«Понарожали тут!» Проблемы беременных и молодых женщин с детьми в Беларуси

Среда, 5 января 2011 г.
Просмотров: 3806
Подписаться на комментарии по RSS

Корреспондент «Звязды» на себе ощутила особенности решения демографической проблемы.

Мы, белорусы, — миролюбивая и толерантная нация. Это аксиома, которая даже не подлежит сомнению. Между тем, под чертой характера, которой мы все привычно гордимся, довольно часто скрывается совсем другое качество — равнодушие. Чтобы в этом убедиться на ярких примерах, достаточно всего лишь... забеременеть.

Сразу оговорюсь: в адрес отечественной медицины и медиков не прозвучит ни одного плохого слова. При множестве сегодняшних проблем за все время беременности претензий к врачам у меня не появилось: страшным не пугали, важного не скрывали, ненужного не навязывали, опасное срочно лечили. Но чтобы все зависело только от медицины, поверьте, повсеместно на улицах городов и местечек звенели бы детские голоса! И никого не надо было бы поощрять рожать квадратными метрами и другими материальными стимулами. Впрочем, и последние решают далеко не все.

Беременность по советам

Беременная женщина — это прекрасное, милое создание, сама красота и неповторимое обаяние. По крайней мере именно так ответит вам каждый второй, если провести опрос. Но это в теории и на полотнах мастеров Ренессанса. На практике все иначе.

Начать хотя бы с повседневного, навязшего на зубах и от того близкого каждому из нас — с общественного транспорта. Несколько месяцев назад одна из крупных белорусских газет провела эксперимент: девушка-корреспондент на день «побыла беременной» в транспорте. Убедилась в том, что и так понятно: места беременным уступают неохотно, взаимовежливость советских времен закончилась. Но интересным был не столько сам материал, сколько комментарии читателей к нему. Самые мягкие — возмущения типа «сама забеременела — сама пусть с этим и справляется, почему я должен уступать и думать о здоровье чьих-то там детей». Это типичная позиция среднестатистического белоруса: сижу, смотрю в окно, моя хата с краю, а ты сама забеременела, сама и виновата. Что примечательно: как только дело касается его женщины (жены, любимой, сестры, матери), мнение таких индивидуумов меняется на полярное...

Та журналистка, побывавшая в интересном положении всего день, и то была неприятно поражена, а каждая самом деле беременная женщина ставит подобный эксперимент на себе гораздо чаще, до нескольких раз в день. И я, честно говоря, не знаю, что тяжелее: простоять 40 минут в разболтанном автобусе, или столько же времени просидеть под откровенно злым взглядом того, кто под давлением общественности был вынужден отдать «свое» место. С досадой вспоминаю: в наглой и «понаехавшей» Москве мне уступали место еще тогда, когда я только прокручивала в голове, сколько остановок надо ехать; в родном Минске вскакивали разве что женщины средних лет, молодые мамы и подростки. Яркая картинка: мужичок лет 50 пять остановок внимательно рассматривает меня и мой недвусмысленный животик, после чего наклоняется и заговорщически шепотом сообщает: «Девушка, я на следующей выхожу, можете сесть». Оставалось только язвительно отблагодарить, так как следующая была предпоследней.

Не раз удивляло, с какой агрессией реагировали некоторые: «Ничего, она молодая, это мы уже имеем право сидеть» или «Я за проезд заплатил, могу и посидеть» — как будто я у кого-то право отбирала. Кстати, любители постоять за свои права почему-то не вспоминают об обязанностях. Между тем в салоне почти каждого автобуса, троллейбуса, трамвая, вагона метро помещены выдержки из Правил проезда, где черным по белому прописано: «Пассажир обязан уступить специально обозначенные места инвалидам, пассажирам с детьми, беременным женщинам». И все, нечего огород городить, в каких Европах принято место уступать, а в каких нет. Или мы только по географическому состоянию — Европа?

Та же картина маслом наблюдается в поликлиниках, которые за 9 месяцев воспринимаются беременной женщиной чуть ли не вторым домом. Не секрет, что в этих учреждениях к врачу любой специальности существует как минимум четыре очереди: по записи-талончику или по живой очереди, по «скорой», «я к медсестре» и «мне только спросить». Но вот почему-то для многих секрет — хотя это опять-таки написано и на дверях кабинетов, и в правилах поликлиники, — что беременные женщины относятся к той категории населения, которую принимают в первую очередь. Или вообще без очереди. Но это в правилах. В реальности за попытку пройти вне очереди все четыре вышеназванные категории объединяются против тебя и могут... нет, не побить, но естественным образом проклясть — такое в спину кинуть, что лучше бы посидеть тот час-полтора в общем коридоре... И это не только мой частный случай, а, к сожалению, обычная практика. Вот и певица Ольга Плотникова, которая недавно также стала мамой, признается, что терпеливо сидела в очередях, чтобы сберечь собственные нервы. Хотя это опять же палка о двух концах: сидя среди вечно больных завсегдатаев поликлиник, таких диагнозов и прогнозов себе наслушаешься, что и с валерьянкой не скоро успокоишься.

