Крематорий на Северном кладбище Минска — единственный в Беларуси

Пятница, 31 января 2014 г.
Просмотров: 9372
Подписаться на комментарии по RSS

В двух километрах от столицы находится Северное кладбище. Последнее место упокоения там нашли более ста тысяч человек. Другие огромные по размерам кладбища — Колодищенское, Чижовское, Михановичское, Западное — буквально обступили Минск. Да и в самой столице окна многоэтажных домов часто смотрят на кресты и могилы — большой город вобрал в себя много бывших деревенских мест упокоения — Крупцы, Сухарево, Петровщина... И это уже не говоря о многочисленных разрушенных кладбищах.

Людей в столице с каждым годом становится все больше, соответственно, неуклонно растет и число умерших — законы жизни никто не отменял. Альтернатива традиционному захоронению известна с давних времен — кремация.

В Беларуси крематорий на Северном кладбище, построенный в 1986 году, пока так и остается единственным. Некоторое время назад озвучивалась идея строительства второго такого объекта в Гомеле. Однако планы так и остались планами.

— Вот уже девять лет я руковожу огненной усыпальницей, — говорит начальник крематория Владимир Карунас.  — Сначала думал, что никогда не смогу здесь работать. Все-таки каждый день приходится иметь дело с людским горем... И за это время вижу, что за кремацию высказывается все больше людей. В 2007 году через кремацию прошло примерно 3900 покойников. В прошлом же году эта цифра немного не дотянула до отметки в 6400. Ежедневно происходит 13-20 сожжений. Есть только один день в году, когда не вьется дымок из трубы крематория — это 1 января.

В среднем услуги крематория обходятся в полтора миллиона рублей. Столько стоит само сожжение тела и гроба, урна и ячейка в колумбарной стене, которые находятся не только на Северном, но и на Кальварийском, Восточном и Западном кладбище. Правда, прежде чем гроб с покойным отправится в печь, проходит обычно несколько дней, потому что есть очередь. Правда, бывают и исключения.

— Вот только что двое мужчин оформили срочный заказ — прах надо везти в Осиповичи, — продолжает директор. — Но придется за это доплатить половину стоимости. И через три часа они смогут забрать урну с прахом умершего. Почти каждый день есть такие заказы. Обычный же срок, как правило, не превышает девяти дней.

Привозят в минский крематорий и покойников из Калининградской области России. Вначале здесь обслуживали заказчиков и из стран Балтии, прежде всего Литвы. Однако два года назад там открылась собственная усыпальница.

Почти тысячу лет кремация была в Европе под запретом. Христианская вера расценивала кремацию как языческий способ захоронения. К тому же в 785 году император Карл Великий издал указ, в котором сжигать тела покойников запрещалось под страхом смертной казни. Но через тысячу с лишним лет к прежней практике все же вернулись из медицинских мотивов — заброшенное кладбище, расположенное совсем рядом с поселениями, нередко становилось источниками распространения эпидемических заболеваний. Да и времена изменились — власть в Западной Европе стала более светской. На территории бывшего СССР первый крематорий появился вскоре после Октябрьской революции.

Атмосфера траурного величия

От главного входа к крематорию ведет широкая дорожка. Она заканчивается у двери, которая открывает путь в ритуальные залы. Отличаются залы разве только размерами. В центре их находится мраморный постамент, куда на специальной платформе поднимают тела для прощания. Тут же над покойником читают последние молитвы — хотя церковь и относится к процессу кремации неоднозначно, но примерно три из каждых пяти покойников все же отпеваются. И над всеми присутствующими в зале возвышается круг с вертикальной линией. Это символ вечности — все возникло из праха, в прах же и вернется...

Когда панихида заканчивается, тело опускают вниз. Там гроб забивают и при необходимости везут в холодильную камеру. Подходит очередь — и его доставляют в кремационный цех.

— На севере столицы из окон квартир, расположенных на последних этажах высоток, можно иногда увидеть, как на горизонте появляется едва уловимый черный дымок, — говорит Владимир Карунас. — Это происходит при начале очередной кремации... Однако ущерба экологии мы не наносим — за этим ведется жесткий контроль со стороны соответствующих служб. Вопросы к нам возникли лишь однажды. Было это лет шесть назад, когда мы утилизировали лекарства, у которых истек срок годности. После сделанных замечаний мы этим больше не занимаемся.

Кремационный цех находится позади главного корпуса. Там в один ряд выстроились четыре огромные блестящие металлические коробки. Это и есть главная часть крематория — чешские печи, в которых завершается земной этап существования тела...

