Волонтерский поисково-спасательный отряд «Ангел»: поиск людей, пропавших без вести

Четверг, 14 марта 2013 г.
Просмотров: 7438
Подписаться на комментарии по RSS

Иногда в милицейских сводках можно прочитать — человек пропал без вести, объявляется поиск. Больше всех это касается ягодников и грибников, заблудившихся в лесу. Однако случается и так, что кто-то поехал на заработки в другую страну, а потом перестал выходить на связь. Конечно, человека ищут. Шансы на успех повышаются, когда к делу подключается как можно больше людей. В Беларуси уже почти год существует волонтерский поисково-спасательный отряд «Ангел», который помогает находить пропавших без вести.

Командир отряда Сергей Ковган одновременно работает в обществе «Красного Креста» специалистом по чрезвычайным ситуациям. Он утверждает, что идея у двух организаций одна — помогать людям в трудных ситуациях. Только каждая делает это по-своему.

– Больше всего запомнился случай с Сергеем П. Правда, это уже не касалось непосредственно поисков. Месяц назад к нам обратились люди, которые подобрали на шоссе молодого полуодетого человека, который шел в сторону Москвы. Но не знали, куда обратиться за помощью, и обратились к нам.

Выяснилось, что в России бандиты отняли у парня квартиру, на автомобиле вывезли его в Беларусь и выбросили. Дали ему немного денег и пригрозили, чтобы даже и не пытался вернуть себе жилье. Квартира досталась ему в наследство от матери.

Шел парень по шоссе в Москву, а что делать дальше и не знал. С помощью российской полиции мы выяснили, что проблем с законом он не имел. Пообщались с его бывшим классным руководителем, с директором детского дома, где воспитывался, — и поняли, что человек не врет. И «Красный Крест» помог Сергею, как мог. В том числе и теплой одеждой.

– А как возникла идея искать именно пропавших людей?

– Отряд был создан по моей инициативе в июне прошлого года. Идея пришла случайно. В одной из телевизионных программ услышал рассказ женщины, чей отец ушел в Борисовском районе в лес за грибами и пропал. Она обращалась ко всем кому только можно с просьбой приехать на поиски. Откликнулись только мы с другом. Так и появилась идея создать движение из людей, которые в свое свободное время могут помочь в поиске.

Проект стартовал 15 июня 2012 года. Именно тогда в крупнейших социальных сетях появилась группа поисково-спасательного отряда. Я был фактически первопроходцем, все пришлось создавать с нуля. Сейчас в группе участвуют около десяти тысяч человек.

Командир отряда Сергей Ковган на учениях по поиску пропавших людей в Смоленской областиУчаствовать — не просто значиться в списках, людей надо готовить. Они должны уметь пользоваться компасом, навигаторами и рациями. Закупаем и специальное оборудование — мощные фонари, стационарные радиостанции, генераторы. Нужно не только приехать не с голыми руками, но и быть полезным практически. Крупные волонтерские группы, где более тысячи человек, сегодня скомплектованы в Минске, Гомеле, Бресте. Прошлогодним сентябрем в Смоленской области состоялись специализированные практические учения по поиску людей.

– Появление такого отряда не могло пройти мимо внимания милиции.

– Про «Ангел» там узнали буквально с самых первых дней его существования. Сначала только наблюдали, не вмешиваясь в сам процесс. Через некоторое время сотрудники криминальной милиции мне объяснили, что они стремились найти корыстные цели нашего действия. Однако поняли, что никакого вознаграждения отряд за поиск не берет, все делаем на добровольных началах и на пожертвования волонтеров. Пригласили к себе на беседу, где мы и нашли точки соприкосновения. Сначала к нам относились не очень серьезно. Но волонтеры находили одного человека за другим, и постепенно к нам стало поступать больше информации и от людей в погонах. Закон позволяет им в таких случаях сотрудничать с общественностью. Ведь при необходимости милиция обращается за помощью к местным жителям, егерям, охотникам. А чем мы хуже, тем более, если подготовлены к работе в таких условиях? Главный принцип, как и у врача — не навреди. Поэтому мы размещаем информацию о пропавших людях только тогда, когда у истории нет никакого криминала.

– Но для удачного поиска нужно оповестить максимально большое количество людей.

– В поиске очень помогают социальные сети. Мы не зацикливаемся только на своей группе. Волонтеры делают перепосты в группах, где количество участников идет на десятки тысяч. Появился в интернете и специальный сайт, где содержится информация о пропавших без вести людях в Беларуси, России и Украине.

Больше всего запомнились самые первые поиски, когда пропала минчанка Ксения Маркевич. Искали мы очень тщательно. Ориентировками оклеили весь город, опрашивали людей, выезжали на предполагаемые места ее нахождения, ходили по ночным клубам, звонили в больницы и морги, посещали садовые товарищества, заброшенные пионерские лагеря — словом, делали все, что могли. Волонтеры выходили в парки Горького и Челюскинцев с ориентировками, и каждый второй говорил, что уже видел наклейку — на подъезде, на магазине, на остановке общественного транспорта. Тем самым мы добились того, что трудно было потом найти человека, который бы не слышал об этой девушке. Даже в милиции отметили, что таких масштабных поисков в стране еще никогда не было.

– Кстати, не возникало ли каких-то нелепостей при расклеивании ориентировок?

– Нужно все делать по правилам и с пониманием обстановки, а не самовольничать. Например, волонтер идет к администрации какого-то магазина и объясняет ситуацию. Что примечательно, мы еще не услышали от торговцев ни одного отказа. Ориентировки можно найти даже в бутиках. Были случаи, когда волонтеров, которые клеили листовки на улицах, останавливали милиционеры и спрашивали, что они делают. Никто не запрещал клеить, но предупреждали, что листок позже будет снят — с дерева, с фонарного столба, со стены подъезда... Вот, кстати, когда искали Ксению Маркевич, за несколько дней до празднования в столице Дня города каждая автобусная остановка в центре Минска была заклеена ориентировками. Их сняли, а после праздника мы снова все восстановили.

– И какие успехи у «Ангела»?

– Мы нашли около шестидесяти человек. Находились люди, потерявшие память, дети, сбежавшие из интерната в другой город. Сверстники узнавали их по фотоснимкам, находящимся в социальной сети. В Миорском районе Витебской области искали мужчину, который ушел за ягодами и пропал. Тогда к его поискам подключились одновременно около сотни волонтеров. После недавнего освобождения белорусов из Дагестана к нам начали обращаться за помощью люди, чьи родственники пропали бесследно не один год назад, уехав на заработки в другие страны. Мы востребованы.

...Ожидая на остановке трамвай, внимание привлекла старенькая ориентировка на человека, который ушел на работу и не вернулся домой. Видно, что она висит здесь уже довольно давно: переменчивая белорусская погода сильно потрепала листок бумаги. Тем не менее, за десять минут подошли и прочитали ее двое...

Валерьян Шкленник. Фото из архива ПСО «Ангел», 14 марта 2013 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=109689&idate=2013-03-14

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)