Конкуренция - лучшее средство снижения цен

Среда, 25 мая 2011 г.
Просмотров: 2915
Подписаться на комментарии по RSS

О причинах высоких цен на товары из местного сырья и путях их снижения наш корреспондент беседует с известным белорусским экономистом, экспертом, членом Общественно-консультационного совета при Администрации Президента Беларуси Л. Ф. Заико.

- Понятно, почему выросли цены на товары иностранного производства или товары, которые имеют значительную долю импортных компонентов, изготовленные из импортного сырья. Но почему подскочили в гору цены на элементарные изделия, например, из белорусской древесины? Беларусь - лесная страна.

- На это есть несколько причин. Первая заключается в том, что мы - малая открытая экономика, на которую негативно воздействуют цены на внешних рынках (преимущественно на нефть и газ), нестабильный курс доллара. Наши производители да и торговые предприятия в определенной степени оказались подвержены валютному ажиотажу. А потому многие предприятия, работающие на внутренний рынок, пользуются такой ситуацией и субъективно повышают цены на свою продукцию. Тем более что им никто сильно не препятствует. Прежде производители уточняли цены в исполкомах, на отдельную группу товаров в Министерстве экономики. Теперь остались ценовые ограничения только по социально значимым товарам. Как известно, с марта текущего года мы перешли на свободное ценообразование и сегодня производители имеют право самостоятельно определять цену каждого своего изделия. Это реальность, с которой приходится считаться.

Вторая причина в отсутствии конкуренции. Если цены растут по какой-то группе товаров, то это значит, что у их производителей нет серьезных конкурентов.

- Недавно в Минске посетил выставку, на которой белорусские лесхозы выставили фантастические цены на собачьи будки, декоративные мельницы, беседки. Об этом недавно писала «Звязда».

- Видимо, на выставке была представлена преимущественно продукция лесхозов и почти совсем не видно было предпринимателей?

- Да.

- Тогда понятно, откуда такие цены. Лесхозы здесь выступили в роли монополистов. Если бы они не преобладали на выставке, то, возможно, были бы и другие цены на их продукцию. Кстати, в соседних Литве и Эстонии цены на изделия из дерева ниже, чем у нас, хотя не скажешь, что они очень богаты древесиной. Еще меньше ее в Чехии, однако там научились выпускать такой красивый, оригинальный и, главное, приемлемый по цене широкий ассортимент изделий из дерева, что каждый из покупателей может выбрать себе что-то по душе. Меня больше всего удивило то, как чехи не только бережно используют каждое бревно, но и умеют искусно подчеркнуть его природные особенности. Даже из кривых деревьев получается впечатляющая вещь. Проще говоря, из того, что у нас чаще всего выбрасывается, производится ходовой товар. Своеобразная безотходная технология. Интересно и прибыльно работают с деревом в Словакии, украинские мастера в Карпатах.

- И что так вдохновляет на творческий поиск и бережливость иностранных производителей?

- Все та же конкуренция. В Европе она довольно жесткая среди предпринимателей, специализирующихся на обработке древесины. Лесов в Европе много, например, в Финляндии, Швеции, Польше. Немало зрелой деловой древесины и в Румынии, Болгарии, других странах. И производители Евросоюза вынуждены конкурировать и между собой и уже с китайцами, которые упорно, шаг за шагом, наступают им на пятки. А у нас, напомню, продукция из дерева белорусских производителей (преимущественно мебель) защищается высокими таможенными пошлинами.

- Как же тогда наладить конкуренцию среди производителей товаров не только из дерева, а вообще из местного сырья?

