Погасшие звездочки Отечества: Витебск и его жители

Четверг, 6 марта 2008 г.
Просмотров: 3303
Подписаться на комментарии по RSS

Каждый раз, собираясь в Витебск, вспоминаю своего знакомого художника Петра Явича. Знаю, что у него была давняя мечта — оставить родному городу написанные на протяжении многих десятилетий полотнища. Витебск — действительно город художников и поэтов...

Петр Максович Явич, чьи произведения находятся не только в музеях и галереях Беларуси, а еще и в Третьяковской галерее, — ученик, один из последних учеников Юделя Пэна, легендарного витебского живописца, который основал в городе на Двине специальную художественную школу. Работала частная школа-мастерская Пэна в 1898-1918 годах. Обычно художник набирал от 10 до 25 ребятишек. В программу занятий входили рисование с натуры, рисование геометрических предметов, орнаментов и гипсовых фигур, работа на пленэре. В 1907 и 1914 годах состоялись выставки работ Ю. Пэна и его учеников. В школе занимались Заир Азгур, Марк Шагал, Соломон Юдовин, Яков Минин... Ученики мастера, без которого нельзя представить историю белорусского искусства, разошлись по всему миру. И среди них звезда первой величины, конечно же, — известный всему миру Марк Шагал. Многие витебские адреса конца девятнадцатого — начала двадцатого веков связаны с именем этой достопримечательности. А многие работы Шагала — портрет Витебска, пусть и со своими выдумками, фантазиями, все-таки портрет города, который мы открываем и на старых открытках. Известный нам по их образам Витебск — это и Витебск целого созвездия художников, которые овладевали азами мастерства в местном художественном училище. В разные годы он назывался по-разному. Например, скульптор Заир Азгур успел поучиться и в Витебском художественно-проектном институте, и в Витебском художественном техникуме. А преподавал тогда, в 1920-е, скульптуру уроженец Санкт-Петербурга Михаил Аркадьевич Керзин. Позже он оставит Витебск, вернется уже в Ленинград. Но белорусский город надолго останется в памяти Керзина. Как и художник оставит в Витебске немало своих следов. Кстати, и звание заслуженного деятеля искусств Керзину присвоят в Беларуси.

Витебск художественный — это и судьбы живописцев, графиков, скульпторов, мастеров декоративно-прикладного искусства, сценографов Моноса Моносзона, Николая Михолапа (это он создал в Витебском техникуме керамическое отделение в 1925 году), Александра Мозолева, Залмана Марингофа, Михаила Наумова, Виктора Лукьянова, Михаила Михайлова, Валерия Лебедько, Владимира Напреенко, Натальи Лисовской, Валерия Могучего, Александра Медведского, Виктора Михайловского, Евгения Николаева, Альберта Некрасова, Василия Нестеренко, Николая Образова, Александра Подолинского... Множество имен! Школа мощного закала! Нет, даже несколько школ! Поколения и поколения творцов, которые пришли в большое искусство, начиная с конца XIX века, пришли в первой половине ХХ века, пришли в 1950-1980-е годы. По-разному сложилась судьба каждого из этих радетелей на ниве искусства. Но каждый, буквально каждый из упомянутых лиц держал в поле зрения, в своем художественном мировоззрении Витебск. Изображая своих «плотогонов», очевидно, думал о городе своего творческого взросления и народный художник Беларуси Валентин Волков. Он преподавал в Витебске в 1920-е... В 1925-1930 годах учился в художественном техникуме его сын, знаменитый книжный график Анатолий Волков. Когда встречаюсь с Сергеем Анатольевичем Волковым — сыном и внуком известных мастеров, и у нас порой заходит речь о Витебске, его особенностях в истории изобразительного искусства Беларуси.

— Недаром же и сейчас еще пишут искусствоведы, осматривая творческое наследие Волковых, пишут о Витебске, — рассказывает заслуженный деятель искусств Беларуси Сергей Анатольевич Волков. — Вот, пожалуйста, цитирую из статьи Натальи Жогло: «Немало графических работ сделал и сын Валентина Викторовича, Анатолий Волков. Он сотрудничал с журналом "Вожык", известен как интересный плакатист, иллюстратор. В экспозиции можно познакомиться с его прекрасными портретами детей. Изображения четкие, остро схвачены портретные черты. Сильная школа рисования — наследие отца и результат обучения в Витебском художественном техникуме, у истоков которого стоял вместе с М. Керзиным и В. Волков».

А я добавляю в наш разговор и то, что древний город волнует и самого Сергея Волкова как графика, книжного иллюстратора. Художник соглашается с таким выводом.

В Витебске во второй половине 1920-х годов работал интересный график Зиновий Горбовец. Преподавал в художественном училище и педагогическом техникуме. Создал цикл гравюр на дереве, посвященных городу. Известные архитектурные пейзажи Зиновия Горбовца «Витебск» и «Водокачка в Витебске», портрет витебского искусствоведа И. Фурмана. В 1927 году увидела свет и книга З. Горбовца «Гравюры на дереве».

Если уж зашла речь о 1920-х годах, то упомянутый Марк Шагал, который после известных октябрьских событий находился под влиянием революционных убеждений, создал художественную школу «нового революционного образца». Она действовала в 1919-1923 годы. Существовал некоторое время при школе и музей современного искусства. Фонд насчитывал более 120 произведений авангардистского характера — работы Д. Бурлюки, П. Кончаловского, М. Ларионова, Н. Альтмана и других мастеров «новой генерации». Право на эксперимент, поиски нового Витебск отстаивал во все времена. В 1920-1923 годы действовала организация «Утвердители нового искусства». Пройдут десятилетия — и в Витебске 1980-1990-х свои новые проекты будет реализовывать оригинальный художник Александр Досужев.

Прощаясь с Витебском художественным, я думаю о том, что отличным проектом восстановления исторической памяти мог бы стать альбом старых открыток, где рядом с изображениями фотографического типа были бы показаны впечатления художника о Витебске начала — первой половины 20 века. Почему бы и нет?..

Алесь Карлюкевич, 6 марта 2008 года.

Еженедельник «Голас Радзімы», оригинал на белорусском языке: http://www.golas.by/index.php?subaction=showfull&id=1204798850&archive=1205407589&start_from=&ucat=8