Белорусские сувениры, народная культура и вещи в этномагазине «Рагна» в Минске

Вторник, 10 июня 2014 г.
Просмотров: 1482
Подписаться на комментарии по RSS

Если не знаете точного адреса, случайно попасть в этномагазин «Рагна», который находится в белорусской столице, не получится. Ибо располагается он в одном из переулков, совсем не в центре. Однако покупатели сюда заглядывают: кто-то — прочитав в интернете, кого-то приводят друзья, а другие — побывав на одном из творческих мероприятий.

этномагазин «Рагна»на карте Минска

Изображение сервиса «Яндекс. Карты»

Чем же может привлечь «Рагна»?.. К потолку подвешены многочисленные соломенные пауки. На стенах висят огромные рождественские звезды, также из соломы. Вот стоит деревянный красный угол, иначе божница, рядом — другие деревянные и глиняные изделия. Есть здесь и скатерти, самодельные свечи, плетенные из лозы, камыша корзины и подносы, украшения, сделанные из соломки и тыквенных семечек. Главный критерий выложенных здесь вещей — все сделано настоящими мастерами, в единичном экземпляре. Конечно же, есть здесь и более мелкие, но также оригинальные сувениры — деревянные магнитики-раскраски для детей, мыло с ароматами белорусских полей и многое другое.

Директор этномагазина Игорь Михно рассказал корреспонденту «Звязды», что, попав сюда можно увидеть (а точнее услышать) еще одно чудо: люди как-то сами собой начинают разговаривать по-белорусски. Видимо, язык, традиции, предметы из сокровищницы народной культуры — все это имеет неразрывную невидимую связь.

директор этномагазина Игорь Михно

— Господин Игорь, как появилась идея открытия этномагазина?

— Все началось с того, что я сам искал интересные подарки за границу и видел, что все довольно стандартное. Сложно было найти что-то оригинальное. Кроме того, я заметил, что на нашем рынке, как и на других, мешанина: этнические товары различного происхождения находятся вместе, отдельно можно выделить разве что восточные сувениры. А мне очень хотелось видеть свое, ведь наша древняя культура чрезвычайно богата.

— Неужели так мало этнических белорусских сувениров на нашем рынке?

— Часто приходится видеть просто профанацию. Например, орнамент используется без знания традиций — его роли, философии, красоты. Я видел, что в одном проекте орнамент наносили на внутреннюю часть воротника (такого быть не могло, ведь это одна из самых грязных частей одежды), а один дизайнер «украсил» орнаментом даже женское белье. В белорусской культуре никогда не присутствовали маты и открытые сексуальные интерпретации — все было скрыто и подано по-особенному. Было понятно, о чем идет речь, однако существовали некоторые табу на определенные способы подачи информации. Так и орнамент, нанесенный искусственно, — это нелогично. Поэтому у нашего предприятия постепенно возник девиз: «Вещи, имеющие смысл». Мы стремимся найти новые формы для проявлений традиционной культуры. Я понял, что нет смысла делать «консервы» и заниматься исключительно реконструкцией костюмов XIX, XX веков — того, что зафиксировано на фото или сохранилось в виде музейных экспонатов. К тому времени культура существовала тысячелетия, и часто неизвестно, в каком виде. Поэтому важно изобрести современную подачу традиционных для Беларуси явлений.

— Кажется, вы довольно глубоко знаете национальную культуру. Это благодаря специальному образованию или ваши родители, бабушки и дедушки передали вам такое понимание исконного?

— Специального образования не имею, но имею интерес. Обычно, если человек интересуется чем-то, то он зачастую добудет в этой сфере больше, чем мог бы кто-то дать. А мне хотелось видеть и знать подлинные вещи и их смысл. Иногда я очень удивлялся, что некоторые современные слова, которые мы сейчас употребляем, имеют совсем другое значение, которое следует из их происхождения. Например, «стимул» означает палку, которой погоняли раба. Интересно, что мы теперь пользуемся ими, не задумываясь, а изначально его смысл был совершенно иным. То же и с культурой: использовать ее проявления надо к месту. Меня с детства интересовали викинги, Север, я много читал о них. И мне, безусловно, стало интересно: а что было у моих предков?.. Уже сейчас вспоминаю, как жила моя бабушка, когда мы приезжали к ней в деревню, как и чем она нас кормила, — и я видел, что она все знает. Причем передавалось это естественным путем, без специальных приспособлений и образования. Поэтому на самом деле ничего искать не нужно: можно просто вспомнить, как делала что-то бабушка. Жизнь по расписанию, здоровое питание — все это было у наших предков. Помню, в 5-6 лет я попал на свадьбу, где бабушки рыдали (сейчас это называется аутентичное пение), я стоял просто потрясенный. Еще очень поразило то, что сестра, старше на несколько лет, подпевала им. Это был едва ли не последний для меня пример аутентичной передачи культуры.

