Спецотделение дома-интерната для престарелых и инвалидов - для бывших преступников

Среда, 20 октября 2010 г.
Просмотров: 3970
Подписаться на комментарии по RSS

Этот дом-интернат для престарелых и инвалидов будто бы вполне обычный: аккуратные дорожки, беседки, цветы, тишина - все успокаивает и придает добродушный настрой. И все же одна особенность здесь есть. В 2006 году в интернате появилось так называемое спецотделение. В нем живут пенсионеры и инвалиды, которые когда-то имели проблемы с законом. 

Больший срок по собственному желанию...

Бывший инженер-электрик, фельдшер, учитель, военный - в свое время едва не каждый из них смог получить специальность. Правда, дальше все пошло по "особому варианту". Сегодня в спецотделении проживает 19 человек - из всех районов Могилевщины. Причем у всех здесь своя "история". Это сегодня они - почти бессильные старики или инвалиды на колясках. В прошлом же абсолютное большинство имело по несколько "ходок" на зону. Результат оказался неутешительным: нет ни дома, ни семьи. Точнее, у некоторых формально где-то семья все же есть. Беда в другом: по известным причинам почти не осталось связи с родственниками.

- Наше спецотделение рассчитано на бывших заключенных, граждан, которые неоднократно привлекались к административной ответственности, злостных нарушителей правил внутреннего распорядка в обычных домах-интернатах, - рассказывает заместитель директора Белыничского интерната для престарелых и инвалидов Иван Белоусов. - Да, это очень "тяжелые" люди. Но в то же время все они имеют серьезные проблемы со здоровьем, а многие уже практически не в состоянии ухаживать за собой самостоятельно.

Отыскать "возвращенцев" помогает милиция, или, как вариант, социальная служба - во время традиционных обследований условий жизни пожилых людей. При этом, если выясняется, что такой человек не имеет ни нормального дома, ни денег, ни здоровья, ему предлагается переезд в дом-интернат. Именно предлагается - направить в принудительном порядке сюда нельзя.

- И многие на самом деле соглашаются, причем понять их можно: тут и крыша над головой, и питание, и уход, и медицинская помощь, - говорит Иван Белоусов. - По сути же единственным альтернативным вариантом часто остается разве что очередное преступление и возвращение за решетку. И это, к сожалению, не шутка. Ведь бывало даже такое: совершается кража, а потом подсудимый просит: мол, дайте мне не три, а три с половиной года - иначе, где же я перезимую?

Свои законы

"Букет" хронических заболеваний - это далеко не все. Намного хуже то, что почти у всех жителей спецотделения нарушена психика. У них остаются свои представления о жизни, тюремные привычки никуда не исчезают. Даже в интернате они выбирают себе старшего - "пахана". Могут совершить по своим законам самосуд. И, конечно же, сохраняют свою лексику - нецензурная брань становится явлением обычным.

- После переезда в дом-интернат им выдается на руки по 10 процентов пенсии, с учетом того, что эта пенсия у многих невелика или вообще социальная. Таким образом, получается где-то по 20-30 тысяч рублей в месяц, - отмечает Иван Белоусов. - Однако это тоже деньги. И идут они в основном на одно - алкоголь. Поэтому день выдачи пенсии у нас – чуть ли не самый тяжелый. Причем только сделаешь замечание, например, за то, что он лежит пьяный в верхней одежде и в обуви на кровати, как непременно услышишь в ответ: я свободный человек, а ты мешаешь мне отдыхать - буду жаловаться.

И жалобы действительно идут. От райисполкома до Администрации Президента: одного не так побрили, второго заставили, наконец, сходить в душ, третьему не позволили привести "друзей", четвертому запретили пользоваться самодельными электроприборами - получилось, что не оказалось возможности приготовить "чефир"...

- Никто не спорит, что это не режимный объект, и все же придерживаться элементарных правил здесь тоже нужно, - замечает заместитель директора. - Они очень хорошо знают свои права, правда, одновременно не понимают, что у человека могут быть и обязанности. Да, кто-то здесь выращивает цветы, добровольно помогает на кухне, по хозяйству, кое-кто даже пытается подрабатывать в городе. И все же это - практически исключение. Большинство реагирует на просьбу что-либо сделать однозначно: "нет здоровья" или "я свое отработал, теперь буду отдыхать". Хотя за жизнь того же трудового стажа не наберется и три-четыре года, зато "стажа" тюремного - десятилетия.

С милицией. Но без решетки

"Стандартные" комнаты, душ, телевизор в холле и, конечно же, никаких решеток. От остального общежития спецотделение отгораживают лишь небольшие двери. Они появились с чисто превентивной целью - чтобы было меньше возможностей ходить "в гости" к обычным престарелым и инвалидам и "одалживать" у них деньги. С другой же стороны, двери на улицу остаются открытыми. Никто не запрещает выходить на территорию общежития или даже в город. Главное - чтобы все вернулись к отбою.

Отличие номер два - отдельное, не в общей столовой, питание и (опять же "для предотвращения инцидентов") отсутствие на столах ножей. А плюс к этому - здесь постоянно дежурит сотрудник милиции. Ведь при всем желании без него - невозможно.

Слава богу, серьезных чрезвычайных происшествий здесь не бывает, как правило, все ограничивается только угрозами. И все же за ними необходимо следить. Тем более что абсолютное большинство сотрудников общежития - женщины, которые, к тому же часто остаются дежурить ночью.

- Раскладка довольно проста, - говорит Иван Белоусов. - В случае отсутствия нарушений режима и нормальном поведении может произойти перевод в обычный интернат, и такие примеры, кстати, тоже были. Однако в случае, если умудрятся "что-то натворить", их ждет хорошо знакомый путь "на зону". Впрочем, даже без "переездов" суть в другом: здесь за ними налажен определенный контроль. И благодаря спецотделению после возвращения из мест лишения свободы они не становятся угрозой для всей своей деревни.

Сергей Гриб. Белыничский район.

Газета "Звязда", 20 октября 2010 года.

Источник: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=67956&idate=2010-10-20