Путч 1991 года: влияние тех событий на сегодняшнюю жизнь

Пятница, 19 августа 2011 г.
Просмотров: 3236
Подписаться на комментарии по RSS

19 августа 1991 года в 6 часов утра средства массовой информации СССР объявили о введении в стране чрезвычайного положения, о неспособности президента СССР Михаила Горбачева выполнять свои функции "по состоянию здоровья" и о переходе всей полноты власти в руки Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП). Одновременно в Москву были введены войска... Эти дни, которые получили название "Августовского путча", навсегда запомнились всем гражданам СССР - кто интересовался политикой и кто не интересовался - хотя бы тем же балетом "Лебединое озеро", который транслировался по телевидению между экстренными выпусками новостей.

Но с тех пор прошло 20 лет. Как повлияли эти события на судьбу каждого и страны в целом? Я, например, был тогда только 5-летним мальчиком, но даже в моей детской памяти отразились эти события: мы тогда с мамой отдыхали в Болгарии, и я помню, как взрослые собирались в большом холле санатория и с тревогой всматривались в экран - что там происходит на родине? Война? Переворот?.. Я тоже проникся общей тревогой и даже минут 5 смотрел в телевизор. Но, ничего не поняв, быстро потерял интерес к путчу. Что поделаешь, совсем еще мал был... Сегодня "Звязда" провела небольшой опрос и спросила, как можно оценивать влияние событий августа 1991 года на сегодняшнюю жизнь:

Игорь КОТЛЯРОВ, директор Института социологии НАН Беларуси, доктор социологических наук, профессор:

- Перестройка привела к совершенно новому мышлению в советском обществе. Наше исследование показывает, что сегодня подавляющее большинство людей не поддерживает перестройку. Ведь результаты ее, как правило, для очень многих людей были негативными. Если говорить о тех аспектах, которые привели к формированию такого мнения, то их можно выделить несколько. Начнем с того, что после объявления Михаилом Сергеевичем перестройки через некоторое время начался экономический кризис, который существенно повлиял на жизнь всего советского народа. Во-вторых, благодаря именно перестройке во всем Советском Союзе появилось такое явление, как сепаратизм, о котором никто практически до этого не знал. К счастью, БССР, а затем Республика Беларусь избежала этого - ни одна капля крови в Беларуси не пролилась в межнациональных и межконфессиональных конфликтах. В-третьих, резко ухудшился качественный состав и партийных, и государственных руководителей. За время перестройки к правлению государством, отдельными сферами общественной жизни, народного хозяйства вместо профессионалов пришли любители. Даже не полупрофессионалы, а настоящие любители, которые подтолкнули страну к этому экономическому кризису. В-четвертых, тогда достаточно четко проявились интересы различных мафиозных групп, региональных кланов, которые хотели получить себе частичку общенародного богатства... Люди сначала воспринимали перестройку очень дружелюбно, но потом оказалось, что это не так хорошо. Народные недовольства вылились в результаты референдума в 1991 году. Но процессы уже зашли так далеко, что отдельным политическим силам невозможно было остановиться. Как результат - вот этот путч, который был подготовлен определенными политическими силами, определенными лидерами. И я еще раз подчеркну, что в этой ситуации путч оказался переломным моментом, Рубиконом в жизни огромного количества жителей нашей великой советской страны. Причем в Беларуси нам удалось избежать многих негативных последствий: по крайней мере, у нас не произошло то, что произошло в Нагорном Карабахе и других местах. Менталитет у белорусского народа таков, что мы не позволили в нашей стране допустить этих проявлений...

- Каковы были настроения в то время?

- Я тогда возглавлял большую социологическую структуру, единственную, которая в Беларуси занималась социологией политики, и мы провели исследование настроений в Беларуси незадолго до путча: во всяком случае, никаких сепаратистских настроений в стране не было. Большая масса населения была в растерянности. Люди никак не могли подумать, что такое может произойти. Кстати, интересный момент: в советские времена, чтобы быть директором завода, ректором института, начальником цеха и так далее необходимо было обязательно быть членом КПСС. И поэтому в партию пошли все карьеристы, которые затем рвали партийные билеты и сжигали их на площади. Но интересно, что 19 августа они стали звонить в партийные органы и спрашивать, когда заплатить те членские взносы, которые они не платили за последнее время... Но еще раз подчеркну, что Беларусь была толерантной республикой, может, поэтому у нас и не было тех кровавых событий, которые были в целом ряде других республик бывшего Советского Союза.

Владимир Карягин, председатель Минского столичного союза предпринимателей и нанимателей:

- Я очень хорошо помню эти события. 18 августа я приехал из долгосрочной стажировки в США и был в составе инициаторов созыва внеочередной сессии Мингорсовета. Депутаты Минского горсовета уже 20 числа выразили свое неприятие путча: более 100 из них, заслушав доклады представителей силовых структур (МВД, КГБ), однозначно для себя приняли решение не поддерживать идею путча и заявили об этом публично, как и Гомельский городской совет депутатов. Дальнейшие события и жизнь подсказали правильность нашей позиции. Но это дало толчок и суверенитету Республики Беларусь, созданию нашего национального государства.

- Все следили за событиями в Москве?

- В день начала ГКЧП я прилетел в Москву, побывал возле Белого дома, увидел колонны танков и однозначно принял решение, что путч никак поддерживать нельзя, для меня это было четко и конкретно.

- Страшно не было? Все-таки не каждый день танки в городе бывают...

- Нет, не было. Было противно, что кто-то пытается сломать конструктивную линию, которая наметилась, на реорганизацию СССР, Построение рыночной экономики, демократической системы. Все таки я не был в стороне от тогдашних процессов: знал о Новоогаревском процессе, был в курсе попыток горбачевской администрации реформировать страну, участвовал во многих дискуссиях по поводу поиска методов решения этих проблем, знал о возможных позитивных сценариях решения проблем. И такая попытка силовым методом все остановить, безусловно, вызвала у меня яркую неприязнь.

Павел БЕРЕСНЕВ, 19 августа 2011 года.

Газета "Звязда", оригинал на белорусском языке: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=84564