Дом-музей народного поэта Беларуси Якуба Коласа

Суббота, 3 ноября 2012 г.
Просмотров: 3193
Подписаться на комментарии по RSS

Иду в дом Коласа. Между прочим, именно так и ощущаю это здание, хотя и понимаю, что сейчас здесь главный музей, где можно узнать не только о творчестве поэта, но и почувствовать его по-человечески. И даже если время будет добавлять экспозиции более современного вида и подачи, все равно главное останется неизменным: здесь он жил. Здесь умер — в рабочем кабинете. Здесь его любимые вещи, фотографии, рукописи. Здесь его дух — в мелочах, которые замечаешь мельком, но они случайны в этом доме. Но далеко не все из экспонатов представлены в главной экспозиции — в фондах музея Коласа около 35 тысяч единиц. Богатое наследие! Поэтому, кроме основной экспозиции, бывают специальные выставки, на которых с наследием Коласа можно познакомиться поближе.

- Когда я сюда пришла работать, то никак не могла привыкнуть к мысли, что берусь за дверь — а за нее брался и Колас, я смотрелась в зеркало — Колоса. Крючки, чтобы вешать пальто, — и то Колоса. Меня радует даже наша скрипучая лестница: представляю тяжелые шаги человека, измотанного жизнью, будто он поднимается к себе в кабинет. Этот скрип — музыка его шагов, — говорит Зинаида Комаровская, директор музея Якуба Коласа.

Экспозиция музея Якуба Коласа создана так, чтобы показать, как человек жил последние почти 12 лет, после того, как он вернулся в Минск после войны. Его дом был сожжен на третий день войны, и он понимал, что не узнает город. Но живя в эвакуации в Ташкенте, он писал, что хочется скорее вернуться на свою землю...

Когда входишь в дом Коласа, видишь экран, на котором размещены прижизненные портреты поэта. Видишь его человеком — в те моменты, когда он с лейкой поливает цветочки, когда сидит на скамейке в саду с сигарой, когда принимает молодых писателей.

- Быть гостем в этом доме было почетно, — поясняет Зинаида Комаровская. — По воспоминаниям, он был доступным, очень простым человеком. Ведь он ютился в маленьком домике довольно долго. Не хотел выделяться, хотя возможности были. У него были все лавры. После войны Колос — единственный народный поэт в Беларуси... Но лавры ему были не нужны.

дом Коласа

В конце 1944 года на этом месте стоял небольшой деревянный домик. Его нашел для поэта старший сын Данила Константинович. Находился он в удобном месте — во дворе Академии наук. В 1947 году к небольшой деревянной избушке была сделана кирпичная пристройка, в которой разместился рабочий кабинет Якуба Коласа и комната домашней хозяйки. А в 1952 году к юбилею поэта ему построили коттедж — это фактически был подарок от правительства к 70-летию.

Большая гостиная, сияющая люстра — ровесница Коласа, шикарная мебель. Сам Якуб Колас не занимался обустройством гостиной, это делали за него невестки Зарина Владимировна и Наталья Ивановна, жены старшего и младшего сыновей. Обустройство было нужно для того, чтобы здесь встречать гостей — ученых, литературоведов, журналистов. Ведь в то время дом писателей находился в небольшой деревянной избушке, там проводить встречи было неудобно. Другое дело — у Коласа. Гостями его были российские, украинские, польские писатели, известные белорусские поэты. Поэтому гостиная служила по назначению. Но хозяин не любил этой роскоши, был человеком очень скромным, ему не много было нужно для самого себя. Об этом свидетельствует его спальная комната — очень скромная.

Спальная комната поэта. Здесь он оставался один на один со своей болью и воспоминаниями. В ней и сейчас висят фотографии тех людей, которые никогда не жили в этом доме, однако всегда были в сердце и в мыслях поэта. Это фотография Марии Дмитриевны, жены поэта, и Юрия Константиновича Мицкевича, среднего сына Коласа, погибшего во время Второй мировой войны. Но Колос долго не верил, что сына нет. Он обращался ко всем, кто мог что-нибудь знать о его судьбе, по радио выступал с призывом для того, чтобы, может, где-то отозвался Юрка. И даже после приезда в Минск еще продолжал верить, что сын вернется. Только потеряв надежду, в 1947 году он посадил возле дома дерево в память о своем Юрке.

Он вернулся в Минск человеком, который пережил потерю жены — в Москве уже в 1945-м. Ее он называл «лучшая среди всех женщин моя Маруся».

В этом году исполняется 100 лет с тех пор, как они познакомились в Пинске. Колос по своей природе был скромным человеком. Ему понравилась молодая учительница, они встречались, он проводил ее домой. Однако жениться предложила ему она. Через год они поженились, а через некоторое время Мария Дмитриевна нашла книжечку со стихами, полными любви. Она спросила мужа, что это за книжечка. Он начал оправдываться, что все стихи посвящены ей, Марии Дмитриевне. Она и сама это понимала... Но он считал, что в них есть что-то личное, интимное, которое нельзя раскрывать никому. Те стихи, к сожалению, не сохранились.

