Группа Open Space: «Мы чужие песни играем как свои»

Четверг, 18 августа 2016 г.
Просмотров: 72
Подписаться на комментарии по RSS

Тот факт, что группа, которая не так давно отпраздновала 10-летие, издала два полноформатных альбома, имеет собственную публику, вдруг изменила концепцию творчества и вместо собственных композиций начала исполнять... кавер-версии мировых хитов, может показаться странным. Но так действительно бывает. На определенный период времени достаточно известная команда Open Space отказалась от написания новых песен и концертные клубные площадки сменила на сцены в пабах и ресторанах. О том, почему ребята решились на такой достаточно рискованный шаг и какой сами музыканты видят свою группу в будущем, в беседе с нашим корреспондентом рассуждают вокалист Виталий Матиевский и гитарист Артем Буракин.

музыканты группы Open Space

– Юбилей — возможность, оглянувшись на прожитые годы, подвести определенные итоги...

Виталий: — Это были действительно отличные 10 лет. Годы опыта, больших впечатлений, взлетов и падений. Они прошли не зря: мы записали два альбома, делали клипы — все, как делают нормальные группы. У нас оптимистичные планы, группа, как и раньше, репетирует трижды в неделю.

– Сейчас вы в основном выступаете как кавер-бэнд, что достаточно необычно для команды, уже имеющей свои песни...

Виталий: — Это тоже этап. Я действительно сначала немного волновался по поводу перехода от исполнения авторских композиций к каверам, но потом посмотрел на дело с другой стороны и понял, что это прекрасный сценический опыт. Если раньше выступали несколько раз в месяц, то сейчас имеем намного больше выступлений. Мы значительно выросли. Для меня это время — творческий отпуск, нам нужно было сделать паузу, чтобы понять, в каком направлении группе развиваться дальше. Кавер — очень полезная вещь: когда существуешь в одних и тех же условиях, начинаешь создавать однотипный материал. А играя каверы, смотришь на различные аранжировки, изучаешь новые решения в вокальной подаче, анализируешь, почему песня стала хитом. Для музыканта это очень важно. И сегодня я понимаю, что если бы мы сейчас начинали, то года два следовало бы сначала поиграть каверы и только потом заняться собственным творчеством. Эффект был бы сильнее.

вокалист Виталий Матиевский и гитарист Артем Буракин

Артем: — Для того, чтобы создавать новый материал, мне нужно окунуться в какую-то другую стилистику, поиграть песни других исполнителей, из которых я черпаю новые подходы для написания собственных партий. Для нового материала нужны новые идеи и их новые комбинации. Поэтому я считаю, что периодически играть каверы — полезно. Мы подсчитали, что за год у группы было около сотни выступлений. Ни одна из команд, играющих в клубах, не может похвастаться таким количеством концертов. Этот опыт помогает писать песни по-другому, мы видим, на что реагирует публика, как партии сделать лучше технически выполнимыми. Мы и как группа очень сильно сдружились друг с другом. Ведь встречаемся буквально каждый день!

Виталий: — Кавер действительно дает достаточно широкое поле для творчества. Мы не просто повторяем песни нота в ноту, это целый процесс, чтобы каждую композицию представить в нашем стиле. Возможно, следует быть более бдительными, чтобы не заиграться.

– Во время выступлений в ресторанах и пабах вас узнают как Open Space и просят ли сыграть собственные песни?

Виталий: — Бывает, что удивляются, мол, что вы тут делаете, вы же Open Space! Это приятно. И время от времени обращаются с просьбой, чтобы мы исполняли и свои песни. Случается также, что к нашему собственному творчеству зрители приходят уже после знакомства как с кавер-бэндом, начинают нас гуглить и находят ссылки на наши альбомы и песни.

– Вы сказали, что следует быть внимательными, чтобы не «заиграться» ...

