Земные особенности судьбы космонавта Петра Климука

Четверг, 19 июля 2007 г.
Просмотров: 3761
Подписаться на комментарии по RSS

В свое время мне посчастливилось встретиться с первым белорусским летчиком-космонавтом Петром Климуком. В ходе встречи Петр Ильич не только интересно рассказывал о своих впечатлениях от полетов, но и рассуждал о земной жизни. Мне показалось, что было бы уместно вспомнить то интервью, тем более сейчас, когда нашему знаменитому земляку исполнилось 65 лет.

- Петр Ильич, что подвигло вас принять решение стать космонавтом?

- В Центр подготовки космонавтов я попал в 1964 году. Первый спутник Земли пробудил у людей космическую мечту, а полет Юрия Гагарина сделал ее реальностью. Мне, летчику, не "заразиться" стремлением к такому полету было просто невозможно.

Что меня влекло к космосу? Желание познать неизвестное, освоить новую технику. В какой мере это оправдалось? В самой полной, которая только доступна воображению. Признаюсь, что сначала о работе в космосе я не знал ничего. Хотя к полету готовились очень долго. Только тогда, когда понял, что выполнить эксперимент, отработанный на Земле до автоматизма, в невесомости становится в десятки раз тяжелее, я почувствовал, что попал на работу, и довольно тяжелую. Только в третьем полете мне стало несколько легче: иногда возникало ощущение интересного, но привычного дела. Но не перестаешь "летать" и после полетов. Они - всегда в мыслях, во сне и наяву. Иногда ловлю себя на том, что представляю себя снова в космосе, пытаюсь что-то уже сделанное сделать иначе. Вот, пожалуй, то, о чем я не задумывался перед полетами и что больше всего мне нравится в нынешней моей работе.

- Чувствовали ли вы страх перед полетами?

- Отвечу так. Когда впервые делаешь шаг в бездну, прыгая с парашютом, каким бы смельчаком ни был, невольно замираешь от страха. Хотя знаешь, что парашют раскроется, что есть запасной, но все равно боишься. Это естественная реакция. Однако с каждым разом страх постепенно исчезает. Так же и с космосом.

- Что вас больше всего поразило или удивило во время полетов?

- Если говорить о самом необычном, самом впечатляющем в космосе, то это буря в тропиках. Когда я увидел ее, то буквально упал в обморок. Огромное пространство Земли - вся в зигзагах огня, зарницах, непрерывных вспышках света. Иногда и сейчас они возникают перед глазами. Запомнилось также северное сияние. Грандиозно и красиво.

- Как вам кажется, сегодняшняя молодежь так же интересуется освоением космоса, как и молодежь 70-ых?

- Молодежь все так же увлекается космосом. Правда, сейчас подростки в школьных сочинениях редко пишут, что хотели бы летать, все стремятся в бизнесмены. Но модные веяния не обесценили летные специальности. И теперь, чтобы учиться на космонавта, надо выдержать серьезный конкурс: примерно 600 человек на 10 мест. Требуется высшее образование, высокий интеллект. Медкомиссия у нас серьезная. Бывали случаи, когда летающих пилотов не то что в космонавты не брали, а вообще списывали на землю, потому что у них находили такие скрытые заболевания, каких обычные армейские врачи не обнаруживали. Считаю, что быть космонавтом - престижно. Сейчас 43 страны имеют на орбите свои космические аппараты. В России их около 100, в США - более 400, у японцев - 30. Свои спутники есть даже у Таиланда. Заниматься космосом – это значит обладать самыми передовыми технологиями. Мобильная связь, спутниковое телевидение, радио, навигация, метеорология, картография... Если у страны нет выхода в космос, она остается на обочине прогресса и вынуждена за огромные деньги покупать "космическую" информацию у других.

- Беларусь также старается "прописаться" в космическом пространстве... Вы имеете непосредственное отношение к этому событию, поскольку курируете проект создания белорусского спутника.

- Да, по заказу Национальной академии наук Беларуси разрабатывается космический аппарат. Он будет более совершенным, чем "БелКА", и использоваться будет для проведения геодезических, картографических и метеорологических работ. Так что Беларусь обязательно пополнит число космических держав. Это только - вопрос времени.

- Скучали ли в космосе по "земной" жизни?

- А как же? Она мне даже снилась. В полете обычно снилось то, о чем думал днем. Иногда появлялось что-то неожиданное. Однажды мне так сильно захотелось вишни, что ночью приснилось, что лезу на вишневое дерево и горстями срываю ягоды. Скучал по родным, по друзьям. А теперь - по космосу, по его необъятным просторам.

- Вы родились в Беларуси, сейчас живете в Москве. По родине скучаете?

- Очень. Стараюсь ежегодно приезжать в свою родную деревушку Комаровку. А так в Беларуси, а тем более в Минске, по делам удается бывать часто. Часто вспоминаю детство. Я - дитя войны, родился в 1942 году. Всей семьей (мать и две сестры) укрывались в окопах и блиндажах. Отец погиб на фронте в 44-м... Потом были голодные послевоенные годы. Но ничего - выжили! Картошка в Беларуси всегда хорошо росла. Помогал огород - были помидоры, огурцы и капуста. С тех пор я в жизни своей ничего вкуснее этих продуктов не ел.

- Какими принципами руководствуетесь в работе и в жизни?

- Они не сложные. Надо работать честно, все новое осваивать постепенно. Стремиться к тем, кто умнее и талантливее, - общаясь с такими людьми, многому можно научиться. Уметь работать в команде, прислушиваться к советам, помогать другим. Если придерживаться этих простых правил, то все обязательно получится.

Екатерина Немогай, 19 июля 2007 года.

Еженедельник «Голас Радзімы», оригинал на белорусском языке: http://www.golas.by/index.php?subaction=showfull&id=1184774141&archive=1185455330