украшения в этномагазине «Рагна»

— Видимо, всего этого народного вам не хватает в современной жизни?

— Мы сейчас говорим «народный», а на самом деле это просто образ жизни наших предков на протяжении тысячелетий. Многие предметы функционально не нужны, так как наступила эпоха информации. Однако хотелось бы, чтобы в сегодняшнем мире накопленный опыт предков выливался в современные «хайтековские» вещи. Пока это только мечты, однако, если они есть в голове, значит, когда-нибудь реализуются. «Народное» — это определенная общепринятая классификация — а на самом деле оно «живое, наше». Если мы не отказываемся от этого в пользу, условно говоря, «Тома и Джерри», то сами являемся его носителями.

— Давайте поговорим о практической стороне вашего дела. Насколько трудно было открыть этномагазин?

— В организационном плане это не трудно. Более сложной была концепция, так как мы продаем не товар, а идею. Хоть помещение располагается не в центре города, к нам часто приходят люди, сюда приводят иностранцев. Многие задают вопросы, некоторым нравится даже просто посмотреть. Концепция магазина должна была созреть в моей голове, а однажды я понял, что пришло время сделать это, так как потом могу потерять что-то важное.

— Насколько я знаю, это дело для вас пока затратное и приходится вкладывать собственные средства, чтобы магазин жил?

— Пока да, магазин мало зарабатывает, поэтому вместе с братьями мы поддерживаем его деятельность. Иногда помогают друзья, другие меценаты. Наш арендодатель считает, что такой магазин должен быть в городе, поэтому также способствует нашему делу. Надеемся, что со временем мы выйдем в ноль и в плюс (улыбается).

— Значит, вы работаете кем-то еще, кроме директора магазина, чтобы зарабатывать деньги?

— Я организовываю экскурсии по интересным историческим и природным местам, сотрудничаю с турфирмой. Везу людей по нестандартным маршрутам — туда, куда обычные автобусы не добираются. А людям часто интересно посмотреть на настоящую жизнь, не пройтись по центральной улице и пойти в главные музеи. Например, в Германии есть остров, а на нем музей природы. Три этажа его находятся под землей. Оказываясь там, попадаешь в огромные песочные часы-лифт, везде слышишь звуки природы. Не каждый может попасть на этот остров — возя людей в такие, скрытые на первый взгляд места, я и получаю прибыль.

белорусские ушные украшения

— Наверное, насмотревшись на иностранные чудеса, вы чувствуете еще большее желание показывать свое, отличительное?

— Честно говоря, у них интересные музеи. А вот что касается магазинов — все подчинено деньгам, клиенту и производителю, которому проще сделать все массово, на конкретном заводе. Вещи из разных городов хотя и имеют разную символику, но фактически одинаковы. Таких магазинов, как наш, в Европе я не видел. Думаю, одна из причин — это то, что не так много мастеров, которые с таким подходом (уникальности каждой вещи) создавали бы свои изделия. А у нас много эксклюзива: если мы что-то реализовали, то, пока мастер не сделает, этого нет.

— Вы не только торгуете, но часто проводите и различные мероприятия. Что они собой представляют?

— На Деды мы шили сумки, а в подарок тем, кто их получал, клали хлеб, испеченный по старинным технологиям. На Рождество мы также создавали сумки и у нас проводились мастер-классы по изготовлению пряников. Мы стремимся, чтобы были вещи из натуральных материалов, максимально функциональные, прикладные, сувенирные, но в то же время стараемся что-то приспосабливать к определенным праздникам, причем изобретаем такие формы, чтобы сохранилась суть. К тому же ищем то, что было бы уместно в городе, потому что мы сейчас все же городская нация.

— Вы имеете хорошую концепцию, идеи. А видите ли уже определенные плоды своего труда?

— Да, я вижу их каждый день. Когда люди приходят, улыбаются — то и ты возвращаешься домой в хорошем настроении. Моя мать говорит: «Хорошо думай — хорошо будет». В плохом настроении ты можешь все нарушить, а в хорошем, наоборот, замечаешь новые возможности — видишь небо, зеленые листья. Я иногда люблю говорить, что тысячи долларов в гробу мне не будут нужны. На том свете, условно говоря, 100 рублей мне хватит. Поэтому тот настрой и смысл, которые несут наши вещи, мне кажется очень важным — это тот результат, к которому действительно стоит стремиться.

Нина Щербачевич, 10 июня 2014 года. Источник: газета «Звязда»,

в переводе: http://zviazda.by/2014/06/42769.html

Оставьте комментарий!

 Пожалуйста, оставляйте ниже комментарии, не требующие ответа юриста. За бесплатными юридическими консультациями в Беларуси обращайтесь на сайт http://pravoby.com/

Комментарий будет опубликован после проверки

Имя и сайт используются только при регистрации

(обязательно)