Беседа с Л. Заико. Что важнее: жилье или работа?

Вторник, 11 сентября 2012 г.
Просмотров: 2287
Подписаться на комментарии по RSS

Проблематику современного рынка труда для молодежи, моду на профессии и перспективы реализации устремлений выпускников ВУЗов, техникумов, колледжей, училищ наш корреспондент обсуждает с известным белорусским экономистом Леонидом Заико.

- В конце лета и в первые дни сентября только и разговоров о начале нового учебного года. Но в этот период традиционно наблюдается массовое трудоустройство молодых специалистов на свои первые рабочие места. И далеко не у всех впечатления от начала трудовых будней, мягко говоря, позитивные. Почему?

- Скорее всего, былые мечты и суровая реальность не совпали.

За всех недовольных говорить не буду (причины могут быть самые разные), а за определенную часть, думаю, можно: они допустили ошибку при выборе профессии и поступили туда, куда им не надо было поступать. Отсюда и разочарования.

- Так уж и ошибку? Тогда в чем ее природа?

- В том, что многие сегодня, как и раньше, поддаются общим настроениям, определенной моде на профессию. Она существовала во все времена. В 30-е годы самые популярные рабочие профессии были монтажник-высотник и сталевар, многие тысячи юношей мечтали стать летчиками. О них песни сочиняли. В 60-е годы в первых рейтингах были космонавт и физик-ядерщик. Они были настоящими героями дня: о них много писали в печати, снимали фильмы. А теперь кто о них говорит? Так, изредка. Сейчас они, к сожалению, не образец для молодежи. У нее сегодня другие примеры жизненного успеха: банковские работники, высокооплачиваемые топ-менеджеры частных фирм, совместных предприятий, маркетологи, программисты. Из-за желания непременно присоединиться к их кругу происходят многочисленные ошибки на старте трудовой карьеры. Ведь когда все бегут куда-то большой толпой, то они суетятся, мешают друг другу. Но это, я должен подчеркнуть, забег марафонский — на 42 года.

- Тогда куда лучше поступать?

- Это интересный вопрос. Я советовал бы овладевать теми профессиями, которые сегодня не востребованы амбициозными молодыми людьми, но очень нужны обществу. Короче, поступать не туда, куда все стремятся, а туда, где нет ажиотажного спроса на диплом. Одним словом, в непопулярные ВУЗы. В том, что многие сегодня, как и раньше, поддаются общим настроениям, моде на профессию, я вижу истоки определенных личных драм. Сколько у нас невостребованных юристов, экономистов, бухгалтеров и т.д. Поэтому не надо поддаваться стадному инстинкту. Поступайте на ту специальность, которая сегодня совсем не популярна, и вы имеете большие шансы достичь успеха.

- Странный совет. Значит, по-вашему, надо идти туда, где меньше конкурс. Но это, извините, логика троечников.

- А троечники, между прочим, нередко демонстрировали потом отличные организаторские способности, делали блестящие карьеры. Классический пример экс-премьера российского правительства Виктора Степановича Черномырдина, которого друзья называли Черномором. В школе, общеизвестно, он учился на тройки. Поступил в то время в совсем не престижный институт (точное название его не помню), где готовили специалистов по добыче и перекачке газа. Окончил. Потом много работал по специальности. Не буду повторять основные вехи карьеры Виктора Степановича, отмечу лишь, что он на склоне лет был среди самых уважаемых и богатых людей России — долларовым миллиардером. А те, кто пошел в физики и лирики, ходили и ходят в старых пальто и считают каждую копейку.

- Леонид Федорович, а вы сами как и где получили высшее образование?

- Не побоюсь показаться нескромным и сошлюсь на собственный и, на мой взгляд, положительный опыт. Я окончил минскую среднюю школу с золотой медалью. Она открывала двери в самые престижные ВУЗы не только Беларуси. При желании можно было штурмовать известные московские ВУЗы. Двое моих школьных друзей, также медалисты, выбрали престижные тогда профессии. Один поступил в БГУ на математику, второй — в мединститут. А я подал документы в институт народного хозяйства — по тому времени совсем не престижный белорусский ВУЗ, институт как институт. Я был, если не ошибаюсь, единственным абитуриентом с золотой медалью, поступавшим на торговый факультет. Меня во время экзаменов уговаривали подать документы на плановый факультет как более перспективный. Мои одноклассники были в шоке от моего выбора. Правда, потом изменили мнение, когда поступил в аспирантуру. Быть аспирантом тогда считалось престижным.

- А сегодня нет. К сожалению, не много пока желающих попасть в аспирантуру. Значит, согласно вашей логике, следует становиться непопулярным аспирантом. Так?

