Моя поездка в шведский музей «Скансен» в Стокгольме

Вторник, 26 ноября 2013 г.
Просмотров: 1107
Подписаться на комментарии по RSS

Примерно через год после того, как в Белорусском государственном музее архитектуры и быта в Озерце я узнала, что такое скансен (напомню: это понятие обозначает музеи под открытым небом), мне посчастливилось во время очередного посещения Стокгольма побывать в шведском музее «Скансен», который дал начало этому музейному движению во всем мире.

«Скансен» создал Артур Хазелиус. Мне кажется, что его, как и многих других, при жизни считали чудаком. Ну действительно: выпускник Упсальского университета, специалист по скандинавским языкам, мог бы сделать успешную карьеру: сидел бы где-нибудь в высоком кабинете и «руками водил»... А он пешком странствовал по сельской Швеции, записывал легенды, предания, сценарии праздников, собирал хозяйственную утварь, костюмы, вещи домашнего обихода. И с грустью и душевной болью констатировал, что уходит в небытие традиционный народный уклад жизни, что страна урбанизируется, а часть населения в поисках заработка уезжает из Швеции, уходят в небытие народные традиции, искусство, ремесла, кухня... (Скажите, вам это ничего не напоминает?..)

Хазелиус понимал, что остановить прогресс и стараться, чтобы жители Швеции даже в сельской местности продолжали готовить пищу на открытом огне, делать изо льна волокно и ткать из него полотна, спать на шкурах оленя, — неправильно и невозможно. И тогда он задумал создать музей, не имеющий аналогов, а именно: фольклорный культурно-исторический музей под открытым небом, где перед посетителями предстали бы настоящие жилые и хозяйственные постройки, обставленные мебелью и предметами, которые были в обиходе в определенной местности, населенные людьми, одетыми в одежду той эпохи, в окружении домашних и диких животных, находящихся в естественных природных условиях. И с этой целью в 1891 году был выкуплен участок земли на холме Скансен на острове Юргорден в Стокгольме — с тех пор музей и начинает свою историю.

Как бы я ни пыталась абстрагироваться — впечатления невольно перекликаются с теми, что возникли во время прошлогодней поездки по нашему белорусскому Озерцовскому музею под открытым небом, о котором я рассказывала в прошлый раз.

Первое и главное их отличие: наш «скансен» — какой-то, если можно так сказать, пустоватый, нежилой по сравнению со шведским. Да, стоят дома, сеновалы, сараи, школа, церковь, в них есть хозяйственная утварь, которую можно подержать в руках — если поймете, как она действует. Но при всем том — деревня эта без жителей, и единственный ваш спутник в путешествии — экскурсовод в джинсах и кроссовках, да и то, если вы его предварительно заказали и оплатили экскурсию...

в шведском музее «Скансен»

А в шведском «Скансене» посетителей в каждом из домиков встречает хозяин или хозяйка в национальном одеянии, характерном для этой местности. Как правило, они чем-то заняты: вяжут, ткут, прядут, разводят огонь в очаге, ремонтируют обувь — словом, занимаются хозяйственными делами. Хозяева охотно сфотографируются с посетителями, вежливо и подробно ответят на все ваши вопросы — если, конечно, вы сможете их задать (ох, как не хватает в зарубежных путешествиях знания хотя бы английского языка!). Покажут «мастер-класс», если у кого-то возникнет желание поучиться их ремеслу. И все это без дополнительной оплаты. Хотя справедливости ради надо сказать, что билет в шведский «Скансен» не дешевый — примерно 20 долларов (Швеция вообще достаточно дорогая страна — по крайней мере, по сравнению с доходами белорусских туристов).

Мы были свидетелями, как детишек (по-моему — испанцев) шведская хозяйка учила варить суп. Сначала они пошли на огород (да-да, здесь и огороды посажены, и коровы пасутся на лужайке, и овцы блеют в загоне, и куры топчутся у ног экскурсантов, и пчелы в ульях гудят), нарвали моркови, лука, свеклы, сами вымыли их, нарезали, забросили в горшок, уже кипящий на открытом огне. Не знаю, хватило ли у малышей терпения дождаться своего супа, но с процессом они познакомились. Чудесно было бы, чтобы и в Озерце гостей учили делать мочанку или замешивать хлеб...