- Всячески на государственном уровне способствовать развитию ремесленничества, особенно в регионах. Не секрет, что иногда продуманный и прогрессивный законодательный документ, скажем, по поддержке малого бизнеса в деревнях и небольших населенных пунктах и городках, тормозится недальновидным и ограниченным в понимании пользы от становления предпринимательства местным чиновничеством. А чтобы производить что-то из дерева, не нужно возводить современные производственные высотки, приобретать иностранное оборудование, нанимать большой персонал. Достаточно двух-трех мастеров, элементарная пилорама и традиционный плотницкий инструмент. По крайней мере, не нужно организовывать отдельное среднее предприятие, нанимать директора, финансового директора, бухгалтера и т.д. Поэтому создание большого количества малых предприятий в сфере местной промышленности не представляется такой уж трудноразрешимой задачей. К сожалению, нет у нас программы по поддержке ремесленничества, а она была бы кстати.

- Откуда такое еще устойчивое недоверие к малому бизнесу?

- Все оттуда - из эпохи развитого социализма. Тогда господствовало мнение, что будущее исключительно за большими предприятиями, а мелкие если и не отомрут естественным путем, то будут выполнять роль помощников гигантов индустрии. Хотя в советские годы существовали ремесленнические училища, в которых готовились кадры для промышленности. Да и само слово "ремесленник" со временем стали забывать, оно вообще приобрело негативный смысл. Ремесленник - значит если и не халтурщик, то близкий к нему работник, который не способен на творческий поиск.

Неслучайно, что многие секреты ремесленничества, которые передавались из поколения в поколение, постепенно утрачиваются. Молодежь не хочет посвящать жизнь овладению мастерством того или иного ремесла. Скучно. Особенно на фоне развития ремесленничества в соседних странах. Там это приносит значительные заработки, авторитет и уважение среди односельчан, а у нас вызывает удивление и непонимание - в городе можно больше и легче заработать на кусок хлеба. Но в стране есть (правда, их мало) настоящие мастера-ремесленники. Изделия некоторых кузнецов экспортируются за границу. Скажем, в Италию и Литву поставлялись наши подковы и другие металлические вещи ручной работы для верховой езды. Есть и другие подобные примеры, которые говорят об экспортном потенциале белорусских мастеров-ремесленников.

- Вы это, Леонид Федорович, серьезно говорите?

- Абсолютно. У нас нередко экспортный товар представляется чем-то неординарным. А это могут быть самые обычные вещи, но при одном важном условии - востребованы иностранным потребителем.

- В свое время Беларусь славилась вкусными мясными изделиями домашнего приготовления: окороками, колбасой "пальцем пиханой" и т.д. Сейчас такие лакомства встречаются все реже. А тем временем растет в цене продукция мясокомбинатов. Почему на ваш взгляд?

- Я на днях зашел в свой гастроном. Спрашиваю не без иронии: "а скоро появится колбаса по сто тысяч рублей за килограмм?" Слышу в ответ от продавца на полном серьезе: "пока такой нет, но, видимо, будет". Что тут скажешь... Мое мнение такое: пусть отдельные предприятия торговли даже в десять раз поднимут цены на товары. Уверен, что их владельцы быстро "прогорят", так как покупатели накажут их, так сказать, рублем. Потребители откажутся от приобретения дорогих товаров. Народ у нас опытный, найдет выход и из этой сложной ситуации. Уже резко увеличился спрос на ливерную и кровяную колбасы, другие дешевые продукты питания. Не исключаю, что вскоре производители дорогих колбас почувствуют на себе все радости кризиса перепроизводства. Пусть попробуют, если получится, колбасы дороже пятидесяти тысяч рублей продать в России. Шансы есть, но небольшие. У нас же дорогая колбаса не будет пользоваться повышенным спросом. Я думаю, что рынок отрегулирует в конце концов этот ценовой вопрос.

