Беседа с Л. Заико: последствия для Беларуси после вступления России в ВТО

Четверг, 20 сентября 2012 г.
Просмотров: 2408
Подписаться на комментарии по RSS

На еще мало исследованную и недостаточно изученную тему вероятных последствий для Беларуси после вступления России во Всемирную торговую организацию наш корреспондент беседует с известным экономистом и экспертом Л. Ф. Заико.

- Леонид Федорович, так какие, если говорить в нескольких словах, будут последствия для Беларуси?

- В основном почти такие же негативные, как и для многих российских производителей.

- Пугаете?

- Нет, просто предупреждаю. Напомню, присоединение к ВТО имеет свои плюсы и свои минусы. Начнем с позитива. Для населения каждой страны, в том числе и России, вступление в ВТО сначала носит приятный характер: снижаются цены на многие потребительские и продовольственные товары. В этом смысле простого российского потребителя ожидает снижение цен на импортные лекарства, электронику, фрукты и т. д. Но это будут, так сказать, красивые цветочки. Потом, в случае неблагоприятных обстоятельств, могут созреть горькие ягодки в виде стагнации многих предприятий, даже упадка определенных отраслей промышленности. Этот процесс может закончиться их закрытием и разорением, а значит, и массовыми увольнениями. С одной стороны, товары подешевеют, а с другой — у многих людей трудоспособного возраста возникнут проблемы с трудоустройством.

Но на первых порах население получит удовольствие от подешевевших товаров. И не только в России — в Беларуси тоже. Интересные метаморфозы уже происходят на автомобильном рынке этих стран-союзниц. Еще сравнительно недавно россияне за более дешевыми подержанными машинами ехали к нам. Помните, на ветровом стекле многих иномарок на авторынках в Минске в Малиновке и Ждановичах были и остаются еще объявления: «На Россию». Белорусам же сегодня выгоднее покупать новые иномарки, скажем, западноевропейских производителей, в Москве. Например, там «пежо» последней модели можно приобрести на 20-30% дешевле, чем в Минске.

- И все из-за вступления России во Всемирную торговую организацию?

- И по этой причине тоже. Каждая страна — член ВТО берет на себя обязательства следовать принципам свободной торговли, не противодействовать импорту извне. Россия не исключение. А если так, то на ее рынок вскоре хлынут потоки разнообразного дешевого импорта, которому, если учитывать нынешнее состояние ее экономики, будет довольно трудно противостоять. Я недавно вернулся из Калининградской области, где своими глазами увидел ценовые последствия членства в ВТО. В частности, я был сильно удивлен тем, что в области польская картошка выдавила аналогичный продукт местных фермеров. В разговоре со мной они говорили, что сейчас им невыгодно выращивать картошку, так как она получается дороже польской примерно на 20%. И это при том, что земли в Калининградской области (бывшая Восточная Пруссия) не хуже, а может, и лучше, чем у польских фермеров.

- А как наша картошка в ценовом аспекте выглядит?

- Знаете, к сожалению, также уступает польской конкурентке по цене. Местное население по этой причине предпочтение отдает картофелю и другим овощам из Польши. Она готовится использовать в свою пользу российский рынок пищевых товаров. И думаю, поляки сделают это. Правда, в центральную Россию или на Дальний Восток им невыгодно будет поставлять овощи и продукты, а вот соседние и близкие области поляки освоят. В Новосибирск свои овощи и фрукты повезут китайцы, которые и без ВТО активно и не первый год осваивают потребительский и продовольственный рынок необъятной Российской Федерации.

- Видимо, не случайно значительная часть российского общества сильно сопротивлялась вступлению в ВТО: аграрии, представители автомобилестроения, подшипниковой промышленности, тракторного и сельскохозяйственного машиностроения, экономисты, ученые, общественные деятели, малый и средний бизнес и т.д. были правы?

- Безусловно, но преимущественно на то время. Аргументация была самая разнообразная: даже предрекали потерю Россией суверенитета и запрет со стороны ВТО вести ей самостоятельную промышленную политику. Писали про уничтожение или резкое сокращение объемов производства в легкой и пищевой отраслях, в выпуске лекарств, медицинского оборудования, электроники, косметики, шин. Особенно пострадают автопром, гражданское авиастроение, агропромышленный комплекс. Например, ученые Российской академии сельскохозяйственных наук подсчитали, что после вступления в ВТО отечественный агропромышленный комплекс будет терять 4 млрд. долларов ежегодно.

Однако Россия, к ее чести, в ходе переговоров с ВТО смогла убедить представителей организации в том, что ей, России, необходим определенный переходный период адаптации к торгово-импортной экспансии определенного ассортимента товаров на свою территорию. Тем не менее россияне в рамках присоединения к организации согласились снизить среднюю ставку импортных таможенных пошлин на сельскохозяйственную продукцию до 10,8% с нынешних 13,2%, на промышленные товары — до 7,3% с 9,5%.