дом в «Скансене»

В церкви нас встретил священник — не «бутафорский», а настоящий. Нам рассказали, что эта церковь, которая находится, по сути, в центре Стокгольма, но в абсолютно ни на что не похожем месте, является любимым местом венчания молодоженов.

И все же у шведского и белорусского скансенов много общего. Я все время ловила себя на мысли: как же эти деревенские домики похожи на наши — если не брать во внимание их отличительный красный цвет, который шведы изобрели ради защиты дерева от гниения, сварив вместе ржаную или пшеничную муку, железный купорос, воду и пигмент окиси железа... Эти красные домики с белыми наличники стали символом Швеции, как и белорусские, крытые камышом (иногда — досками или черепицей).

А в домах... самотканые полотенца вот так же когда-то гладила моя мать — качалками. И утюги такие же у нас были — на углях. И холсты те же... И кровати так же застилали белорусские хозяйки — с расшитыми подзорами, отделанными вязаными кружевами, а сверху — самотканый ковер... И тротуары самотканые на полу стелили такие же...

В общем, чем больше бываю в Швеции, тем больше убеждаюсь, что наши народы очень похожи — по менталитету своему, по традициям. Посещение «Скансена» убедило, что еще — и по народным обычаям. Они же даже Купалье празднуют, хотя и называют не так, и это один из главных народных праздников в стране, почти такой же важный, как Рождество.

Позже в «Скансене» был создан еще и «городской квартал», где можно наблюдать, как жили и чем занимались в позапрошлом веке ремесленники: как выдували стекло, печатали книги, принимали и отправляли почту, варили сыры и били масло, пекли булки, делали седла, столярили и слесарили, выделывали кожи — и как жили рабочие, мастерские которых чаще всего находились под одной крышей с жильем. Неплохо жили, скажем прямо... Лучше, чем сельчане. Наверное, этим и объясняется, что во всех странах население со временем стало стремиться из деревни в город: во все времена люди хотели жить лучше.

А больше всего меня поразили в «Скансене» условия содержания скота — домашнего, и особенно — дикого. Как я уже говорила, Артур Хазелиус, задумывая свой музей, изначально определил, что это будут населенные людьми и животными территории. Так оно и есть. Гуси, куры, утки здесь мирно плавают в прудах, разгуливают по травке, белки вообще чуть ли не по головам прыгают. Но ведь есть еще и хищники (волки, рыси, медведи), и крупные животные — зубры, лоси, кабаны, тюлени... Они тоже живут в «Скансене» — в условиях, максимально приближенных к естественным. Скажу честно: мне еще не приходилось видеть таких зоопарков (в Швеции он называется «садом животных»). Дикие животные находятся почти на свободе — и тем не менее посетители могут не беспокоиться за свою безопасность. Созданы все условия, чтобы они могли наблюдать за зверями — и при этом не мешать им. Даже не верится, что за несколько сотен метров отсюда — большой город со своей суматошной жизнью...

В общем, по моему мнению, создатель Скансена Артур Хазелиус — гений, обогнавший время. Сегодня только-только начинают задумываться об интерактивных музеях, где можно было бы стать не просто пассивным зрителем (знакомиться с экспозицией и слушать рассказ экскурсовода), а его непосредственным участником. А он в позапрошлом веке сделал такой музей — причем живой, без всяких компьютерных 3D-технологий, что придает ему особую ценность.

...Если вам доведется побывать в Стокгольме, не минуйте «Скансен». Поверьте, нигде больше вы не сможете лучше узнать Швецию, ее традиции, культуру, обычаи.

Нина Рыбик, 26 ноября 2013 года. Источник: газета «Звязда»,

в переводе: http://zviazda.by/2013/11/23115.html

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)