Виталий: — Сегодня я дополнительно, кроме вокала, занимаюсь звукоинженерией, мне стало интересно делать сведение, мастеринг. У нас в «долгом ящике» лежали песни, которые записали, но так и не издали, и могу точно сказать, что эти композиции скоро превратятся в синглы. Также мне интересно в качестве эксперимента выпустить то, что сделал сам. Генератор идей во мне не умер, от нас стоит ждать сюрпризов.

– А какой будет группа в будущем, когда «период каверов» закончится?

Виталий: — Кто знает. Изначально мы делали песни на английском языке, это у нас красиво получалось. Но проект не мог быть коммерчески успешным: конкуренция на музыкальном англоязычном рынке очень велика. Потом решили петь по-русски или по-белорусски. Сделали очень красивую песню «Это непросто» на белорусском языке, а в основном перешли на русский. Тогда пошла волна возмущения, говорили, что наша музыка по формату европейская, да и песни звучат красиво по-английски. Мы запутались. Что будет дальше? Если вдруг мой авторский проект, который сейчас существует как экспериментальный, получится, я с удовольствием и всю группу к нему присоединю. Это будет уже новый этап.

– Если говорить о кавер-сцене, то это тоже своя атмосфера, свой контекст. Как себя чувствуете по сравнению с другими группами?

Артем: — В этой сфере мы вышли на хороший уровень, а в прошлом году даже выиграли конкурс Cover King. Мы успешны, потому что играем чужие песни как свои, вкладываемся в это, играем как группа, а не как музыканты, которые с грустным видом просто отрабатывают гонорар. Мы периодически играем свой материал, и я замечаю, что подача наших песен стала совсем другой, потому что очень много концертируем. И энергетика стала совсем другой. Кстати, вокал Виталика тоже сильно изменился, если сравнить со звучанием группы несколько лет назад. Мы даже в шутку называем тот вокал «ранний Матиевский».

Виталий: — Да, нам часто зрители говорят, что видно то удовольствие, которое мы получаем, играя на сцене вместе как группа. У нас действительно есть публика, которая приходит на выступления, чтобы послушать именно нас. Слушателям интересно наблюдать, какой была группа раньше и какой стала сейчас. Мы более раскрепощенные, уверенные, потому что много работаем. У группы все хорошо, готовим новые треки, команде можно только позавидовать.

— Музыкальный контекст страны, условия для существования музыканта в то время, когда вы начинали, и сегодня, что изменилось?

Виталий: — Мне кажется, что раньше было больше групп и репетиционных точек было больше, и они были востребованы. Сейчас люди стали более скептически относиться к творчеству, сомневаются, стоит ли даже начинать играть в группе. Отечественная эстрада и андеграунд существуют как бы в разных измерениях. Во времена раннего Open Space музыку слушали альбомами, а сейчас слушают треками. Сегодня я более объективно воспринимаю музыкальную действительность, чем 10 лет назад. Нет тех «розовых очков», мыслей, что можно однажды выпустить альбом и проснуться знаменитым. Понимаю, что следует делать качественный и актуальный музыкальный продукт, который имеет шанс быть услышанным не только публикой, но и людьми, которые захотят заниматься его продвижением, рекламой на серьезном уровне.

группа Open Space на сцене

Артем: — Места в музыкальном шоу-бизнесе раньше было больше из-за того, что уровень информационных технологий был ниже, композиций было меньше. Сейчас только ленивый не пишет музыку. Разучивать мелодии и играть для себя дома стало проще, в интернете много учебных видеороликов, но собраться вместе с друзьями и начать репетировать сегодня сложнее, раньше было больше желающих. Рынок песен переполнен. Чтобы тебя заметили, нужно быть не просто ярким, а очень ярким. Многое зависит также и от рекламы. Нам же важно состояться и как музыкантам: я играю в группе, мое мастерство востребовано, и я доволен.

Марина Весялуха, 18 августа 2016 года. Источник: газета «Звязда», в переводе: http://www.zviazda.by/be/news/20160817/1471464035-open-space-my-chuzhyya-pesni-graem-yak-svae