- Аспирантура непопулярна среди серых, не очень умных и способных, но меркантильных молодых людей. Пусть они бегут толпой туда, где, как им кажется, будет больше «бабла». На мой взгляд, чем менее популярна аспирантура, тем лучше для науки. В нее будет идти действительно талантливая и склонная к научной работе молодежь. Вообще только пять процентов людей способны продуктивно заниматься наукой. Этого достаточно для развития на должном уровне научного потенциала страны.

Пусть сейчас компьютерные программисты зарабатывают много, но они, образно говоря, представляют собой гарнир. Сегодня компьютерные технологии требуют много гарнира, а потому программистом можно быть и без высшего образования. Я знаю такие примеры. Но не о них речь, а о тех молодых людях, которые скоро будут элитой нации. Я думаю, что через 20-30 лет самыми престижными будут технические профессии. Банкиры и менеджеры станут вроде тех физиков-лириков. Даже программисты уйдут в тень. Они будут на одном уровне по популярности со слесарем-сантехником. А самыми высокооплачиваемыми профессиями станут связанные с наукой. Например, это нанотехнологии. Востребованными будут специалисты, которые создают новые материалы, работающие в сфере сочетания медицины и биологии в пользу создания здоровья человека. Не охраны, а именно его создания. Эти специалисты смогут проводить точную диагностику, делать сложнейшие операции с помощью роботов и новых технологий.

- Нанотехнологии — это прекрасно. Пусть улучшают нашу жизнь. Но есть исконные профессии, без которых и 100, и 200, и 300 лет назад было никак.

- И через 100, и 200 и 300 лет без таких профессий человечество не обойдется. Это в первую очередь строитель и учитель — созидательные в полном смысле слова профессии. Они очень важны для общества, особенно учителя начальной школы, которые в значительной степени способствуют формированию будущей личности. Каждое новое поколение детей умнее своих родителей, в этом суть прогресса человечества. Если бы было иначе, то мы упорно бы сидели на деревьях.

- А как же общественное мнение относительно выбора профессий?

- Вопросом на вопрос: а всегда ли оно право? Нет. Чаще всего общественное мнение представляет собой мнение большинства людей средних способностей, которым на этом этапе видится та или иная профессия наиболее привлекательной по сумме ее преимуществ. Однако проходит время, и то, что казалось золотом, уже не блестит.

- Сегодня нет жесткого распределения выпускников учебных заведений на первое место работы, часть молодых специалистов получает свободный диплом. Что лучше: свободное трудоустройство или распределение?

- Трудно однозначно сказать. У каждого выпускника своя судьба. Ничего ужасного я не вижу в распределении на работу в регион. Лучше начинать с первой ступени выбранной профессии. Я знаю немало примеров, когда молодой человек начинал рядовым кассиром и постепенно вырастал до руководителя банка. Есть свои плюсы в том, что трудовая деятельность начинается на небольшом обычном предприятии. Главное — натренировать профессиональные «мускулы», приобрести опыт, научиться ладить с разными людьми в трудовом коллективе. Чтобы в нем потом было меньше недоразумений, я советовал бы уже студентом где-то немного подрабатывать. Лишняя копейка не помешает, да и определенную школу жизни пройдете, получите какую-то закалку характера.

Следует иметь в виду, что высшее образование — это матрица, которую потом при желании можно расширять, развивать. Особенно сегодня, когда жизнь по сравнению даже с 80-летними стала очень стремительной, интересной, мобильной, по-новому содержательной.

- О мобильности жизни. Когда мы с вами делали первые шаги в профессии, то не было такого явления как внутренняя трудовая миграция. Сейчас она приветствуется и поощряется. Как вы относитесь к этому?

- Это признак сегодняшнего времени. Изменение места работы и жительства дает мощный импульс для человека, его профессионального роста, расширения кругозора. Общемировая тенденция: все чаще на первом месте в списке приоритетов современного молодого человека стоит работа, а потом жилье: дом или квартира. Перспективная и высокооплачиваемая работа позволяет снимать или строить в кредит хорошее жилье, путешествовать по миру, не ограничивать себя в расходах. Ведь сколько молодых и не очень молодых семей в моногородах страдают из-за проблем на градообразующих предприятиях. Его банкротство — финансовая трагедия для многих. Так почему бы им не переехать в другую область, на другое место работы, на стабильное и успешное предприятие, которое расширяется, нуждается в квалифицированных кадрах? За рубежом это уже обычная практика. Ведь дом, машина, активный отдых, приятные новые коллеги, знакомые — это все наживное, если есть работа со стабильным высоким заработком.

Беседовал Леонид Лохманенко, 11 сентября 2012 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=102777&idate=2012-09-11

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)