Прожить старость или пропить, или Угроза пенсионному фонду

Суббота, 6 августа 2011 г.
Просмотров: 3187
Подписаться на комментарии по RSS

Каждое лето бываю в родном селе, откуда уехала после окончания школы в 17 лет, и наблюдаю характерный порок XXI века - процесс спивания пенсионеров. О проблеме пьянства говорится и пишется много. Все знают, что мы вместе со многими странами давно переступили границу употребления алкоголя на душу населения, за которой бывают очень серьезные последствия. Но никто точно не знает, как победить или хотя бы уменьшить масштабы зла. И если в контексте разговора о молодых во внимание берется социальная неустроенность, трудности в поиске хорошей работы, то в нашем случае все совсем иначе. 

Речь идет о людях, которые кое-как работали на колхозно-совхозном производстве, растили детей, вели определенное подсобное хозяйство, а свой заслуженный отпуск полностью посвятили бутылке. По приблизительным подсчетам, от 70 до 80% пенсии эти люди пускают на алкоголь. В отличие от городских пенсионеров, им не надо ежемесячно платить за жилье и коммунальные удобства. А корзину картофеля всегда можно добыть, если не в своем запущенном огороде, то на колхозном поле, либо соседи помогут. Рубашку такие люди носят, пока сама с плеч не упадет. Трудно осознать, но таким образом они умудряются жить долгие годы. И похоже на то, что не испытывают какого-либо внутреннего дискомфорта.

Характерный пример - один из обитателей нашей улицы. Дядьке давно за семьдесят, но физическая сила сохранилась в теле. По крайней мере, ее хватает, чтобы каждый день заехать на велосипеде в магазин в двух километрах, помочь кому-нибудь по хозяйству за вознаграждение выпивкой. Про свое хозяйство он особенно не думает. Дом зарос бурьяном по окна. Все жены, а их было за жизнь немало, оставляли его из-за жесткого и агрессивного характера. Из живых душ во дворе, кроме хозяина, остались кот и собака. Так свой агрессивный нрав пенсионер часто вымещает на собаке, бьет бедное животное, по словам соседки, за то, что она хочет есть. Коту горе-хозяина живется легче хотя бы потому, что он не привязан. Так, в начале июля соседка, тетя Маня, поймала несчастного кота за поеданием ранних огурцов в собственном огороде. Сначала бабушка гоняла котяру, устраивала засады, а потом рукой махнула: что будешь делать? Как сыронизировал на этот счет еще один сосед: "Вот у В...го кота жизнь: дома вина выпьет, идет к Мане, огурцом закусывает". Действительно, до этого случая вся улица не догадывалась, что коты едят огурцы. Но, как говорит народная мудрость, с голоду черт мухи ел. А в доме хозяина, кроме вина, трудно найти что-нибудь еще. 

Однажды пришлось наблюдать за его отовариванием в магазине после получения пенсии: три бутылки плодово-ягодного напитка, блок дешевых сигарет, буханка хлеба и кусочек - граммов двести - вареной колбасы. Так это "джентльменский набор" пенсионера при деньгах, а когда запасы наличных убывают, берется больше "чернила". У названного пенсионера есть и более молодые товарищи, которые с утра любят тусоваться возле магазина. Например, гражданские муж и жена, которые год назад вышли на пенсию. У них также нет ни курицы на дворе, ни толкового огорода, а ежедневные заботы сводятся к приготовлению кое-какой еды и добыванию выпивки. Именно вслед этой веселой компании, которая направлялась с сумкой "чернила" в тень берез за магазином, сказала здешняя девушка с коляской, видимо, чья-то приезжая невестка: "Только напрасно проедают пенсионный фонд страны". 

Довольно резко сказано, но по сути правильно. С одной стороны, образ жизни, который выбирает человек, является его личным делом. Ведь он пьет за свои деньги, ограничивает себя в еде, нормальной одежде, других обычных ежедневных потребностях по своей воле и в рамках собственной личности. Но таких людей прибывает, а значит, зараза распространяется. К антисоциальному образу жизни присоединяются другие, глядя на предыдущих. И в целом ухудшается общая атмосфера деревни, которая издревле держалась на трудолюбии, здоровом подходе к жизни.

