свой родительский дом".

Ксендз Булька часто лечился у меня в стационаре. Он был очень неприхотливым пациентом. Очень уважал работу врачей, медицинских сестер, санитарок, не требовал к себе каких-то особых отношений. Все, о чем он просил, - в мое отсутствие молиться в моем кабинете. В последний день пребывания в больнице, видимо, чувствуя, что больше не вернется сюда, ксендз Булька благословил меня и всю мою семью. Так мы расстались навсегда.

Похоронили священника на территории костела Святой Анны в Мосаре - там, где он и завещал. Как-то он заехал ко мне домой и стал рассказывать, что на своей могиле хотел бы видеть крест с распятием, а на надгробной плите - слова из Евангелия. И больше ничего. Полушутя-полусерьезно сказал мне: "Милый друг! Вы мне помогали при жизни, а когда я умру, то буду помогать Вам с небес. Придите на могилу и скажите, а я услышу...". И я прихожу, когда мне тяжело, и он мне помогает!

Памятник мосарскому священнику ксендзу-прелату, ксендзу-канонику, первому священнику в Беларуси - лауреату премии Президента Республики Беларусь "За духовное возрождение", обладателю медали Франциска Скорины Юозасу Винцевичу Булька построен на собранные людьми средства. На похоронах Бульки я разговаривал с вечной памяти Его Эминенцией Кардиналом Казимиром Свентеком. И он сказал, что это очень правильно, что люди будут собирать средства на памятник. Так всегда было в истории, что всем выдающимся личностям памятники строились на народные пожертвования... Он живет и будет жить в нашей памяти. Помните о нем, рассказывайте об этом святом человеке своим детям и внукам, знакомым и незнакомым. Помяните его, помолитесь о нем, приезжайте к нему, обращайтесь к нему со своими бедами и неприятностями. Он вам поможет. Ксендз Булька оставил после себя Мосар, но Мосар и Булька по-прежнему ждут всех нас.

Казимир Яцыно, врач Глубокской центральной районной больницы, 6 января 2012 года.

Газета "Звязда", оригинал на белорусском языке: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=91450

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)