"Гродносельстройпроект": первым быть ответственно

Четверг, 16 сентября 2010 г.
Просмотров: 4818
Подписаться на комментарии по RSS

Начало: 50 лет для "Гродносельстройпроекта" - возраст юношеский, вообще время расцвета.

Рассказывает руководитель группы в технологическом отделе Сергей КОЛОДИЧ.

- Наша группа занимается разработкой технологической части проектов по различным объектам. Специфика работы в том, что мы - первые, а за нами идут другие службы. Задаем все параметры, рассчитываем исходные данные и таким образом готовим объемы работ остальным. Закладываем, если хотите, фундамент качества документации. От точности наших расчетов, от того, учли ли мы все нормативные требования по проектно-сметной документации, многое зависит, когда проектом начинают вплотную заниматься архитекторы и конструкторы института, наши электрики, сантехники и т.д.

все расчеты и чертежи выполняем на компьютереВеяние времени - все расчеты и чертежи выполняем на компьютере, с помощью специальных программ, чем достигается и качество работ, и их скорость, конкурентоспособные сроки. Ведь заказчик, как известно, ждать не любит. Что такое для нас компьютер, покажу на простом примере: раньше, когда проектировщики работали на кульманах, один (только один) готовый большой лист выпускали примерно за два дня. А в пакете на один объект минимум 10 листов технологии, а если полный комплект со всеми частями - то и до сотни. Сейчас такой лист по нашей части можно сделать за полчаса. Так что компьютеризация дает высокие темпы проектирования. Она не только позволяет экономить время, но и учитывать все полезные наработки прошлых проектов, творчески к ним относиться и работать четко, избегая досадных ошибок.

Этому служит также и то, что внутри в отделе существует своя специализация: один занимается зерносушильными комплексами, второй - птичниками, третий - коровниками, одновременно - санпропускниками, дезблоками и т.д. Это позволяет накапливать и систематизировать знания в той или иной "узкой" области и использовать их в работе. Экономической частью проекта также занимается отдельный специалист, она рассчитывает затраты на возведение комплексов и других объектов.

Имея эти конкретные расчеты, разговариваем с заказчиками, обязательно учитываем их пожелания и мнения. Обычно разговоры сводятся к тому, чтобы убедить клиента выбрать более современный вариант будущего комплекса или фермы, с современной технологической "начинкой". Вместе ищем какие-то оптимальные варианты, чтобы такое стремление за прогрессом было заказчику по карману.

Когда консенсус достигнут и закреплен договором, мы приступаем к работе: полностью выполняем планировку комплекса или фермы, задаем размеры зданий и помещений внутри зданий, с учетом способа содержания скота - беспривязного или в боксах. "Навешиваем" ворота, двери, технологическое оборудование - доильные установки, холодильники и так далее. Саму планировку потом будут "шлифовать" архитекторы и другие наши специалисты, но наполнение оборудованием предусматриваем мы, и в этом ни на кого не оглядываемся. Встречаются свои сложности, особенно если заказчик совсем оправданно хочет применить новейшие европейские технологии выращивания или содержания скота, и нужно адаптировать их к нашим условиям, прежде всего климатическим. А на микроклимат внутри помещения - например, птичника или телятника - повлияет даже толщина теплозащитной шторки - три-пять градусов она обязательно добавит или отнимет. А наша отечественная шторка и импортная - большая разница. И за этим стоит довольно значительная проблема полного, стопроцентного соответствия нашего отечественного оборудования для животноводства современным мировым технологиям. Где здесь находятся "острые углы", знают все, и чем быстрее мы вместе с производителями от них избавимся, тем будет лучше.

В этом смысле нам довольно сложно давались проекты программных ферм и комплексов из-за неполного соответствия тех же теплозащитных шторок (мелочь, а неприятно!) или оборудования по удалению навоза из помещений. Если система самотечного удаления навоза без сбоев работает в Германии, Голландии, Франции, то у нас возникают проблемы на ровном месте хотя бы из-за того, что в отечественных хозяйствах применяются рационы кормления животных, которые были введены... еще 10 - 15 лет назад. Такие вот "тонкости", а их нужно знать всем, от кого зависит конечный результат работы животноводов. В том числе и нам, что вполне понятно.

