Как начиналась и проходила коллективизация в Беларуси

Среда, 22 апреля 2015 г.
Просмотров: 1268
Подписаться на комментарии по RSS

Уважая память о жертвах больших войн, гремевших по миру, мы почти не вспоминаем тех, кто пострадал от войн необъявленных, для которых не были характерными боевые действия, но жертвами которых стали миллионы людей. Именно в такое противостояние вылилась начавшаяся в Советском Союзе в конце 1920-х годов новая аграрная политика, известная как коллективизация. Вместе с главным архивистом Национального архива Беларуси Вячеславом Селеменевым «Звязда» начинает рубрику «Совершенно секретно», где будет представлен цикл материалов о большом колхозном строительстве и его негативных и положительных последствиях. Полистаем документы и начнем с того, как зарождалось коллективное хозяйство.

Быстрее, выше, сильнее

За десятилетие после Октябрьской революции молодая советская держава, еще не до конца пришла в себя от событий Первой мировой и гражданской войн, успела пережить и понемногу стала сворачивать новую экономическую политику. НЭП позволил вернуть экономические показатели на уровень 1913 года, однако потенциал для дальнейшего их роста был очень слабый. Тем не менее СССР с самого начала своего образования стремился к рекордам. Для достижения максимальных успехов в социально-экономической жизни партийное руководство разрабатывало пятилетние планы развития хозяйства в стране. Так, уже в первой пятилетке (1928-1932) были поставлены амбициозные задачи: построить фундамент социалистической экономики, укрепить обороноспособность страны (ведь, как объясняла тогдашняя идеология, со всех сторон Советский Союз готовились атаковать буржуи-капиталисты), а также преобразовать государство из аграрного в развитое индустриальное.

Именно это стало главной причиной разработки новой аграрной политики, курс на которую был объявлен на XV съезде ВКП(б) (в народе он получил название «съезд коллективизации») в декабре 1927 года. Ее суть была в обобществлении единоличных крестьянских хозяйств в коллективные, так как считалось, что только крупные хозяйства могут быть наиболее производительными и товарными. Сельское хозяйство должно было стать основным источником для питания форсированной индустриализации. Стране нужны были средства для закупки за рубежом оборудования для флагманов первой пятилетки; городов, которые стремительно росли, нуждались в больших объемах продуктов. Поскольку Запад отказал СССР в кредитах или предоставил их в незначительном объеме, правительство рассчитывало на сельскохозяйственный ресурс.

Но когда в 1928 году государство попыталось обязать крестьян сдавать хлебозаготовки, те возмутились. Партийное руководство поняло, что просто так сельхозпродукцию крестьяне не отдадут. И решило, что проще будет забрать зерно, если оно будет общее (значит, ничье лично), чем в собственности частника, который максимально вкладывается в его производство. В результате началось насильственное насаждение в зерновых районах Союза колхозов, строительство крупных государственных хозяйств — совхозов, при одновременной ликвидации мелкого крестьянского производства как неэффективного.

Сев вручную в колхозе села Грин Минской области. Ударная бригада с сеялками. 1930 г.

Сев вручную в колхозе села Грин Минской области. Ударная бригада с сеялками. 1930 г.

Несмотря на то, что коллективизация активно шла с 1929 года, только в 1930 году она получила юридическое оформление (постановления ЦК ВКП(б) и СНК о темпах колхозного строительства и «ликвидации кулачества как класса»). И если сначала речь шла о добровольном вступлении в колхозы и обобщении имущества, то в скором времени оно стало принудительным.

«...А у нас тракторов нет»

Летом 1929 года Сталин провозгласил лозунг «сплошной коллективизации», который предусматривал завершить коллективизацию в зерновых районах весной 1932 г. Срок окончания коллективизации для Беларуси предусматривался в 1932-1933 гг. Но руководство БССР во главе с Константином Геем решило форсировать темпы коллективизации и закончить процесс до 1931 г. В Москву была направлена докладная записка с просьбой объявить БССР республикой сплошной коллективизации. «Огромный рост коллективизации БССР дает полную уверенность и основание полагать, что к весне 1930 года индивидуальные хозяйства бедняцко-середняцких масс Беларуси будут обобщены на 75-80%, и что до 1930-го вся республика будет полностью коллективизирована», — говорилось в просьбе.

