Трудоустройство и работа иностранцев в нефтяных компаниях Норвегии

Вторник, 5 февраля 2013 г.
Просмотров: 4327
Подписаться на комментарии по RSS

О работе за рубежом и хороших заработках там ходит много разговоров. Среди стран, где мечтают поработать некоторые наши земляки, и Норвегия с ее нефтепромыслами. Как на самом деле с трудоустройством иностранцев в этой стране, мы попросили узнать нашего нештатного корреспондента в Осло.

История с обустройством на норвежские нефтепромыслы в середине 1990-х коснулась и меня. Как-то в Киеве, торопясь в посольство оформлять визу, у входа увидел плакат. На нем — мужественные парни в красивых спецовках на фоне живописных фьордов. И над всей этой красотой — объявление о наборе на работу на нефтяные вышки Норвегии.

Забыл я тогда и про визу, и про свой бизнес, которым более-менее успешно занимался. Пошел вербоваться. Кроме романтики, за месяц обещали зарплату от пяти тысяч долларов. Потом, в разговоре со следователем, в памяти не раз прокручивал картину дальнейших событий. Как примчался в офис, где — ни компьютеров, ни стульев. Море народу. Анкеты пишут от руки. Условия — кратко. Мол, норвежцы избалованные, не любят грязной работы... Всему научат на месте. Основную сумму за трудоустройство оплатите с первой зарплаты. А сейчас только двести долларов за оформление документов.

Подписал и я какие-то там бумаги, договор. Дама собрала деньги, выдала всем однотипные квитанции без имени и адреса. Как вы понимаете, на этом вся Норвегия для нас закончилась.

В милиции потом мне сказали, что только письменных жалоб-заявлений у них более двух с половиной тысяч собрано. А фирма исчезла. Нет ее ни по юридическому адресу, ни по месту проживания учредителей. К тому же официально она была закрыта более года назад.

Бизнес у мошенников был очень прибыльный и в целом безопасный. Они подписали договор, где ни в одном пункте не найти обязательств именно устроить на работу. Они оказывают исключительно информационные услуги. Услуги очень вкусно оплачиваются. Две тысячи пятьсот тех заявлений на двести долларов — это полмиллиона прибыли. И то, если брать в расчет только тех, кто официально обратился в милицию.

Впрочем, жаловаться бессмысленно. Любой суд оправдает таких — предприимчиво хитрых. В действительности информационные услуги были оказаны. Есть даже квитанция заказного письма, которым отправлена ваша анкета в адрес нефтяной компании. А почему та вас не пригласила — неизвестно.

Теперь я, находясь в Норвегии, могу спокойно и совершенно бесплатно оказать читателям информационную услугу на эту тему. Набираю номер нефтяной компании, ведущей работы на шельфе. Сотрудник на другом конце провода очень вежлив. Да, действительно, компания осуществляет отбор специалистов для работы на нефтяных платформах. Основные требования? Надо свободно говорить на норвежском (основной) и английском языках. Иметь соответствующее профессиональное образование и высокие производственные навыки. Проработать достаточно времени в компании, чтобы понять, как реализуются системы производства. Пройти специальные курсы по безопасности работ и охране труда. Обладать соответствующими психологическими и коммуникативными качествами, необходимыми для работы в суровых условиях.

– Замечу, попасть работать именно на платформу гораздо сложнее, чем устроиться в офис компании. Отбор — как в космос, — продолжает разбивать собеседник все иллюзии. А на следующий вопрос я слышу нескрываемую иронию. — Престижна ли для норвежских граждан работа на платформах? Да у нас очередь туда. Слышите? Настоящих, адаптированных под все наши требования специалистов. Специалисты ожидают, а вакансий нет. Поэтому зачем нанимать дилетантов, тем более из-за рубежа? Да причем тут экономия? Мы оплачиваем штатную единицу, а не гражданство в паспорте! Кстати, работа на заводах по переработке рыбы куда менее привлекательна... Но и там норвежцы спокойно работают, обходясь без гастарбайтеров. А чтобы они отказывались работать на нефтяных платформах, слышу впервые.

Успокоившись, собеседник просит считать официальным заявлением его слова, что их компания не набирает сотрудников ни через посреднические фирмы, ни через интернет.