От фермы к поместью королевы Боны

Главный архитектор института Леонид Силич:

- Желательно, чтобы у любого объекта было собственное архитектурное лицо, из этого и исходим. Специфика работы такова, что работаем, в основном, на сельскохозяйственное производство, и о высоком архитектурном стиле здесь не "заговоришь". Раньше к этому относились довольно скептически - вообще обходились без архитекторов. Сейчас времена изменились, и большинство заказчиков, вкладывая достаточно большие деньги в сельскохозяйственное здание, уже хотят, чтобы, кроме производственной утилитарности, оно еще имело и привлекательный вид. Нам работать стало и легче, и одновременно труднее, так как нужно каждый раз демонстрировать творческий подход, а также балансировать между желанием сделать на каждом здании что-то эстетически достойное и экономической целесообразностью выделения средств на эти цели. И на каждом объекте архитектор должен почувствовать ту "золотую середину", которая устроит и с эстетической, и экономической стороны. Мало того, он должен с наименьшими затратами достичь наибольшего эффекта. Необходимость такого подхода держит весь коллектив в напряжении.

Результат такого поиска во многом зависит от заказчика, от его планов, задумок и возможностей. К счастью, есть заказчики, которые сами предлагают более современные подходы, более эстетичные материалы. Они соглашаются на большие с нашей стороны объемы работ, на некоторые не обязательные, но желательные детали декора или отделки, даже если они потребуют дополнительных затрат. Это кредо любого архитектора - найти с заказчиком общий язык и сделать свое очередное детище немножко не похожим на другие.

Причем не все упирается в деньги. Даже при одних и тех же затратах можно сделать объект безликим, а можно постараться придать ему какие-то черты индивидуальности. Конечно, на молочнотоварных фермах наши возможности ограничены. Но даже в этих условиях удается, скажем, создать запоминающиеся фасады, применить оригинальные расцветки (а современные краски позволяют работать и по кирпичу, и по штукатурке, и по бетону с одинаковым эффектом). Либо фрагментарно использовать современные материалы - новые штукатурки, прозрачные материалы. Обогатить само здание металлочерепицей, металлопрофилем, пластиком или витражной конструкцией... А внутри - в доильных помещениях, в бытовках, холодильных камерах - применить плитку, современную сантехнику. В результате на объект приятно посмотреть, особенно если это комплекс зданий, на возведение которого затрачены немалые средства - государственные или частной фирмы.

В большинстве своем это просторные помещения, там много света, так как, помимо боковых окон, которые в каждом отдельном случае могут быть расположены немного иначе, применена на всю длину крыши на месте конька верхняя подсветка (так называемые фонари - аэратор, выполняющие еще и функцию вентиляции). А также часть основной крыши местами выполнена из прозрачного материала. Оказывается, то нужно и самому скоту, и эстетично влияет на людей, которые здесь работают. Это тот счастливый случай, когда технология помогает творчеству. Творческий подход без оглядки на ее Величество Технологию архитектор может применить еще разве что на входных группах: на дверях, козырьках, крыльцах. А в остальном мы тесно связаны функциональными задачами конструкции.

На объектах соцкультбыта творческого простора немножко больше. Среди того, что сделано за последние годы, действительно нет равного знаменитым Василишкам. И в целом по хозяйству, и по отдельным ее объектам причин гордиться много. Там было надлежащее финансирование, ставились высокие задачи - строительство агрогородка нового типа. И каких-то административных, финансовых или любых других ограничений мы не испытывали в своей работе. Вот почему и центр Василишек, и отдельно взятые здания очень впечатляют. Тот же Дом культуры, построенный по индивидуальному проекту; или административное здание после реконструкции с большими пристройками; искусственное озерцо на месте маленького пруда, где раза в три или четыре с помощью "Гипроводхоза" увеличен уровень воды. Пространство насыщено малыми архитектурными формами, и озерцо стала любимым местом отдыха местных жителей, особенно детворы. Как и комплексная детская и спортивная площадки, детский сад после реконструкции. Таким образом, деревня приобрела качественно новое современное окружение, и оно нравится людям. Ведь эта урбанизация не жмет чересчур, как в большом городе, а только достигает его по уровню комфорта и благоустройства, оставаясь по своим масштабам близкой к человеку. Может, это и есть те привлекательные черты, которые и должны быть в таком явлении, как агрогородок.

новые домаПостроены там и новые жилые дома. За считанные годы населенный пункт коренным образом преобразился. В нем приятно жить и работать, так как есть все, что для этого нужно. В том числе современные производственные помещения (тот же машинный двор), глядя на которые, понимаешь, что это - новый уровень сельскохозяйственного производства с надлежащей культурой.

