Европа не спешит беременеть. Беларусь шагает тем же путем?

Суббота, 9 июля 2011 г.
Просмотров: 2510
Подписаться на комментарии по RSS

Люди живут все дольше и имеют все меньше детей. Самым ярким примером в этом смысле является восточная страна - Япония. Однако и на Западе тенденция также все более ярко прослеживается. Это ни хорошо, ни катастрофично - просто тенденция наших дней. О кризисе деторождения в Европе писали еще сто лет назад, однако последняя не вымерла. Правда, благодаря не детям, а за счет активной миграции населения из менее обустроенных, в том числе бывших советских стран. Серьезная миграция Беларуси пока не грозит, а вот снижение деторождения, безусловно, "процветает". Что же происходит? Неужели ценность детей отступила для современной молодежи на самый дальний план, или, наоборот, дети стали такими "ценными", что их просто невозможно себе позволить? Истина где-то посередине.

Сейчас в нашей стране идет оценка экономической эффективности всей системы социальных пособий, в том числе "детских" - все-таки надо четко определиться, насколько эффективны предлагаемые социальные меры в деле укрепления семьи, увеличения рождаемости и т.д. Определенные соображения по этой теме, безусловно, уже есть. Известна, например, любопытная цифра: прирост родившихся в 1981-83 годах на 53 процента был обусловлен действием мер социальной политики. Именно в то время была увеличена единовременное пособие на рождение ребенка, продлен частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком, появились дополнительный отпуск без сохранения заработной платы, бесплатное детское питание для детей до 2 лет, льготы на получение жилья и доступ к дефицитным товарам детского ассортимента для многодетных семей. Эти меры способствовали тому, что на рождение детей решились те, кто пока откладывал. Так, если среди 20-24-летних рождаемость выросла в вышеназванный период на 4 процента, то среди 25-29-летних - на 10, а среди 35-39-летних - на 12. Однако рост рождаемости в начале 80-х был обусловлен и демографическим фактором: в детородный период вступили многочисленные рожденные в конце 50-х...

Безусловно, одно дело - рождение первенца, и другое - последующих детей. На рождение первых детей влияет, главным образом, психологический аспект, реализация себя в детях. А вот рождение второго должны сопровождать стабильный доход, наличие жилья или доступность кредитов на его строительство или приобретение. На первое место выходит именно социальная политика. В нашей стране последней уделяется чрезвычайное внимание, и вопрос увязки размера пособия по уходу за ребенком до 3 лет со средней заработной платой все еще не снимается с повестки дня. Ведется и разговор о том, чтобы привязать рост единовременного пособия, других социальных льгот к рождению именно второго ребенка.

Однако что есть сегодня белорусская семья? Как правило, это мама, папа и один "Я". Создается отечественная семья в более позднее время, чем, скажем, в 70-е - где-то после 24 лет. Примерно каждая вторая распадается (в конце 90-х распадалось до 70 процентов браков!). Серьёзное распространение получили так называемые гражданские союзы. Довольно значительное число детей - 22 процента - рождается вне зарегистрированных отношений. Причем это происходит как среди молодых женщин в возрасте до 25 лет (недостаточно информированных о контрацепции), так и среди 35-39 летних, которым просто не попался "достойный партнер". Наконец, есть у нас и "трудная" прослойка семей. Не все многодетные семьи - неустроенны, однако среди неустроенных достаточно много многодетных. Проблема в том, что рождение детей в таких случаях становится способом получить детские деньги. Это для обустроенных родителей речь идет о "скромных" суммах, а для родителей неустроенных, которые не имеют, пожалуй, никакого образования-квалификации, это как раз та сумма, которую они могли бы заработать.

28-летняя минчанка Татьяна К. замужем, строит квартиру. И рождение ребенка пока в ее планы не входит: "Наверное, я собираюсь когда-нибудь родить... Однако пока плачу кредит, а значит, много работаю... Нам с мужем важно, чтобы мы сами могли обеспечить всем необходимым своего ребенка. Безусловно, было бы хорошо, если бы социальные выплаты на детей были большими и давали возможность "бескровно" оторваться от работы. Однако пока последнее, о чем я буду думать во время планирования беременности, так это о размере пособий на ребенка. Пока они не такие как заработок, для меня этот момент будет непринципиален". По сути, совершенно европейский подход.