- Насколько серьезные уступки сделала ВТО?

- Сегодня руководство России не без оснований гордится тем, что страна вступила в организацию почти на своих условиях, при этом ей позволена беспрецедентная поддержка сельского хозяйства и долгое сохранение режима производственной сборки. Россиянам было очень важно вступить в ВТО на тех условиях, которые бы давали возможность многим ее отраслям, в первую очередь авиационной, автомобильной и аэрокосмической избежать сильной атаки конкурентов. Конечно, в России не хотят допустить разрушения своего сельского хозяйства под натиском импорта качественных и относительно дешевых импортных продуктов питания. Достаточно сказать, что только одна Новая Зеландия может завалить половину России ароматным, вкусным и недорогим сливочным маслом.

Также удалось на определенный период закрыть доступ на российский рынок ряда наименований товаров, конкуренцию которым производители российских аналогов не выдержали бы. Вместе с тем я согласен с Евгением Григорьевичем Ясиным, известным российским экономистом и общественным деятелем, научным руководителем Национального исследовательского университета — Высшей школы экономики, что существует большая угроза разрушения отечественного автопрома со стороны китайских, японских, западноевропейских производителей.

- На чем основана ваша уверенность в том, что в значительной степени аналогичные последствия в перспективе ожидают и наших производителей?

- Такая угроза реальна. Это надо понимать и соответствующим образом готовиться. Мы уже почти находимся в ВТО благодаря тому, что с Россией у нас нет таможенной границы, мы в Таможенном союзе с Россией. Оттуда дешевая импортная товарная масса придет к нам в огромных объемах. Как ее остановить? Ставить таможенные посты на границе? Отслеживать наименования сотен тысяч товаров? Смешно и грустно одновременно. Противодействовать можно и нужно только экономическими методами. Неслучайно на недавнем совещании у президента Беларуси по актуальным экономическим проблемам была поставлена задача проверить каждое предприятие на предмет модернизации, наличие конкретного плана по выпуску конкурентоспособной продукции. Если эта задача не будет своевременно решена, то надо понимать, что нас ждут большие неприятности со сбытом готовой продукции. Лозунг «Покупай белорусское» не будет срабатывать, когда цены на отечественные товары будут существенно выше аналогичных импортных изделий.

- А в чем причина того, что в этом году существенно ухудшились расчеты со стороны российских партнеров? Надо думать, что их вступление в ВТО здесь ни при чем?

- Да. Вот классический пример возникновения такой задолженности. Наши производители поставили, скажем, трактор российским дилерам. Те поставили его на хранение, а белорусские поставщики в своей отчетности обозначили его как проданный. Денег, конечно, не получили. Вот так искусственно и создается порой задолженность.

- На том же совещании было подчеркнуто, что нам жизненно необходимо к 2015 году достичь выручки в среднем на одного занятого не менее 60 тыс. дол. США. Почему такое внимание к этому показателю?

- Это очень своевременная постановка вопроса. Показатель выручки дает реальное представление о выпуске конкурентоспособной продукции конкретным предприятием. В общем 60 тыс. дол. США на одного рабочего — это не такая уж и большая сумма. В Казахстане, например, в металлургической промышленности средняя выручка на одного занятого составляет полтора миллиона долларов! Разумеется, это уникальное производство. Думаю, для нас 60 тыс. дол. США — реальная цифра.

- А насколько поможет сохранить свои позиции на отечественных и зарубежных рынках объединение ведущих белорусских предприятий с российскими гигантами индустрии, скажем, МАЗа и КамАЗа, «Беларускалия» и российской калийной компании?

- У меня неоднозначное отношение к таким соединениям. Да, объединение мощных потенциалов МАЗа и КамАЗа придаст им дополнительную устойчивость, это станет настолько мощная монополия, что ее будет почти невозможно свалить конкурентам. Такие корпорации есть и на Западе, их поддерживают правительства, с их топ-менеджерами дружат политики. Оно и понятно: на предприятиях корпораций работают сотни тысяч человек, наличие работы в которых или отсутствие ее является фактором политической стабильности. Между тем большая монополия объективно не спешит повышать конкурентоспособность своих изделий. Это плохо. Но МАЗ и КамАЗ в любом случае сохранят свои позиции на рынках. А вот многим остальным белорусским предприятиям следует немедленно заняться модернизацией производства. Иначе через полтора-два года большинство из них, повторюсь, не устоят под натиском иностранного дешевого импорта. Это как раз тот случай, если хочешь мира, готовься к войне.

Беседовал Леонид Лохманенко, 20 сентября 2012 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=103277&idate=2012-09-20

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)