Учитывая особенности национального менталитета, в некоторых поликлиниках администрация с умом отвела у всех специалистов несколько часов для приема именно беременных женщин. И что бы вы думали? Те же люди, которые пренебрежительно кидали тебе «подождешь» в общей очереди, приходили и заводили жалобную песню: «Девочки, а можно я с вами пройду, мне только спросить?». При этом звучал железобетонный аргумент: «Вам же все равно, а я с работы отпросился/лась». А беременные же нигде не работают, никуда не спешат, только и развлечения есть, что по врачам ходить...

Кстати, насчет работы. Априори считается, что беременные — плохие работницы, и лично вы хоть тысячу раз опровергайте это утверждение, все равно слышать его придется много раз — если не в глаза, то в спину. А вместе с тем — наблюдать, как перспективные направления, интересные командировки и важные задачи отдаются другим людям, так как «все равно ей скоро в декрет». В большинстве случаев беременность — это жирная точка на карьере; чтобы не поставить на ней крест, нужно быть либо публичным лицом — актрисой, певицей, телеведущей — или самой себе начальником, как бизнес-леди Ирина Итейра, которая до последнего месяца не покидала работу и уже через пару недель к ней вернулась.

Все, что пишут и говорят о перепадах настроения у беременных, — правда. Женщины это тоже знают и по мере сил и возможностей борются с гормональными бурями, бушующими в организме. Но как тут, скажите, сохранить спокойствие и только спокойствие, когда рано или поздно со всех сторон тебя начинают кормить всяческими предрассудками и настоятельно советовать, что можно, нужно и нельзя делать беременной? Даже если эти «полезные советы» тебе совсем без пользы, давать их будут и родственники, и коллеги, и малознакомые. «Ешь мел», — однажды выдал мне в рабочем коридоре какой-то дяденька. «Что?» — растерялась я, приняв его за сумасшедшего (есть такая их категория, которая бесконечно ходит по редакциям). «Мел ешь, — повторил дядя, — растолочь и трижды в неделю есть, а то без зубов останешься». Я торопливо ретировалась, а он еще пару минут что-то говорил... Во второй раз — как раз посреди этого лета, которое выдалось таким жарким — две продавщицы на базаре с энтузиазмом обсуждали, куда и зачем это я выперлась с таким животом. По моему, признаюсь, довольно грубое замечание — «Что же мне, нужно было залезть под ковер и не высовываться?» — женщины сделали вид, будто их здесь нет, а у меня слуховые галлюцинации. Моя 24-летняя сестра также вела задушевные беседы — с «карусельщиком» в парке аттракционов, который воспринимал активную беременную как тяжело больную, со свекровью, убежденной, что «женщине в таком состоянии нельзя ни на какие шашлыки» — короче, сиди дома и шей приданое будущему ребенку. В общем, суммируя опыт нескольких знакомых экс-беременных, из множества подобных случаев всего один раз автор непрошеных советов извинился.

Безусловно, по отдельности все эти вещи — мелочи, из-за которых не стоит портить нервы. Но, с другой стороны, из таких мелочей состоит вся наша жизнь. Почему бы в этот непростой период если не поддержать беременную, то хотя бы не создавать ей дополнительных искусственных проблем?.. Вопрос, как говорится, риторический.

Материнство без правил

Когда на свет наконец появляется твой первенец и ты с умилением ловишь его первый взгляд, первый писк и первую улыбку, думаешь о том, что все неприятное осталось в прошлом и теперь ты будешь самой счастливой в мире мамой. Но реальность очень быстро напоминает о себе. Теперь понимаешь, почему более опытные подруги советовали наслаждаться беременностью — потому что это действительно были цветочки, а ягодки только-только начинаются.

Первое испытание подстерегает многих молодых мамочек врасплох — в родном подъезде. Где, в большинстве случаев, нет такой жизненно необходимой вещи, как пандус.

Так и хочется спросить проектировщиков новых жилых районов: скажите, у вас дети были? И их тоже возили в коляске весом от 10 до 18 кило? Так почему не позаботиться о мамочках (для организма женщины роды — стресс более сильный, чем полноценный боксерский поединок, и восстановление длится несколько месяцев)? Нет, одно дело когда отсутствие пандусов — это специальный тренировочный курс молодого бойца, своеобразный «мамин фитнесс» с бесплатными шишки на различных частях тела. А если это обычная безответственность и нежелание подумать на шаг вперед?.. Вот и таскают молодые женщины на себе эту тяжелую, но бесценную ношу — минимум дважды в день, минимум полгода. Я уже молчу о необходимости подбирать коляску под размер лифта (что делать матери, у которой родились близнецы или тройня, — строить собственный дом?); и о том, что, кроме мамаш, пандусы очень нужны престарелым и людям с ограниченными возможностями. Самое обидное — когда, как в нашем подъезде, сделать этот съезд самим не позволяет ширина лестницы: всего 110 см, здесь и два пешехода едва смогут разминуться. Благодарю Бога, что молодых матерей в новостройках много, и соседи помогают друг другу — но проблема от этого никуда не исчезает...

