Сергей Войцеховский — генерал двух армий родом с Витебщины

Суббота, 20 октября 2012 г.
Просмотров: 3934
Подписаться на комментарии по RSS

Этой осенью в Беларусь вернулся еще один наш знаменитый соотечественник, имя которого за рубежом известно больше, чем здесь. Вернулся почти через столетие после того, как в последний раз видел белорусские пейзажи, и, к сожалению, почти через 6 десятилетий после своей смерти... В Национальном историческом музее состоялась выставка, посвященная Сергею Войцеховскому — генералу двух армий, рожденному на Витебщине. Выставку открывали послы Чехии и Словакии, а проводили ее белорусы Александр и Инна Радаевы, которые сами только 2 года назад впервые про Войцеховского услышали. Однако эти два года они сознательно посвятили восстановлению исторической справедливости. Выставка стала только началом...

«Белорусы могут считать его своим»

«Звязда»: Александр, в чем самая главная заслуга Войцеховского?

Сергей Войцеховский — генерал двух армий родом с ВитебщиныАлександр Радаев: Этот человек стоял у истоков создания и становления чехословацкой армии в 1920-1930-х годах. Поэтому чехи очень его ценят. В 1997 году они наградили его высшей государственной наградой — Орденом Белого Льва, посмертно. Кроме того, он сумел в невероятных условиях вывести остатки белой армии в Забайкалье, чем спас тысячи жизней. Но самое главное — он выполнял свой долг перед тем Отечеством, на верность которому присягал, до конца, поэтому нам, белорусам, несправедливо не знать его имя...

«З»: Как генерал появился в вашей жизни?

А. Р.: Все началось с книги «Дом в изгнании», которую мы купили в Праге. Она посвящена судьбе русской послереволюционной эмиграции в Чехословакии. В этой книге мы и прочитали о генерале Войцеховском. Меня поразила его судьба — яркая и драматическая. Его жизнь закончилась в лагере Иркутской области — в тех местах, где он когда-то воевал в составе армии Колчака. Одновременно выяснилось, что он уроженец Витебска.

«З»: Как быстро родилась мысль о выставке?

Инна Радаева: Почти сразу. Мы вышли на издателей книги и познакомились с очень интересными представителями русской эмиграции в Чехии, которые чтят свою историю, сохраняют ее, оплачивают русские захоронения на Ольшанском кладбище в Праге — одним словом, вызывают огромное уважение и желание подражать...

А. Р.: Тогда мы и узнали, что автор очерка о генерале — внучатый племянник Войцеховского Сергей Тилли — почти 20 лет жил в Минске, но умер за год до того, как мы прочитали книгу. Судьба этого человека тоже очень драматическая.

«З»: Есть ли сегодня люди, которые готовы делиться экспонатами для выставки бесплатно?

А.Р.: Да. Один наш хорошо знакомый чех передал нам копию телеграммы тех лет. В ней сообщается, что кавалерийские части генерала Войцеховского идут через Байкал. Житель Ростова-на-Дону, специализирующийся на бронепоездах времен гражданской войны, поделился не только фотографиями и информацией о легендарном бронепоезде «Орлик», который Чехословацкий корпус захватил у большевиков под Симбирском, но и дал ссылку на фотоальбом, посвященный Войцеховскому. Этот альбом был в 1937 году подарен генералу как патрону одного из военных парадов. Мы списались с владельцем альбома — русским, который живет в Праге и увлекается военной историей. Он без всяких условий позволил отсканировать уникальные фотографии.

И.Р.: Нам удалось найти и несколько оригинальных фотографий Войцеховского, а также карточки-листы военнопленных австро-венгерской армии, чехов по национальности, которые были отправлены из Вилейки и Радошковичей.

«З»: Такие чехи и словаки составили Чехословацкий корпус, которому было суждено сыграть определенную роль в российской и мировой истории?

А.Р.: Изначально чехословацкие воинские части в составе русской армии были сформированы в 1914 году из чехов и словаков, проживавших на территории Российской империи. Но позже в эти национальные формирования стали принимать военнопленных и бегущих этнических чехов и словаков из австро-венгерской армии. В 1917 году они составили уже подавляющее большинство. Как раз в это время Войцеховский становится начальником штаба 1-й чехословацкой стрелковой дивизии.

«З»: Сыном какого народа он себя считал?