У нас для снижения цен еще слабо используется метод роста конкуренции в отдельных секторах экономики. Иногда из-за этого возникают парадоксальные ситуации. Орехи фундук в Вильнюсе стоят в пересчете на белорусские рубли по 8 тысяч за килограмм, а в Минске по 18 тысяч. В Вильнюсе продаются польские - дешевые орехи, а у нас орехи из Абхазии и Азербайджана - дорогие. Так почему бы и нам не покупать польские, которые почти в два раза дешевле? Давайте возьмем такой наш национальный продукт как сало. Если мы заглянем во внешнеторговую статистику, то увидим, что много свинины и сала мы покупаем в Германии и Польше. Рядом с нами Украина, которая славится на весь мир своим салом. Но почему-то во внешнеэкономических сводках Украина никогда не проходила как стратегический поставщик сала в Беларусь. Меня это удивляет. Тем более что в соседней Черниговской области вкусное украинское сало можно приобрести очень дешево - примерно в эквиваленте двух долларов за килограмм. Даже при нынешнем курсе доллара это привлекательная цена.

Я этой зимой в деревенском магазине видел сало по 16 тысяч. И сельчане покупают сало по такой цене. В последнее время наметилась малоприятная тенденция - сокращение производства личных подсобных хозяйств в деревне ежегодно составляет примерно от 12 до 16 процентов. Это много.

- И какой вывод напрашивается?

- Собственное небольшое хозяйство может быть недорогим при условии значительного числа производителей различных форм собственности: и ремесленники, и индивидуальные предприниматели, и малые предприятия, и т. д. Обычно, как свидетельствует мировая практика, эти производители объединяются в определенные профессиональные ассоциации. Скажем, ассоциация свиноводства, ассоциация переработчиков леса, заготовителей грибов и т. д. Члены ассоциаций, как замечено, быстрее осваивают новые технологии, находят потребителей своей продукции, создают новые рабочие места.

Иногда новый человек в бизнесе не уверен в успехе своей деловой инициативе. Например, будут ли продаваться его скамейки? И действительно, как предпринимателю-новичку из глубинки узнать, какая в стране потребность в скамейках? Если спрос большой, то скамья будет стоить столько, сколько стоит стол в соседней стране. И тогда есть смысл наращивать выпуск скамеек. А если в стране скрытое перепроизводство скамеек, то есть угроза затоваривания склада и банкротства. Итак, профессиональная ассоциация, скажем, производителей дачной мебели, поможет лучше сориентироваться новичку в ситуации на рынке скамеек в своем и соседних регионах и не допустить непростительной ошибки. Вообще активная и настойчивая ассоциация может много полезного сделать для индивидуальных предпринимателей в глубинке: отстаивать их права, найти поставщиков недорогого сырья, оборудования. Коллективная сила ассоциации в защите интересов бизнесменов-новичков - вот что сейчас нам нужно.

- Но у нас, если не ошибаюсь, существует ассоциация малого бизнеса?

- Да. Но она не может охватить все виды деловой деятельности. Например, в России есть союз производителей сахара, союз производителей молочной продукции, другие профессиональные ассоциации, которые определяют стратегию развития отрасли, имеют выходы на отраслевые министерства, даже правительство. Последнее, как мы неоднократно видели, нередко становится на сторону отечественных производителей в спорах с зарубежными, в том числе и белорусскими конкурентами. Поэтому и нам бы не помешало создать ассоциацию местной промышленности. Это была бы нормальная реакция на современные экономические вызовы. Отсутствие таких рыночных институтов как ассоциации способствует монопольному распределению ресурсов, злоупотреблениям с продажей сырья, сохранению искусственных барьеров на пути бизнеса, что тормозит в целом экономическое развитие страны. Те же лесхозы иногда себя ведут, как собака на сене. Индивидуальным предпринимателям сложно приобрести древесину для переработки, а в лесу тем временем гниют тысячи кубов сосны, ели, березы и даже дуба. Недавно по телевидению прошел сюжет на эту тему. Досадно становится от такой бесхозяйственности.

Беседовал Леонид Лохманенко, 25 мая 2011 года.

Газета "Звязда", оригинал на белорусском языке: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=79583