Выставка «Я верю в творческое начало Вселенной...» к 100-летию со дня рождения народного художника РБ и СССР Заира Азгура

Четверг, 24 января 2008 г.
Просмотров: 4182
Подписаться на комментарии по RSS

Как известно, долгую жизнь в искусстве он посвятил скульптуре. Созданные великим талантом фигуры, бюсты и сегодня органично существуют в культурном пространстве, их можно встретить не только в музеях, но и на улицах, площадях. Однако на выставке в Национальной библиотеке «Я верю в творческое начало Вселенной...», посвященной 100-летию со дня рождения народного художника Беларуси и СССР, представленный в основном плоды работы Заира Исааковича... как литератора.

Вот одна из книг, изданная в 1932 году — будущий скульптор пробовал себя в ней как иллюстратор. Интересно пробежать глазами и по некоторым статьям Азгура, его предисловия к изданиям по белорусскому искусству. Отдельно экспонируются фотографии из семейного архива. Возникает желание перевернуть страницы каталогов его выставок, приятно прикоснуться к старым репродукциям и открыткам. Почему на юбилейной экспозиции представлена не самая известная грань таланта Заира Азгура? Одна из причин довольно проста: не успели закончить реконструкцию в Мемориальном музее-мастерской скульптора. Там, как известно, находится почти все творческое наследие Азгура — бюсты, эскизы и даже трехметровые памятники.

— Перевозить экспонаты в другое помещение мы не рискнули: слишком дороги эти вещи для будущих поколений, — говорит директор музея Оксана Богданова. — А после ремонта в музее также откроется экспозиция. Готовим много сюрпризов. Например, в пленэре парковой скульптуры, посвященном Заиру Исааковичу, уже согласились участвовать не только молодые скульпторы. Устроим выставку живописи его жены — художницы Галины Азгур. Откроем кружок для юных скульпторов. И, конечно же, продолжим научно-исследовательскую работу: будем изучать творчество скульптора, которое связано с Витебском, Ленинградом и Киевом.

Много интересного про деда вспоминает и внучка Заира Исааковича — Маргарита Азгур:

— Он был очень добрым, любил семью, с особым уважением относился к своей жене Галине Гавриловне. И она его во всем поддерживала, а творческому человеку это крайне необходимо. Но иногда казалось, что дороже семьи для него — творчество. Но мы не обижались, понимали: так и должно быть. Его душой была мастерская. Там создавались шедевры. Я часто наблюдала, как он работает. Над каждым эскизом — долго, кропотливо. И всегда у него были сомнения: правильно ли делает? Не раз видела: дедушка слепит что-то — отойдет, посмотрит, потом переделает. Он всегда стремился к идеалу. Часто спрашивал, что я вижу в глазах скульптуры, живы ли они?

Несмотря на то, что Азгур еще при жизни был признанным мастером, он никогда не страдал от так называемой звездной болезни. Коллеги, ученики, родные — многие помнят его чутким и доброжелательным.

— Приходило много писем, — продолжает воспоминания Маргарита Заировна. — На каждое он отвечал. Помню, обратились к нему жители одной из деревень Брестской области, просили помочь купить автобус, чтобы возить детей в школу. Помог. И даже благодарности за свои добрые дела не ждал.

Неоднократно сыну и внучке Заира Исааковича поступали предложения от зарубежных коллекционеров продать произведения скульптора. Но важным для семьи было сохранить как можно больше его произведений на Родине. Таким был завет самого мастера. В конце жизни все свои работы Азгур подарил минчанам.

— Мы сделали все возможное для того, чтобы его наследие не разлетелась по миру. Сохранили в мастерской и личные вещи, и инструменты. В одной из комнат стоит кухонный шкаф и сосуд, которым пользовался дедушка, кресло — в нем он любил отдыхать. На многочисленных полках — работы: около пятисот бюстов, эскизов из гипса, скульптурных композиций. Все, кажется, как при его жизни, как будто мастер вышел и вот-вот вернется...

Руки Азгура создали более полутора тысяч работ. Он умел и любил работать. До последних дней Заир Исаакович увековечивал в граните, бронзе и мраморе портреты исторических личностей, а также своих современников: политиков и деятелей культуры, героев Великой Отечественной войны и людей труда. Создавал бюсты друзей и близких.

На юбилейном вечере передавали слово друг другу, как по эстафете, его коллеги, ученики, люди, которым посчастливилось быть знакомыми с мастером.

«Делайте так, как понимаете...»

Заведующий кафедрой скульптуры Академии искусств Владимир Слободчиков вспоминал время, когда только закончил академию:

— Первый раз встретил Азгура в скульптурном цехе. Там отливали памятник Якубу Коласу. Поразили тогда размеры работы, ей было тесно в помещении. А на ее фоне — маленький скульптор. Потом пришлось работать вместе с Азгуром. Он раздавал эскизы, по ним надо было лепить детали или фигуры. Говорил: «Делайте так, как понимаете. Тогда получится хорошо». В разговоре был очень прост, шутил постоянно. Шуток не допускал только в работе. Кто он есть для белорусской скульптуры? Азгур — один из ее основателей, он закладывал фундамент современной скульптурной школы.

Портрет за два сеанса

Заир Азгур любил работать с натуры, умел «читать» фотографии. Но сам почти никогда не позировал. Только одному скульптору удалось сделать портрет Заира Исаковича — Геннадию Муромцеву:

— Некоторое время наши мастерские находились рядом. Часто встречались, Заир Исаакович был человеком очень коммуникабельным, как-то разговорились, словно в шутку он согласился мне позировать. И тут уж я от него не отстал. Портрет изваял за два сеанса. Азгур разговаривал все время. Поэтому с разных сторон скульптура получилась разная — точно отражена мимика человека. Говорят, хороший портрет тот, на котором человек меняется. Считаю, что эта работа мне удалась.

Фантастический импрессионист

Существует такое высказывание: спины наших учителей еще долго будут впереди. В этом же уверен профессор, преподаватель Академии искусств Анатолий Артинович:

— Когда говорю со студентами об Азгуре, говорю им: не смотрите на годы жизни, не думайте, что это прошлое. Творчество Заира Исааковича еще долго будет оставаться будущим. Он — фантастический импрессионист. Но об этом почти никто не знает. Скульптор Алексей Глебов говорил, что у Азгура нужно забирать произведения еще на первых стадиях, не отшлифованные. Пока видна экспрессия. Азгур — это будущее в понимании пластики, экспрессии.

Заир Исаакович сам имел прекрасного учителя — Михаила Керзина. Именно он воспитал четырех народных художников Беларуси — Заира Азгура, Андрея Бембеля, Алексея Глебова и Сергея Селиханова.

Воспоминания друзей и коллег Заира Исааковича были теплыми и сердечными. Когда пришло время расходиться, бросила последний взгляд на книги с автографами Азгура, на его фотографии. Словно прощалась на некоторое время с творчеством скульптора. А потом поняла: он же каждый день рядом с нами! К примеру, на площади Якуба Коласа в Минске — все знают эту прекрасную скульптурную композицию. Есть Азгур и в Вязынке. И даже на Бородинском поле под Москвой, где стоит сделанный им памятник Петру Багратиону. Поэтому с Азгуром нельзя попрощаться навсегда, можно сказать только — до скорой встречи!

Екатерина Немогай, 24 января 2008 года.

Еженедельник «Голас Радзімы», оригинал на белорусском языке: http://www.golas.by/index.php?subaction=showfull&id=1201262451&archive=1201765939&start_from=&ucat=6