А.Р.: Во всех документах его национальность — «русский». Он родился в дворянской семье обрусевшего польского рода в Витебске, крещен был в православии. Окончил реальное училище в Великих Луках и Константиновское артиллерийское училище в Петербурге. Начал службу с участия в русско-японской войне, потом поступил в Николаевскую академию Генерального штаба в Петербурге, по окончании которой распределился в Московский округ, где в 1913 году окончил еще и авиационную школу. Он был из первой сотни русских летчиков, и хотя потом выбрал для себя службу строевого офицера, подтвердил право на ношение значка военного летчика через десятилетие в чехословацкой армии. Это же касается и знака академии Генерального штаба, который всегда был у него как на российском, так и на чехословацком мундире.

И.Р.: Думаю, белорусы с полным правом могут считать его своим. Он не только здесь родился и вырос, но и полил эту землю своей кровью. В ожесточенных боях Первой мировой войны под Вилейкой и Молодечно он проявил себя как храбрый офицер и талантливый командир. Был ранен и награжден.

«З»: Что вас больше всего поразило в личности генерала?

А.Р.: Сила духа. Он имел все основания не любить Советскую Россию, но при этом он отказался служить в Русской освободительной армии, которая воевала на стороне Третьего рейха против СССР. Его личность вызывает чувство уважения: он был человеком чести, который не участвовал в политических играх.

Чехословацкий генерал

«З»: И это в условиях, когда те же чехословаки, бросались то туда, то сюда...

А.Р.: Чехословаки оказались заложниками обстоятельств. После Октябрьской революции и заключения Брест-Литовского мира они оказались персонами нон грата на территории России. По юрисдикции командование над ними приняла Французская Республика. Однако во Францию на Западный фронт Чехословацкий корпус мог попасть только через Владивосток и Тихий океан. Для этого ему надлежало выполнить фантастическую задачу — преодолеть долгий путь по Транссибирской железной дороге.

«З»: Как получилось, что Чехословацкий корпус стал катализатором гражданской войны в России?

А.Р.: Все получилось до банальности случайно. Между чехословаками, которые двигались в сторону Владивостока, и пленными немцами и венграми, которые после Брестского мира по той же Транссибирской магистрали двигались навстречу им, существовала вражда. И вот в мае 1918 года на железнодорожной станции в Челябинске кто-то из эшелона с военнопленными венграми бросил в сторону чехословацких вагонов чугунную ножку от печки и смертельно ранил чеха. В ответ чехословаки совершили самосуд над виновником. На следующий день советские власти арестовали нескольких легионеров, но чехи освободили их силой и захватили арсенал с оружием.

выставка в Национальном историческом музее, посвященная Сергею ВойцеховскомуС этого начался мятеж чехословацких эшелонов, растянувшихся на несколько тысяч километров — от Самары и Екатеринбурга до Владивостока, и вмещавших около 50 тысяч человек. Они отказались сдавать оружие Советам и приняли решение самостоятельно двигаться на Владивосток, при этом стычки не вызывать. В то время это была единственная боеспособная группировка на территории России, и можно представить, какие чувства она вызвала как у большевиков, так и их противников.

Нам удалось добыть копию знаменитой телеграммы Троцкого, в которой сообщалось, что «каждый чехословак, который будет найден вооруженным на линии железной дороги, должен быть расстрелян на месте». Так началось противостояние, в результате которого чехословаки заняли несколько городов на своем пути и открыли себе дорогу на Омск и дальше. Теперь они могли беспрепятственно выехать из России, но Антанта, в состав которой формально входил Чехословацкий корпус, была заинтересована, чтобы Россия продолжила войну с немцами, а для этого ей нужно было, чтобы большевистская власть была свергнута.

Это было бы реально, если бы было нужно и чехословакам. В городах, которые они занимали, формировались антибольшевистские правительства. Потом это распространилось по Волге, в Сибири и на Дальнем Востоке. Под командованием Войцеховского чехословаки без потерь заняли Челябинск, захватили Троицк и Златоуст, Екатеринбург и Нижний Тагил. Чехословацким национальным советом Войцеховский был возведен в генерал-майора.