По словам управляющего редактора Венского ежегодника научных исследований в области народонаселения (Венский институт демографии Австрийской академии наук) Томаша СОБОТКИ, трансформация семьи и плодовитости связана не только с экономическим статусом населения, но и с новыми культурными ценностями. По его словам, европейские социологи видят здесь несколько важных моментов. Во-первых, за сто последних лет у людей изменилась мотивация к тому, чтобы иметь детей, в какой-то степени это стало частью самореализации. Во-вторых, родилось "рефлексивное партнерство", когда двое собираются не столько для того, чтобы "обрастать" детьми, сколько для достижения каких-то новых высот. Одновременно полностью доступными являются аборт и, что более принципиально, - контрацепция. Иными словами, брак, сексуальная жизнь и дети "разошлись" по разным группам. Наконец, женщины все более активно начали повышать уровень своего образования, включаться в рабочий процесс.

Сейчас расторжение брака считается лучшим, чем "плохой брак". Сожительство без брака - нормальное дело, а рождение детей возможно и вне зарегистрированных отношений. Большое распространение получила практика одиночного проживания или проживания отдельно от партнера. Нормой считается и появление ребенка на более позднем этапе жизни. В некоторых регионах Европы общество принимает добровольный отказ от рождения детей и толерантно относиться к гомосексуальным парам.

- Практика показывает, что вне брака живут, как правило, менее образованные люди, - уточняет Томаш Соботка. - Вместе с тем, сейчас, в принципе, приемлемым считается совместное, в течение 3-4 лет проживание до брака... С начала 90-х до начала 2000-х существенно выросло количество людей, причем во всех возрастных категориях, которые не считают, что женщине для самореализации обязательно нужны дети... Все это, правда, не означает, что семья столкнулась с кризисом и "быстро изживет себя". Опросы показывают, что большинство молодых европейцев ценят брак и планируют обзавестись семьей. Другое дело, сейчас это делают в более позднем возрасте, что обусловлено хотя бы тем, что многие продолжают обучение до 26-27 лет. К моменту планирования рождения первого ребенка молодые европейцы хотят иметь жилье, стабильный доход и стабильное партнерство. Известно также, что чем позже женщина решается на рождение первенца, тем меньшими будут ее потери в карьерном росте и доходах. По этой причине первый ребенок в большинстве европейских стран рождается после 29 лет...

Демографы утверждают, что в деле "заведения" ребенка на первый план выходят три вещи: время, деньги и инфраструктура (ясли, детские сады). В разных странах существуют различные политические курсы, направленные на создание условий для рождения детей. Правда, большинство этих мер реализуется без получения какого-то запланированного эффекта в области рождаемости. Тем не менее, решения, способные оказать хотя бы какое-то влияние на рождаемость, существуют: например, стоимость и качество образования для ребенка, доступность услуг искусственного оплодотворения для бесплодных пар, определенная политика занятости, льготы для одиноких родителей, система сексуального образования. В области демографии разные страны прибегают к различным методам. В США и Великобритании внимание вообще уделяется только самым уязвимым категориям - проводится политика снижения бедности среди самых бедных. А вот в Швеции любой из родителей, который ухаживает за ребенком, получает 80 процентов зарплаты до 2,5-летнего возраста ребенка. Плюс очень хорошая инфраструктура - ясли-садики - стимулируют как можно более ранний выход родителей на работу.

В той же Франции, Швеции государственные расходы на семейную помощь составляют от 3 до 3,5 процента ВВП. В США - только 1 процент. А коэффициент рождаемости и там, и там - достаточно высокий. В Беларуси на такие нужды расходуется 3 процента ВВП (хотя, разумеется, это не те же 3 процента, что в Швеции), и коэффициент рождаемости у нас все еще очень низок.

С научной точки зрения, не существует четких, доказанных мер, которые могли бы действительно быть эффективными в деле "стимулирования" к деторождению. Все-таки это сфера индивидуальных прав и свободы выбора...

В 2010 году число родившихся в нашей стране детей по сравнению с 2009 годом сократилось на 1140. Рождаемость вновь начала снижаться по причине малочисленных поколений 80-х и 90-х. Длительное и интенсивное снижение рождаемости в 90-е годы обещает снижение рождаемости и в ближайшие двадцать лет.

- Интенсивность снижения рождаемости в Беларуси будет зависеть от того, насколько удастся сохранить меры социальной политики от обесценивания под влиянием мирового финансово-экономического кризиса, - считает директор Научно-исследовательского института труда Министерства труда и социальной защиты Беларуси Светлана Шевченко. - От эффективности мер Национальной программы демографической безопасности будет зависеть глубина снижения рождаемости в ближайшие двадцать лет. По прогнозам, численность населения Беларуси может составить в 2030 году менее 9 млн. человек.

Светлана БОРИСЕНКО, 9 июля 2011 года.

Газета "Звязда", оригинал на белорусском языке: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=82535&idate=2011-07-09