Прощаясь, вспомнил случай, когда приходили к ним как-то прямо в офис наши земляки. По-норвежски — ни-ни, на английском тоже. Хорошо, коллеги из российского офиса помогли с переводом. Мол, работу здесь им обещали. И контракт показывали. Контракт, конечно, — тот самый, на информационные услуги.

Денег на обратную дорогу у бедолаг не было. Накормили их тогда и купили билеты домой за счет фирмы. А новость облетела норвежские СМИ. С тех пор организациями, которые обещают иностранцам трудоустройство в Норвегии, стала более пристально интересоваться местная полиция.

В деле трудоустройства в этой стране есть еще одна серьезная, чисто бюрократическая преграда. Тот самый UDI, на который любят ссылаться организаторы вербовочных компаний. Как пояснила мне соседка, которая работает именно в UDI (норвежский директорат по делам иностранцев), директорат действительно может выдать разрешение на жительство и официальное трудоустройство. Но сначала UDI обязан присвоить вам идентификационный номер. Без него — никак, запрещено законом. Потому что за вас наниматель должен платить налоги. С зарплатой в конверте тут никто не шутит. Итак, процедура получения номера очень сложная, по времени занимает не менее полугода. И для положительного решения должны быть очень веские основания.

Хорошо, допустим, что наниматель все же решил пригласить вас и заказал у правительства рабочую визу. Но потом ваш вероятный шеф должен в течение трех месяцев публиковать эту вакансию в газетах по всей стране. И если конкурент не объявится, в том числе и через UDI с его миллионной базой данных, вас могут пригласить. Но с безусловным прохождением всех бюрократических процедур, о которых я говорил ранее. Причем наниматель еще не видел в глаза того, кого нанимает. Не знает, кто и в каком состоянии приедет, а платить за него налог надо уже сейчас.

Чтобы лучше все понять, вы попробуйте сами, ради интереса, вот сейчас, в своем белорусском городе устроить на высокооплачиваемую работу какого-либо неквалифицированного иностранца. Предложите его услуги шахтером в «Беларуськалий» или нефтяником в Речицу. Что получится — понимаете. То же самое и в Норвегии.

Однако есть здесь работа, где более лояльно относятся к использованию иностранной рабочей силы. В сельском хозяйстве, например. Но и там хватает рабочих рук из стран, недавно вошедших в Евросоюз. Например, из Прибалтики и Польши, гражданам которых не надо ни запросов, ни рабочих виз.

Однако, чтобы не кривить душой, признаюсь — и на хорошую работу в Норвегию попасть можно. И зарабатывать не меньше, а то и больше, чем местный житель. Лично я знаком с десятком выходцев из бывшего СССР, которые успешно устроились.

Все та же соседка, работающая в UDI. Милая и добрая женщина из Калининграда. Когда-то вышла замуж за гражданина Норвегии с необычным для славянского уха именем Ю.

Николай из Днепропетровска окончил институт, аспирантуру. Защитил кандидатскую. Разослал резюме, откликнулась норвежская фирма. Сейчас работает инженером по металлоконструкциям.

Россиянин Константин — айтишник. Программирование — это его стихия. На фирме, куда устраивался, как бы между прочим предложили ему подумать над какой-то компьютерной неполадкой. Он ее исправил мгновенно. Все ахнули. И еще долго вспоминали об этом случае. Теоретически это работать не должно было. А в руках русского — сработало. Сейчас Константин работает в коллективе, где более двухсот человек. Пятая часть там — иностранцы. Но из бывшего СССР — он один.

Еще знаю инженера-кораблестроителя из Крыма. Доктор наук, специалист по расчетам математических моделей подводных крыльев кораблей. Понятно, что подобная специализация и талант на вес золота в любой морской стране.

О каждом из этих людей и их способностях можно рассказывать долго. Но живет здесь немало и обычных врачей, психологов, журналистов, учителей — наших бывших земляков. Только и этих людей объединяет то, что все они — классные специалисты, которые ценятся везде. Профессионалы в своем направлении, могут чему-то научить и что-то привнести новое. Они всегда надеялись только на собственные силы. Творили на родине, а теперь продолжают творить в другой стране. К счастью этой страны. И, к сожалению, видимо, — для нас.

Сергей Гурин, Осло, специально для «Звязды». 5 февраля 2013 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=108323&idate=2013-02-05

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)