Белый генерал

Однако чехословаки не отходили от железной дороги: они не хотели умирать в чужой стране. В конце 1918 года начались противоречия между руководством чехословацкого корпуса и Колчака. Тогда Войцеховский поддержал Колчака и в начале 1919-го вернулся на русскую службу в армию Верховного Главы России в том же чине генерал-майора. После гибели генерала Каппеля и расстрела адмирала Колчака Войцеховский возглавил знаменитый Большой сибирский ледовый поход и довел свои войска до Читы, где они встретились с войсками атамана Семенова.

«З»: О том, насколько была сложной ситуация на этой войне, свидетельствует случай с расстрелом генерала Гривина...

А.Р.: Это один из самых противоречивых эпизодов в биографии Войцеховского. Войска белого генерала Гривина без разрешения отступили и тем самым обнажили для красноармейцев фланг армии. Историки пишут, что Войцеховский лично застрелил генерала Гривина за отказ выполнять приказ, но мне трудно комментировать эту ситуацию. Нам сложно сегодня представить, насколько утомлены были в те дни люди, насколько напряженная атмосфера, насколько важно было удерживать дисциплину в армии и как много в те времена было измен и мятежных настроений. Не берусь судить ни Гривина, ни Войцеховского.

И.Р.: Скорее всего, в тех обстоятельствах Войцеховский не мог поступить иначе. Показательно, что он не принял морально-этических принципов ведения войны генералом Семеновым, когда после воссоединения сдал руководство войсками Российской Восточной окраины и командировался в Крым.

«З»: Показательно и то, что чехословаки не забыли своего генерала.

А.Р.: Да. Как только Войцеховский эвакуировался в Константинополь, он получил приглашение чехословацкого правительства на службу. Это межвоенное 18-летие в Чехословакии было, пожалуй, единственным относительно спокойным периодом его жизни. Войцеховский в Чехословакии сделал головокружительную карьеру: командир бригады, дивизии, округа, армии... В военной иерархии того времени он занимает четвертую по значимости должность после министра обороны, главного инспектора и начальника штаба.

И.Р.: И снова до конца остается верен себе. На вершине своей карьеры, во время Мюнхенского кризиса 1938 года, он занял активную антикапитуляционную позицию, за что был отправлен в отставку. По воспоминаниям сына, он готов был совершить в Чехословакии государственный переворот, чтобы не допустить разделения Чехии и передачи ее под немецкий протекторат.

«З»: Несмотря на это, в 1945-м его арестовали советские органы. Почему он не уехал вместе с семьей, чтобы избежать ареста?

И.Р.: Возможно, потому, что был гражданином Чехии, отставным генералом чехословацкой армии, с немцами никогда не сотрудничал и не мог себе представить, что его будут судить за события 25-летней давности. Его осудили за службу в армии Колчака на 10 лет лагерей. Он не дожил до освобождения 4 года, умер в 1951 году от туберкулеза и истощения. В 1996 году был реабилитирован Главной военной прокуратурой Российской Федерации.

«З»: Какими результатами выставки вы наиболее довольны?

И.Р.: Самое главное — имя Войцеховского вернулось в Беларусь. Посетители музея не только узнавали, кто такой Войцеховский, но и кто такие «белочехи», и что вообще это был за период в истории России и Беларуси. По телеканалу ОНТ были показаны несколько сюжетов, посвященных генералу, а сегодня ведутся переговоры о создании документального фильма про Войцеховского. Кроме того, нашлись родственники Войцеховского, которые долгое время ничего не знали ни о нем, ни о его семье, открылись новые истории и судьбы... Возвращение продолжается. Мы по праву можем гордиться тем, что Войцеховский родился в Беларуси. Нельзя оставаться людьми без роду и племени.

Ольга Медведева, 20 октября 2012 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе с белорусского: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=104598&idate=2012-10-20

 

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Комментариев: 2

  1. ордынец | 2014-01-29 в 01:04:32

    Какая судьба у Войцеховского. Кажется, генералу Ханжину повезло чуть больше. Он после лагерей СССР был поражен в правах, но доживал век на свободе где-то в Джезказгане.

    Как можно было таких патриотов гнобить по тюрьмам, не понимаю.

  2. Интересная и нужная статья. В тексте сильно агрессивно применяется выражение "захватили город". Чехословаки действительно, сопротивляясь разоружению и интернированию, разбивали красные отряды из новобранцев, занимали железнодорожные станции, вступая в города не вмешивалисьв деятельность советов, если те не пытались их разоружить, не пытались устанавливать свою власть. После ухода красногвардейцев к власти приходили местные русские политические антибольшевистские силы.

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)