Актер «Калыханки» Владимир Воронков: легко ли 30 лет быть сказочным медведем и отказаться от жизни в Америке

Пятница, 26 сентября 2014 г.
Просмотров: 1201
Подписаться на комментарии по RSS

Многие знают Владимира Воронкова как актера театра и кино. Однако только самые преданные поклонники всеми любимой «Калыханки», которая сейчас выходит на телеканале «Беларусь 3», узнают его по голосу. Этим голосом говорит медвежонок Топа. Озвучивает персонажа Владимир Михайлович — вот уже тридцать лет. Мы встретились, чтобы узнать, что делает его молодым, с кем он делится тайнами и как защищал честь своей любимой поклонницы Марианны.

«Под» и «над»...

— Топа — это я. На нем вырос мой сын и сейчас растет внучка. Мы на программе — в возрасте подхода к школе, иначе говоря, от пяти до семи лет. И здесь все, что накопилось в жизни, выходит на поверхность. У меня не было мутации голоса, да и внутреннее содержание соответствует тому, что делаю, в результате в свои пятьдесят «с хвостиком» я всегда остаюсь в возрасте пяти с половиной лет. Можно быть ребенком до конца жизни.

Работать на «Калыханке» — очень тяжело. И тут либо закрываешь глаза на все недостатки, либо видишь только верхнюю часть. Когда журналисты приходят к нам на съемки, то потом не все осмеливаются писать, в каких условиях мы работаем. Представьте только, что в настоящее время трое взрослых лежат под столом, а над столом проживают свою жизнь наши персонажи. Безусловно, мы не за трамвайный билет работаем, но и проблем хватает, хотя зачастую это мало кого интересует... Почему-то считается: если для детей работаешь, то это легко. И жаль, что за годы существования программы ничего почти не изменилось. Мы, как и прежде, ютимся в кинозале, где не было ремонта неизвестно сколько времени. Там зимой холодно, а летом жара несусветная. А новые люди приходят со своими амбициями, новыми планами. Мало кто хочет заглянуть под стол... Как-то записывали новые выпуски, а в нашем помещении пришли менять окна. У них план, и никому нет дела, что у вас, например, завтра эфир. Нужно идти и просить полчаса тишины, так как окна же намного важнее, чем наша программа...

Актер «Калыханки» Владимир Воронков

На момент моего прихода в программу она была на пути своего становления. Руководство давало нам зеленый свет в творчестве. Сейчас времена изменились, и все упирается в деньги. На роли нас по конкурсу отбирали. Сначала актеров искали под персонажи, а потом последних делали под актеров. И, если в то время тебя приглашало на работу телевидение, ты понимал, что тебе и в финансовом плане это выгодно. Получалось так: работа, которая устраивала, еще и заработок хороший давала. А теперь наоборот: то, что имеешь, пытаешься где-то применить, чтобы иметь прибыль. Я как-то непроизвольно эти вещи сравниваю, ибо тридцатилетний стаж работы на программе дает мне право и возможность делать такие выводы. Тогда и сегодня люди на телевидение приходили с разными целями. Сегодня главное, чтобы удовольствие получили зрители, которые платят за ваш продукт. Хотя хватает и энтузиастов, увлеченных общей работой.

— Топа знает много секретов о вас?

— Рассказать ему было бы что, поверьте. Самыми популярными были бы секреты со съемок, потому что там хватает и перлов, и интересных случаев. Например, мы — не со зла, а от большой любви — Малеванычу и Феечке, пока те разговаривают в кадре, могли и шнурки связать, и к табурету их приклеить...

Перед выступлениями, поездками различными я беру куклу домой. И, бывало, только возьмешь Топу на руки и начнешь с ним разговаривать, как своими секретами с ним начинает делиться внучка Марианна. А меня для внучки тогда просто не существовало. Топе она жаловалась на всех и просила: «Только никому не рассказывай!». Вот и я иногда рассказываю ему, что и о ком думаю, этакий дневник без записи. А случается, опускаешь руку после съемок, случайно зацепишь куклой стол и вскрикиваешь — словно физически чувствуешь ее боль.

— Как Марианна реагировала, узнав о том, что ее дедушка помогает Топе?

— Здесь были два варианта. Она сначала очень гордилась, когда я забирал ее из садика. А вот один раз попросила больше не приходить. Оказалось, что некоторые дети начали неадекватно реагировать на рассказы Марианны «Мой дедушка — это Топа». Одна девочка побила ее, какой-то мальчик укусил. Мне приходилось выяснять отношения с родителями. А те не понимали, из-за какого медвежонка ссорятся дети.