Если говорить о каких-то проблемах, то одна из основных заключается в том, что в своей работе мы не можем должным образом управляться с комплексными планировочными проектами сельских населенных пунктов. Те проекты планировок центральных усадеб бывших колхозов и совхозов, которые есть, выполнялись очень давно – не менее 20, а то и 30 лет назад. Почти все они исчерпали себя как физически, так и морально. Было стремление придать им новое качество, когда начиналось строительство агрогородков, но это была слишком быстрая кампания - на уровне районных архитекторов, без инженерных изысканий, без глубокого анализа перспектив развития, на том материале, который был под рукой. А здесь же нужно работать постоянно, так как меняются подходы к застройке населенных пунктов, они стали более взвешенными. Например, перечень объектов соцкультбыта, тех же торговых предприятий и предприятий бытового обслуживания, в настоящее время куда более скромный. Исходя из этого, мы пытаемся приспособиться, работаем с планами поквартальной застройки, но более правильно было бы все же иметь генеральные планы развития крупных населенных пунктов, особенно тех, которые интенсивно застраиваются, в которых учтена вся инфраструктура, все сети, дороги, благоустройство, а главное - площадки нового жилищного строительства.

У нас работает много молодежи, ей есть у кого поучиться. Щедро передают свой богатый профессиональный опыт Николай Алексеевич Сальников, Василий Александрович Гарус, Нина Максимовна Попкова, Лина Николаевна Сенчило, Галина Григорьевна Драб, Татьяна Григорьевна Лось... Многие из них начинали у нас после института и по настоящее время успешно работают, являются творческим костяком коллектива.

Правда, с молодежью существуют определенные проблемы. В Гродно работает архитектурно-строительный колледж, который "поставляет" нам архитекторов-техников и конструкторов-техников. Так вот, с архитекторами проблема в том, что в стране нет заочной формы обучения по специальности "архитектура" в высших учебных заведениях, поэтому поступают заочно на строительные факультеты ВУЗов. И мы рано или поздно теряем молодых специалистов, в профессиональное развитие которых вкладываем определенные силы, так как они должны приходить работать по профилю. Эта проблема не только нашего института, но и остальных белорусских проектных учреждений, и Министерству образования следовало бы найти выход. Специалистов-строителей с высшим образованием в стране много, а архитектор - товар все же штучный.

Справедливости ради скажу, что иногда к нам приходят работать и молодые архитекторы с дипломами ВУЗов, но получить их в нужном количестве мы не можем не первый год. Кстати, "Звязда" уже писала об этой наболевшей проблеме еще четыре года назад. За это время ничего не изменилось. А дисбаланс в подготовке специалистов каким-то образом нужно исправлять. Тем более, что архитекторам работы в стране с каждым годом прибавляется. Стоит только вспомнить озвученные планы застройки столицы и не менее грандиозные проекты, которые вынашиваются в областях.

Мы внимательно следим за тенденциями развития общества. Сейчас постепенно приобретает размах агротуризм, и мы с удовольствием взялись бы за проектирование как новых гостевых усадеб, так и ремонт того фонда, который есть, а теперь речь идет о его наилучшем устройстве для новых целей.

Но давайте посмотрим шире. Для агротуризма приспосабливаются в основном частные усадьбы и сооружения деревенских жителей. Но в Беларуси есть и другие возможности. В стране, особенно в западных областях, сохранилось немало заброшенных помещичьих имений, которые после должного ремонта могли бы стать новыми адресами агротуризма. Они чаще всего находятся на балансе сельсоветов или колхозов, там когда-то располагались управления или склады. Государство сейчас готово продавать их за одну базовую величину, лишь бы нашелся желающий дать им вторую жизнь. Сошлюсь хотя бы на усадебно-парковый ансамбль в деревне Подороск Волковысского района, хозяевами которого в разное время были королева Речи Посполитой Бона, а затем помещики Бохмисы, поставщики сказочных роз и аппетитных сыров к царскому(!) двору. Эту усадьбу в старом парке, на берегу небольшого озерца с лебедями еще можно восстановить, и мы в такой работе охотно поучаствовали бы.

Либо в восстановлении любой из более чем 40 усадеб, которые по решению правительства могут быть безвозмездно переданы под объекты агроэкотуризма.

В последние годы лицо Гродненщины в самом деле стремительно меняется, и коллектив института в этом активно участвует. Мы формируем среду обитания современника, что придает чувство гордости и обязательно - ответственности за свою работу.

Публикацию подготовили Владимир Хилькевич, Вероника Орловская и Мария Жилинская (фото).

УНП 500038052.

Газета "Звязда", 16 сентября 2010.

Источник: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=66108