"Не важно, какой будет курс, важно, чтобы была ясность"

Вторник, 12 апреля 2011 г.
Просмотров: 2747
Подписаться на комментарии по RSS

Опрос представителей экспертного и предпринимательского сообщества Беларуси: что делать с дефицитом валюты и настроениями в обществе 

Виктор Хиневич, генеральный директор ЗАО "Борисовдетспецпродукт", доктор сельскохозяйственных наук, член Совета по развитию предпринимательства:

- Наше предприятие имеет трудности с тем, что мы взяли валютный кредит на большие суммы. И отдельные банки не перестроились и не хотят принимать погашение процентов по кредитам в белорусских рублях. Одни - принимают, а другие - требуют +25%. И нам приходится теперь платить даже не на 10%, а на 25% больше. Вот такая ситуация у нас, у производителей. Мы же не можем сейчас поднять цены на продукцию, поэтому это ложится на нас тяжелым бременем. А, во-вторых, даже в нашем основном продукте - сырки, мороженое - импортная составляющая 30%. Ведь полностью 100% белорусское сделать нельзя: мы используем кофе, какао, закваски для сырков, стабилизаторы для мороженого - это все импортное. Соответственно, еще неделя - и мы будем вынуждены остановиться, так как это напрямую влияет на бизнес. Мы же не можем в рецептуре переделать под белорусские ингредиенты за одну неделю! Вот такая картина.

- А что нужно делать?

- Например, мы сейчас срочно проводим аттестацию своего производства по российскому ISО, чтобы увеличить экспорт продукции на Москву, на Санкт-Петербург. И всем надо этим заниматься. Там твердый рубль, пусть и российский, но твердый.

- Обесценивание рубля сильно ударит по вашему предприятию?

- Для многих из тех, кто не занимается экспортом, это может стать виселицей. А для тех, кто экспортом занимается, не так страшно. Мы, производственные предприятия, сейчас переживаем еще один кризис.

Владимир Корягин, председатель ОО "Минский столичный союз предпринимателей и работодателей":

- Бизнес, скажем прямо, живет сейчас плохо. Все-таки предприниматели надеялись, что обстановка более управляемая. Конечно, панический ажиотаж вокруг продуктов (сахара, масла) быстро пройдет, население затарится, здесь у нас сомнений нет. А что касается затянувшегося решения вопроса о возможности покупки валюты, то это очень большая проблема для предприятий, особенно небольших и средних. Члены нашего союза, средний бизнес более года вели переговоры, чтобы нам поставляли материалы, комплектующие, станки без предоплаты. Белорусскими предпринимателями были установлены доверительные отношения с целым рядом мировых компаний - и в Германии, и в Великобритании, и в Италии. И вот оборудование это пришло, а наши предприниматели сейчас не могут рассчитаться, так как не могут купить валюту. Причем нельзя купить ни по какому курсу, тем более по официальному. Поэтому сегодня пошли уже судебные процессы, иски, конфликтные ситуации с поставщиками, которые наносят удар по сделкам, по репутации компаний и страны. Вот это нас беспокоит больше всего.

Конечно, мы ожидали что и на ул. Советской, и в Национальном банке будут активнее шевелиться: в течение недели можно было обращаться за заимствованиями, можно было составить, как минимум, базу контрактов, которые уже заключены, и оказать помощь предпринимателям в решении этих вопросов. К сожалению, частный бизнес оказался в очередной раз брошен на произвол судьбы.

По-разному ведут себя банки, теперь можно хорошо понять, кто есть кто: какой банк реально дружественный по отношению к предпринимателям-клиентам, а которому все равно. Одни банки стараются помочь, сами выходят, ходатайствуют, предлагают различные решения предпринимательских проблем, а другие банки ограничиваются тем, что валюты нет, - и все. И я полагаю, что после этого многие предприниматели сделают выводы насчет того, кто есть друг и партнер, а кто только работает на коммерческом интересе.

- Ослабление белорусского рубля следует делать?

- Мы два месяца назад обращались с предложением и в Нацбанк, и в правительство с предложением это сделать, мы как будто предчувствовали ситуацию и говорили об этом. Для предпринимателей важна ясность, чтобы было как можно меньше неизвестных. К сожалению, сегодня определенности никакой нет. Мы не можем пользоваться слухами, так как сами видите, как население эти слухи доводит до ажиотажного спроса, до перекоса. Все это подрывает доверие к государству. Поэтому хотелось бы видеть более решительные действия, более профессиональные, а не растерянность и не молчание.

Тем не менее, на наш взгляд экономические министерства и ведомства очень искренне свою работу выполнили (это и Минэкономики, и Минфин, и экономическое управление в самом Совмине) - они не только поставили диагноз, но и знают, что нужно делать. Но теперь вопрос за принятием решения. А оно как горькое лекарство: есть некоторые больные, которые не хотят принимать лекарство, потому что оно горькое, и не задумываются, что потом будет положительный эффект, не будет воспалительных процессов, осложнений. Надо быстрее принимать лекарства и меньше размышлять.

- Не грозит ли нам глобальный дефицит, как было в 90-х? Вернутся ли сахар и масло на полки?

- Я уверен на 100%, что дефицит нам не грозит и все на полках будет. И не рекомендую поддаваться каким-то слухам и паническим настроениям. Самое страшное, что может быть в экономике, когда население начинает паниковать, - это очень деформирует саму экономику.