Добро без кулаков

Дети все те же, какими и были. Просто головы их забиваются странными мультиками, книгами. У каждого времени свои герои. Однако все равно нужно, чтобы было добро и зло, и точное объяснение, где что. А нас же приучают, будто добро может быть с кулаками, а лучше и с автоматом. Потом мы удивляемся, что на улицах происходит.

Как-то был с кукольным театром на фестивале в Словении, и их министр культуры рассказал, что там занятия в кукольном театре внесены в план развития детей. Им в детском саду, в школе рассказывают о взаимоотношениях людей, о правилах дорожного движения и о многих других важных вещах. И потом никому не нужно объяснять, что девочек нельзя обижать, а бабушку надо через дорогу перевести.

«Калыханка» и Владимир Воронков

Удивляет отношение к кукольному театру у нас, так как от него пытаются часто отмахиваться, как от назойливой мухи. Как, скажите, могут идти в профессию люди, если зарплата молодых актеров меньше, чем пенсия у человека, который никогда не работал? Но идут... Сейчас, наконец, додумались повысить зарплаты врачам и учителям. Это правильно, ведь программистами и банкирами не становятся сами по себе. Может, однажды появится понимание, что и театр не должен существовать по остаточному принципу.

У каждого должна быть своя планета

Талант не спрячешь под столом. Поэтому сегодня я имею возможность сниматься в фильмах российских режиссеров. А «Калыханка» была и остается не просто хобби, а той отдушиной, частью жизни, куда я никогда не пускал посторонних. Помните, у маленького принца была своя планета, где он оберегал розу. Возможно, и у меня так. Поэтому нужно либо с пониманием относиться к имеющимся условиям или менять что-то.

...В моей жизни было много перемен. Самое удивительное, когда моя жена Юля уехала в Америку, то мы остались друзьями. А я, поехав туда первый раз, сразу сказал, что это не моя страна. И не хочу там начинать все с нуля, потому что того, что имею здесь, там не будет. Недавно она приезжала, мы проводили внучку в первый класс. Так сложилось, что мой мир для Юли оказался неприемлемым, поэтому она должна была уйти с моей планеты и найти свою. Теперь мы каждый на своей, и ездим друг к другу в гости.

Когда я остался с сыном один, то моя жизнь очень изменилась. Понимал, теперь буду для него матерью и отцом. Возросла ответственность, кардинально поменялись приоритеты. Но сумел воспитать сына человеком... Тот поворот судьбы не был для меня неожиданным. Я не растерялся, когда все произошло, потому что сам вырос в многодетной семье и умел все. К тому же у нас были хорошие отношения с Юлей, благодаря чему мы ситуацию приняли и отреагировали на нее правильно.

У меня никогда не было ощущения одиночества. Некоторое время мы жили с семьей сына вместе, а сейчас я переехал в квартиру своих родителей и вечером начал ловить себя на мысли, что я один. И это не то одиночество, когда ты никому не нужен. Ведь и сын рядом живет, и брат в соседней квартире, и друзей хороших хватает, но тишина напрягает. И я пришел к выводу, когда закончу ремонт, то подумаю о том, чтобы рядом кто-то был. Не ради стакана воды, а чтобы было с кем поговорить.

Мне по душе живые встречи. Даже по телефону не люблю разговаривать. Безусловно, можно освоить интернет, но я не вижу смысла тратить время на то, чтобы там что-то писать другим. Тут как с курением: я никогда не курил, а мне предлагают научить. Зачем? Портить по собственному желанию свое здоровье не хочу... Книги бумажные читать перестают, с одноклассниками дружат в социальных сетях, так скоро по интернету не только со свадьбой и днем рождения будем поздравлять, но и на похоронах не встретимся.

Иногда задумываешься, если ты появился на этот свет, то, видимо, для чего-то нужен. Просто так ничего не бывает. Если оценивать мою жизнь с позиции «жить, чтобы не стыдно было», то у меня не было ничего, что хотел бы изменить. Со школы я знал, чем хочу заниматься по жизни. Потом хотел поступить на драму, а попал в кукольный театр, где задержался на 20 лет. А на «малышей» работаю и сегодня, что подтверждает: не ошибся в выборе профессии. Я однолюб, поэтому даже учитывая, как сложилась наша история с женой, могу сказать, что она была моим человеком. Теперь у меня есть сын и любимая внучка. И одиночество мне нужно было почувствовать, чтобы понять: жизнь продолжается. У меня намечаются новые перспективы в работе, и, наверное, это также возможность пройти через что-то новое.

Елена Драпко, 26 сентября 2014 года.

Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zviazda.by/2014/09/54550.html

Читайте еще: жизнь за кадром, или Как снимают «Калыханку».

Считаете текст полезным? Поделитесь с друзьями:
twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru liveinternet.ru livejournal.ru

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)