— Загрузка происходит только в автоматическом режиме. В народе ходит много разных легенд о том, что покойников якобы выгружают перед процессом кремации с разнообразными недобрыми целями. Или одновременно загружают в одну печь несколько гробов, и прах покойников перемешивается, — вспоминает заместитель начальника крематория Валерий Цветинский.  — Однако эти утверждения ошибочны. Во-первых, тело сжигается исключительно в гробу — иначе печь просто не включится. Во-вторых, она по своим размерам рассчитана только на один гроб. Внутри же печи температура достигает 950 градусов. Представляете, что тогда будет происходить в этом небольшом помещении, если вследствие перегрузки не закроется дверь?

Рядом с крайней печью расположена комната с большими окнами. Там родственники и близкие умершего могут наблюдать за тем, как гроб перемещается в печь, фактически сопровождая человека до «последней черты»... Перед загрузкой каждая печь тщательно вычищается. Возможно ли здесь что-то напутать?

Огненное погребение длится час-полтора. Окончательное время зависит от массы тела покойного и гроба и материала, из которого сделан ящик.

В печах стоят сильные вытяжки, которые удаляют все газы, образующиеся при сжигании органики. Останки затем измельчаются на специальной мельнице и ссыпаются в урну. И все, что остается от человеческого тела, — полтора-два килограмма пепла...

— Но перед этим мы удаляем из него все металлы. Оплавленное железо достается с помощью магнита и выбрасывается в урну. Для нас оно никакого интереса не представляет. А вот драгоценные металлы типа золота, платины, палладия или сплавы отсеиваются в кремуляторе, потому что магнит их не возьмет. Все, что там осталось, сдается вместе с образованной шихтой государству. «Коробка» вскрывается только в присутствии специальной комиссии. За последние пять лет мы передали пять килограммов веществ. Уже в университетской лаборатории их оттуда извлекают и отправляют на переработку.

Кое-где можно встретить мнение, что за кремацию родных высказываются люди со скромным достатком. Но это еще один живучий стереотип. Привозили к нам как бывших министров, так и одиноких пенсионеров...

Забытые после смерти

Редкое кладбище обходится без заброшенных могил. Если дорожки еще расчищаются в обязательном порядке, то с пространством за оградой все куда сложнее. Могилы являются собственностью физических и юридических лиц, поэтому состояние места захоронения зависит от сознательности близких и родных умершего — уберут они сорняки на могилке сами, или дадут добро на это соответствующим службам, или просто на все махнут рукой.

Забывают о покойниках и люди, которые привозят их в крематорий. По существующим правилам, такая невостребованная урна хранится в специальном помещении три года. А затем ее хоронят в братской могиле за государственный счет. Иногда удается достучаться до человеческого сознания — все же при оформлении заявки заказчик обязательно должен оставить свои контакты. У некоторых находятся дальние родственники за границей. Но иногда об умерших перестают заботиться умышленно. Владимир Карунас вспоминает один из подобных циничных случаев:

— У одного человека остались сын с дочерью. И, как это водится, начались споры вокруг завещания. Однако оспорить его в суде не удалось. Оба посчитали себя обиженными со стороны умершего отца и выразили свой протест тем, что... отказались похоронить урну с его прахом. Пытались пристыдить их — писали официальные письма, неоднократно звонили им, но все впустую...

За девять лет количество таких забытых покойников дошло до 59. В прошлом году их массово захоронили в братской могиле на Западном кладбище. Чаще всего такой конец истории наступает, когда у покойного не было близких и родных.

— А вот и совсем свежий случай. Получил человек урну и напился до «чертиков». Улегся спать прямо на могиле. Потом протрезвев, поднялся и куда-то ушел. А урна с прахом так и осталась лежать на прежнем месте. Потом ее принесли к нам...

Одинокого пенсионера Л. похоронили соседи. А дальше заниматься урной, наверное, не захотели. Я просто не понимаю такого отношения к памяти человека.

После выхода из кремационного цеха сразу же бросается в глаза гигантский колумбарий. Только на Северном кладбище в многочисленных бетонных стенах скорби похоронены тысячи урн. Старые, уже сероватые от времени конструкции заметно меньше по размерам современных, более длинных...

— Как простой обыватель, я выскажусь в пользу кремации хотя бы со стороны большей опрятности, — говорит Валерий Цветинский. — Не у всех же людей есть возможность регулярно приезжать на кладбище, чтобы поддерживать места захоронения близких и родных в надлежащем состоянии. Забытые, заброшенные могилы, на которые никто не приходит годами, постепенно зарастают сорняками, которые впоследствии рассеиваются по всей территории. Стареют от времени и памятники. Разве это лучший выход?

Валерьян Шкленник.

 

Справка «Звязды»

«Чемпионом» по количеству кремаций является Япония. В этой азиатской стране 98% захоронений происходит именно таким образом. Немалую роль здесь играет прагматический фактор — в густонаселенной, но небольшой стране хронически не хватает свободных территорий.

31 января 2014 года. Источник: газета «Звязда»,

в переводе: http://zviazda.by/2014/01/30381.html

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)