первый трактор на полях Беларуси в совхозе «Красная звезда», 1924 г.

Первый трактор на полях Беларуси в совхозе «Красная звезда», 1924 г.

И это в то время, когда сельское хозяйство страны оказалось в режиме стагнации, возник серьезный продовольственный кризис и была введена карточная система для городского населения. Чрезвычайные меры по заготовке продуктов, особенно хлеба, в 1927-1929 годах не дали нужных результатов.

Громкие заявления об успехах в коллективизации были умело раздуты тогдашней пропагандой, хотя на самом деле ни о каких успехах не могло идти речи. Свидетельством может служить хотя бы такой факт: при распределении 100 машинно-тракторных станций по районам Союза в 1929 году для Беларуси не выделили ни одной. Это заставило секретаря компартии Беларуси Гамарника и председателя СНК Голодеда обратиться в Москву с просьбой о выделении для Беларуси трех МТС: «При нашем особенно остром малоземелье, аграрной перенаселенности, карликовом хозяйстве вопрос о коллективизации приобретает особую остроту. В Беларуси, как известно, широко развито было хуторское землепользование в дореволюционные годы, а также при советской власти в силу целого ряда ошибок в земельной политике Беларуси. <...> 28-й год в этом отношении явился переломным. Очевиден большой размах коллективизации. <...> В наличии стихийная тяга в колхоз. А у нас тракторов нет».

За высокими лозунгами...

Не было в то время в стране не только тракторов. Массово созданные колхозы были слабыми и не способными не только удовлетворить потребности индустриализации, но и прокормить самих крестьян. Как бы абсурдно это ни звучало, но многие колхозники, которые выращивали зерно — сидели, так сказать, на зерновой жиле — сами его не имели. И это касалось не только зерна. Вот, например, отрывок из постановления ЦК КПБ об отгрузке картофеля Ленинграду. «В связи с тем, что план отгрузки картофеля Ленинграду к определенному сроку (1 ноября) не выполнен как по республике в целом, так и по большинству районов, установить конечный срок безоговорочного соблюдения всеми районами плана отгрузки картофеля Ленинграду — 6 ноября к 15-й годовщине Октябрьской революции, учитывая при этом заморозки, которые наступили в Ленинграде». Кстати, календарные суточные задания отгрузки для каждого района определялись, исходя из необходимости ежедневной отгрузки 15 000 тонн. Доводя подобные планы на размеры хозяйств, как правило, никто не смотрел. Однако далее в постановлении ЦК от 10 ноября читаем, что «боевая задача по выполнению отгрузки картофеля Ленинграду на седьмое ноября не выполнена».

В колхозах и совхозах не была редкостью бесхозяйственность. Из докладной записки об описании положения совхоза «Палелюм» Борисовского района: «В нестерпимо плохих условиях находятся рабочие совхоза. Со стороны директора тов. Воробьева были допущены сановно-барское отношение к бытовым вопросам рабочих. Не приняты меры по расширению жилой площади, и это привело к тому, что рабочие семьи вынуждены находиться в тесных, холодных, грязных помещениях, банях по 5-6 семей в 25 душ <...> Дровами рабочие не обеспечены, медпомощь не организованна, клуб отсутствует, обеспечение через совхоз поставлено плохо <...>»

Докладные записки о проведении коллективизации в сельсоветах пестрят фразами о формализме, голом администрировании, недостаточной разъяснительной работе и погоне за показателями. Впрочем, часто и эта погоня руководителями колхозов игнорировалась. Семена и урожай нередко хранились ненадлежащим образом, из-за чего портились и были непригодны для сева и обихода.

В колхозах создавались рабочие бригады. За них нес ответственность бригадир, который распределял между колхозниками работу, принимал ее по исполнению, насчитывал и записывал в трудовые книжки трудодни. Причем нередко делал это не по результатам выполненной работы, а как хотел...

Диана Середюк, Вячеслав Селеменев. Иллюстрации предоставлены Белорусским государственным архивом кинофотофонодокументов. 22 апреля 2015 года. Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zviazda.by/2015/04/80314.html

Далее: почему белорусы выходили из колхозов в 1930-е годы? Хлебный бунт в Борисове.

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)