И все, что приведено выше, выглядит как полбеды сегодняшнего дня. Ведь эти люди особой угрозы окружающим собой не представляют. Никакого криминала за ними пока не замечено. Но в ежедневных милицейских сводках все больше можно встретить сообщений о правонарушениях, преступлениях, даже убийствах, совершенных пьяными пенсионерами. Все это представляется звеньями одной цепочки: напился и пошел выяснять отношения. Вот один из последних примеров. На этой неделе пенсионер одной из деревень Каменецкого района поссорился с односельчанкой и разбил ей голову мотыгой.

Небезобидной выглядит и еще одна, так сказать, социальная группа пенсионеров. Тех, кого за соответствующий образ жизни выгоняют из дома городские жены, и они, никому больше не нужные, возвращаются к своим престарелым матерям. В деревнях бывшие сельчане не рвутся косить, полоть, досматривать скот. Они пропивают свои пенсии и выбивают деньги на пьянку из своих несчастных матерей. Характерная в этом смысле история произошла в апреле в Ляховичском районе. Правильнее сказать, история тянулась долго, а закончилась она преступлением в апреле.

Пенсионер с неоконченным высшим образованием, человек, отработавший много лет на городском производстве, вернулся по указанным выше причинам к матери. Женщину 1924 года рождения собственный сын постоянно бил, требуя деньги. Но, как позже рассказали соседи работникам прокуратуры, она не говорила об этом даже участковому, потому что ей было стыдно за сына. Тот же стыда не чувствовал и так избил 24 апреля мать, что она от побоев умерла. Судмедэксперты не нашли в бедной старушке ни одного целого ребра... 

Комментируя этот дикий случай, помощник прокурора Брестской области Ольга Дмитрук заметила, что тенденция спивания деревенских пенсионеров имеет очень тревожный характер. Дошло до того, что в деревнях пьют не только деды. Случается, что бабушки, которые давно или недавно стали вдовами, также образуют устойчивые "кружки". Закупают спиртное и за рюмкой проводят время. Не так давно во многих газетах промелькнула информация, как нелепо погибла 80-летняя пенсионерка в Ивацевичском районе: бабушка зацепилась сарафаном за пробой в дверях и повесилась на нем. Так вот, оказалось, что пожилая женщина была в дым пьяная. Дочери, которые враз прилетели из соседних деревень, чуть не поубивали более молодых товарок матери по пьяному кружку, да было, очевидно, поздно.

В разговорах на эту тему не раз приходилось слышать мнение, что запили дедушки и бабушки от безысходности. Все равно маленькой пенсии ни на что другое не хватит. Я думаю, дело в другом. У кого есть внутренний стержень, тот и с маленькой пенсией находит способ жить достойно. А вот у кого его нет, поэтому и этой пенсии слишком много, так как хватает ее на еду, чтобы поддерживать свое существование, да на дешевую выпивку, которой в магазинах - завались. Отошло поколение, которое олицетворял собой фронтовик, односельчанин моей бабушки Артем Кременевский. Он говорил, что достаточно иметь в день стакан воды и кусок хлеба, но жить под мирным небом. И у более молодого поколения, которое если и пережило войну, то в бессознательном детстве, которое не постигло веру в Бога как фактор душевной стабильности, образовалась пустота. Пустоту удобно заливать дешевыми "чернилами". 

Этих людей уже не перевоспитаешь. Ну уйдут они, скажет кто-то, да и проблеме - конец. К сожалению, нет. Все в жизни взаимосвязано. У таких бабушек и дедушек подросли соответствующие внуки. Вот одна из самых последних криминальных новостей. В Пинске молодая мать посадила в ванночку 9-месячного ребенка, сама же поперлась на кухню, видимо, пить кофе. Нетрудно догадаться, что стало с младенцем в ванне. Мать при этом была пьяная.

Светлана Яскевич, 6 августа 2011 года.

Газета "Звязда", оригинал на белорусском языке: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=83924&idate=2011-08-06