- Марию Дмитриевну Колас очень любил, так как эта женщина была для него и музой, вдохновлявшей на творчество, и лучшим спутником, и другом, и советником, и первым читателем его произведений, и критиком, — говорит Василина Мицкевич, главный хранитель музея и праправнучка Коласа. — Про отношения к жене свидетельствуют стихи, которые он ей посвящал, — до нас дошло около 10 стихотворений. А также подарки Коласа жене: сумочка из змеиной кожи, которую он привез из Вильно, позолоченные часики — из Парижа. О своей жене думал и тогда, когда путешествовал. Писал тогда к ней щемящие письма, где описывал события, которые с ним происходили, что он чувствует. Ее ему очень не хватало...

После войны Колос нагружен государственными делами, он сильно востребован, активно ездит по республике. Он в то время писал, что не может принадлежать себе целиком и остается поэтом на 50 процентов.

Может, из-за этой общественной работы Коласа мы видели его «забронзовевшим»: словно в его жизни были только произведения, он только писал и выступал перед людьми и с высоких трибун. Эта особенность отношения к классику возникает еще со школы, и потом нет мыслей о том, что у известного творца могли быть заботы, он мог переживать боль, мог болеть, страдать бессонницей — может, в такие моменты у него было желание самому себе написать колыбельную: «Ветер затих в боре, и ты затихай, спи, старик. Выбежал зайчик из-под дуба, люли-люли Якуба».

Автор поэм, повестей и философских «Сказок жизни» писал юмористические стихи и произведения для детей. У поэта было трое детей. Он знал, как надо для них писать. Сам обрабатывал сказки, сочинял стихи для малышей, стихотворные рассказы. Посредством их современных детей приобщают к наследию поэта: в музее создали свой кукольный театр, который помогает делать экскурсии разнообразными. Дети сами участвуют в сказке, и когда выходят из музея, то знают, что Колас написал и «Волк-дурак», и «Савось-распутник»... Но до конца года в музее собираются сделать дополнение к экспозиции, в котором представят творца с помощью технических средств, которые должны создать возможность интерактивного участия в экскурсии для тех, кто приходит в музей. Можно посмотреть фильмы, рассказывающие о Поэте. Установлен инфокиоск, где посетитель может познакомиться с родословной Коласа, с экспозициями филиалов музея на Столбцовщине.

На самом деле Якуб Колас никогда не забывал, кто он и откуда. Свой день начинал с работы по саду — сгребал листья, пилил дрова, и только потом около 10 часов утра садился за свою работу. В саду можно увидеть вяз, под которым он любил сидеть, а также лавочку. Напротив — участок, на котором он когда-то, как эксперимент (удачный!), сажал рожь и ячмень. Об этом поэт даже написал в научном журнале.

- Я часто делаю для себя открытия, перечитав какие-то строки, особенно письма, где Колос открывается по-другому, — говорит Зинаида Комаровская. — Есть у нас письма к близким, сыновьям, друзьям. По рукописям даже чувствуешь, когда и какое у него было настроение — об этом свидетельствует почерк. Когда я смотрела переписку с Александрой Кетлер — то обратила внимание на подпись: нарисован колосок, а потом идет автограф. Переписка эта пока не открыта, мы только в следующем году сможем ее обнародовать. Но именно в ней Колос раскрыт как человек: со своими переживаниями, со своей тоской по жене, по сыну. Он это носил в себе много лет. Эти письма свидетельствуют о дружеских, по-человечески чистых отношениях с Александрой Кетлер, с которой была большая разница в возрасте. Но ему нужен был человек, которому можно открыть душу. До Дома печати, где она работала в бухгалтерии, пройти от его дома было недалеко, но он каждый день писал письма. Просто выкладывал на бумагу то, о чем хотелось высказаться. Словно ежедневник вел. Он описывал события дня и в связи с ними свои чувства и мысли. Он писал о том, что чувствовал себя одиноким, но «и в одиночестве есть своя прелесть, есть в нем печаль, без которой не обойтись в жизни». Колос стремился выполнить назначение, уготованное ему судьбой, и как подтверждение этому слова из его зарисовки «Мой завет»: «...Я пришел в жизнь не ради себя самого, я пришел для Вас». Это написал человек, на котором печать Божия.

Только кажется, что про Якуба Коласа известно все, что его творчество уже изучено и осмысленно. Но есть в его биографии малоизвестные страницы. Например, по словам директора музея Коласа в Минске, недостаточно еще исследован курский период жизни поэта — время после Первой мировой войны, революции. Колос в то время учительствовал на Курщине. Терпел лишения: в семье в неделю было 12 картофелин. Колас писал в письме, что один из жителей дал ему кусочек сала, и для них это был настоящий праздник — а у него на то время было двое детей. Он приехал на родину уже изможденный, с тяжелыми болезнями. Недаром по возвращении появилось много произведений именно о курском периоде. Работники музея из Курской области во время приезда в Минск сообщили, что будто бы нашли фундамент школы и тот дом, где Колас жил в то время, и очень интересные архивные материалы. Также ждет своего исследования ташкентский период — время войны, время большой боли для поэта. В его человеческой жизни остаются моменты, раскрытие которых могло бы добавить красок в более совершенный портрет Песняра.

Совершенный — значит, завершенный. А у нас до сих пор нет энциклопедии «Якуб Колас». Поэтому особую весомость приобретают материалы научных конференций, посвященных жизни и творчеству поэта, а также исследовательская работа музейных работников. Потому что для понимания творчества — различных ее периодов — важно понимать, какой тогда была жизнь этого человека.

Лариса Тимошик, 3 ноября 2012 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе с белорусского: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=105128&idate=2012-11-03

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)