- Как реагируют на текущую непонятную ситуацию в экономике иностранные инвесторы?

- Мы сейчас работаем в общем таможенном пространстве, поэтому белорусские предприниматели и инвесторы хорошо понимают, что сегодня бизнес может работать и через банки России, может переносить части своих предприятий в другие страны, - это частичное решение вопроса. И, видимо, надо этим каждому предприятию пользоваться - открыть филиал, отделение, вторгаться в то пространство, делать экспорт услуг. Безусловно, инвесторы сейчас очень настороженные. Но к нам сейчас приехала большая делегация из Тайваня, так что жизнь не остановилась полностью - ездим на выставки, на ярмарки. Хотя предпринимателям стало во много раз сложнее жить, осуществлять сделки. Сегодня нужна крайняя осторожность, так как очевидно, что за 1-1,5 месяца ситуация коренным образом не решится. Но у власти еще в арсенале есть очень много инструментов, которыми они могут работать. Поэтому мы ожидаем, что эти действия будут предприняты.

Александр Швец, председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации:

- Если говорить про отрицательное сальдо внешнеторгового баланса, которое влияет на нехватку валюты, то ключевым, с точки зрения БНПА, является промежуточный импорт. Замечу, что не импортные товары народного потребления, а именно промежуточный импорт. Так что нужно еще раз посмотреть на структуру экономики, предприятий и их промежуточный импорт. Мало того, что часто импортная составляющая в продукции играет ключевую роль (более 2/3), но при этом некоторые предприятия еще и позволяют себе быть планово убыточными.

С другой стороны, есть государственные программы с сомнительной продуктивностью. Если бы эти программы принимались с достаточно широким экспертным обсуждением, широкой независимой экспертизой, то, с моей точки зрения, эффективность их только бы выиграла. А у нас эти программы принимаются очень узким кругом, в правительственных структурах сами разрабатывают, сами продвигают, сами защищают, сами принимают их результаты. А на самом деле количество государственных расходов следует пересмотреть.

Хотим мы этого или не хотим, само по себе ослабление рубля этих вопросов не решит, валюта сама по себе не появится, но ослабление сгладит диспропорции на валютном рынке. Ведь за 1,5 месяца участники валютного рынка не могут понять принципы работы на этом рынке - есть курс Нацбанка, по которому никто ничего не продает (существует только 30-процентная обязательная продажа), есть какая-то 10% комиссия, разрешенная Нацбанком. А реальный курс, по которому продают, - 4100-4500. Скорее всего этот курс является экономически необоснованным, так как все эксперты говорят, что курс колеблется от 3600 до 3900. Но из-за панических настроений, из-за отсутствия прогнозирования на валютном рынке закладываются дополнительные риски, и отсюда растет цена и курс. И чем быстрее правительство с Нацбанком планомерно и четко сделают правильные шаги в курсообразовании, тем лучше будет для всех.

- Какова ситуация с импортерами?

- Все импортеры перебиваются той валютой, которую они могут купить на внебиржевом рынке. Эта валюта не покрывает даже на 20-30% их бизнеса. Закрываются только самые актуальные контракты, которые нужно обязательно закрывать перед нашими контрагентами за рубежом. Мне уже говорят мои контрагенты: "Принеси справку, что это форс-мажор". А кто мне даст такую ​​справку? Таким образом ситуация очень плохая. Такое ощущение, что наши коллеги из Нацбанка прячут, как страусы, голову в песок и думают, что оно само рассосется. Но я полагаю, что и у них уже приходит понимание, что это не так. И ситуация плохая на валютном рынке не тем, что ослабление рубля уже фактически произошло, а плохая своей непредсказуемостью и фактически отклонением Нацбанка от этой проблемы.

- Что думаете о перебоях с сахаром и маслом?

- Очевидно, что продукты с импортной составляющей все равно вырастут в цене с последующей поставкой, поэтому люди и покупают на три месяца вперед, чтобы затормозить ослабление своих рублей, перекладывают их в цену продуктов. Я считаю, что наше население достаточно продвинутое, даже пенсионеры. Поэтому это нормальная реакция - псевдоконвертация через приобретение товаров с импортной составляющей. Если бы сразу было проведено ослабление рубля, то все бы планировали так: "Ага, мне проиндексируют пенсию, зачем тогда бежать в магазин". И мы снова возвращаемся к первому вопросу: Нацбанк не может объяснить, что будет завтра, поэтому существует паника. Не надо искать паникеров, эту ситуацию создаем сами. Пусть ситуация и не такая хорошая, но она должна быть прогнозируемая. Как бы мы ни крутились, но без последовательной, прогнозируемой политики не только на валютном рынке, а и в целом в экономике, не будет доверия населения. И благодаря непродуманным шагам, бездействию мы уже допустили паническое настроение, уже много времени потеряно. Ну и самое главное. Валютный рынок - это следствие, промежуточный импорт - это последствие: все-таки нужно правильно выстроить структуру национальной экономики. Надо разбираться с избыточными и малопродуктивными госпрограммами, надо разбираться с малорентабельными и убыточными предприятиями, надо разбираться с поддержкой малого бизнеса через продажу площадей, которые арендуются. Как ни крути - без реструктуризации нашей экономики не обойтись.

Павел Береснев, 12 апреля 2011 года.

Газета "Звязда", оригинал: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=77533&idate=2011-04-12