Аналогичный вопрос — «Есть ли у вас дети?» — часто хочется адресовать и дорожным службам, которые, то свалят свои материалы посреди единственной пригодной для проезда тропы, то затеют бесконечный ремонт на оживленном перекрестке около поликлиники, то трижды за неделю перегораживают проходы и перекладывают тротуарную плитку. Впрочем, за одну вещь дорожникам и строителям я все же очень благодарна — за оставленную на въезде в наш квартал длиннющую яму. Ведь светофор перед поворотом некоторые «шумахеры» в упор не видят, а яму — видят, и, жалея свои кровные подвески, вынуждены притормаживать.

Отдельная песня из тридцати трех куплетов в жизни каждой мамы — детская поликлиника, где вечные очереди и вечная нехватка врачей. И с одной стороны, мы прекрасно понимаем, что наша заведующая педиатрическим отделением не виновата: поликлиника одна на несколько районов, перегружена, вакансии педиатров есть, а специалисты появятся только в этом сентябре — но, с другой стороны, еще меньше в данной ситуации виноваты мы и наши малыши.

Никто не виноват и в извечных транспортных проблемах. Но, если беременным все же места уступают, то молодой маме с коляской — нет. Помогут войти-выйти из салона разве что такие же молодые родители. Зато другие пассажиры, сидя (или стоя в промежутке, где обозначено место для коляски), не преминут заметить, что за провоз коляски надо платить. При том все кондукторы, которым я предлагала заплатить за себя и «транспортное средство» дочурки, как один крутили пальцем у виска: мамка, брось глупости! Но разве каждому рот закроешь правилами пассажирских перевозок, когда находятся люди, способные бросить в адрес молодой мамы с коляской (мешает же пройти к заветному сиденью!): «Понарожали тут...».

Кстати, предлагаю районным и городским руководителям для инспекции новых жилых кварталов стопроцентно верный способ: пройтись по району с детской коляской, желательно еще и не пустой. Сразу становятся заметными и нехватка парковочных мест — если на пешеходной дорожке прямо на тебя едет и недовольно гудит легковушка, и качество дорожного покрытия, и неудобство красивых высоких бордюров, и непродуманность пешеходных переходов, а сейчас, по снежной зиме — и качество (а также скорость) работы коммунальных служб, и еще нехватка специально оборудованных продуктовых магазинов. С последними, по крайней мере, нам повезло: в пределах часа ходьбы есть три магазина, доступные для посещения маме с коляской. (При том, заметим в скобках, ни одного детского магазина в этом списке нет). Напрашивается идея: в дополнение к специальным наклейкам «Вход запрещен с собаками, с фотокамерами, с велосипедами, с мороженым» добавить еще одну — «Вход с коляской запрещен ». Неполиткорректно? А открывать в густонаселенном районе магазин с аж двумя (!) «парковочными местами» и одним выходом через кассу для колясок — корректно?!. Короче, господа чиновники, вы воспользуйтесь моим предложением, много чего интересного узнаете.

Женщины старшего поколения, ровесники моей матери, часто снисходительно говорят моим сверстникам: «Нашла на что жаловаться! Вот в наше время памперсов не было, и стиральные машинки имели не все, и горячая вода шла с перебоями, и ничего — мы же вас вырастили!». Да, соглашаюсь обычно я, всего этого не было. Но не было и катастрофы на ЧАЭС, генномодифицированных продуктов, и столько вредной бытовой химии, и такого количества аллергий у детей — по информации Минздрава, аллергические проявления сейчас наблюдаются у каждого второго ребенка до года. Поэтому, почтенно преклоняясь перед жизненными подвигами некрасовских женщин, в XXI веке все же хочется чувствовать определенные льготы цивилизации, а проблем — их и на наш век хватит. Просто хочется, чтобы их было меньше — у нас по сравнению с родителями, у наших детей по сравнению с нами, и так к идеальному светлому будущему. Ведь, если промолчать — ничего не изменится. А если обсудить эти вопросы всем вместе, то, глядишь, станет немного легче. И у женщин появится настроение рожать — первого, второго, третьего ребенка — не надеясь на чью-то помощь, но зная, что в этом ответственном деле тебе постараются не мешать...

***

Как правило, любая проблема становится понятной и очевидной, когда касается тебя непосредственно. Вот почему мне так жаль иногда, что большинство тех, кто с высоких трибун призывает нас к активному решению демографической проблемы — мужчины, которые при всем желании не смогут почувствовать и испытать особенности процесса на себе. Но позаботиться о материнстве и детстве они не то что могут — обязаны. Правда ведь?

Виктория Телешук, 5 января 2011 года.

Газета «Звязда», оригинал: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=71900